×

Наше гражданское всё

Каждому адвокату-цивилисту есть смысл поработать над проектом концепции развития гражданского законодательства
Материал выпуска № 12 (53) 16-30 июня 2009 года.

НАШЕ ГРАЖДАНСКОЕ ВСЁ

Каждому адвокату-цивилисту есть смысл поработать над проектом концепции развития гражданского законодательства

Гражданский кодекс РФ – наша гражданская конституция. Его принятие около 15 лет назад было революцией в гражданском праве России. Однако современные реалии выдвигают новые требования к гражданскому законодательству Российской Федерации.

Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. «О совершенствовании Гражданского кодекса РФ» было предписано разработать концепцию развития гражданского законодательства и проектов федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс нашей страны (далее – Концепция).
Эти изменения необходимы для дальнейшего развития основных принципов гражданского законодательства, соответствующих новому уровню рыночных отношений, отражения в Гражданском кодексе РФ опыта его применения и толкования судом, сближения положений нашего кодекса с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза, поддержания единообразия регулирования гражданско-правовых отношений в государствах – участниках СНГ, обеспечения стабильности гражданского законодательства Российской Федерации.

В течение года ученые работали над Концепцией и теперь представили ее юридической публике в виде нескольких разделов: «Концепция совершенствования общих положения ГК РФ», «Концепция о вещном праве», «Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе», «Концепция совершенствования общих положений обязательственного права России», «Концепция развития законодательства о юридических лицах» и «Концепция развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках».

Разработчиками проведена огромная работа, их предложения, с одной стороны, носят концептуальный характер, а с другой – устраняют имеющиеся в законодательстве пробелы.

Сейчас каждому адвокату-цивилисту есть смысл поработать над этими документами и попробовать поучаствовать в законотворческой работе, благо законопроект будет широко обсуждаться, а дельные предложения, надеюсь, – учитываться.

Позволю себе высказать некоторые соображения по поводу Концепции.

Половинчатый подход

Первое наблюдение имеет общий характер: меня насторожил тот факт, что в Концепции имеются ссылки только на изученное разработчиками законодательство Германии, Нидерландов, Франции, Италии, т.е. стран романо-германской системы права. К этой системе права принадлежит и Россия.

Но хозяйственная жизнь показала, что англо-саксонская система общего права приспособлена не хуже, а в некоторых случаях и лучше к регулированию бизнес-деятельности. Когда мы только сочиняем или изменяем закон для регулирования тех или иных правоотношений, в системе общего права в хозяйственной жизни предприниматели уже воплощают свои идеи на практике, а судьи поправляют те или иные позиции.

Поэтому более чем странно выглядит отсутствие ссылок в Концепции на доктрины, подходы, судебные прецеденты стран англо-саксонской семьи: в настоящий момент в тексте Концепции содержится лишь одна ссылка на англо-саксонскую доктрину – упоминание об английском Законе о компаниях 2006 г., причем без всякого анализа имеющихся там идей и подходов.

Мне представляется, что необходим глубокий анализ практики регулирования соответствующих отношений в прецедентном праве и адаптация нашим законодательством лучших идей «права справедливости».

Адвокатура – общественная организация?

Адвокатуру как институт гражданского общества в Концепции затрагивают, на мой взгляд, два положения.

Авторы «Концепции развития законодательства о юридических лицах» исходят из того, что «неоправданно велико количество законов, регулирующих статус некоммерческих организаций. При этом они, с одной стороны, устанавливают множество организационно-правовых форм некоммерческих организаций, в действительности не обладающих принципиальными различиями гражданско-правового характера, а с другой – пытаются противоречивым образом урегулировать общие вопросы их правового статуса».

В связи с этим разработчики предлагают: «Общественная организация должна быть закреплена в ГК как общая организационно-правовая форма для общественных организаций (объединений) и религиозных организаций (объединений). Такие организации, как религиозные и благотворительные, спортивные федерации, общественные организации инвалидов, адвокатские образования (коллегии адвокатов, адвокатские бюро) и адвокатские палаты субъектов РФ, профессиональные союзы, казачьи общества, политические партии, следует рассматривать в качестве разновидностей общественной организации».

Для адвокатской корпорации такое предложение является курьезом. Дискуссия о том, может ли адвокатура быть приравнена к общественной организации, проходила очень давно и закончилась однозначным выводом, что правовая природа адвокатуры не подходит под определение общественной организации.

Для хозяйственного права, для адвокатуры и гражданского общества такое предложение губительно, оно противоречит роли адвокатуры как института публичного права (согласно позиции Конституционного Суда адвокатура – публично-правовая организация в силу закрепления в ст. 48 Конституции РФ права гражданина на оказание квалифицированной правовой помощи). Сформулированный в Концепции подход противоречит и потребностям рынка, где адвокатские образования, по сути, должны быть устроены как простые хозяйственные общества, с некоторыми особенностями в силу публичной профессии адвоката, но не как общественные организации по интересам. Такая конструкция адвокатуры, с привнесением в нее элементов предпринимательской деятельности сегодня одобряется многими адвокатами, обслуживающими бизнес.

Кроме того, в анализируемой норме объединены адвокатские образования (коллегии адвокатов, адвокатские бюро) и адвокатские палаты субъектов РФ, как будто они представляют собой однопорядковые явления. А это абсолютно неверно.

Кстати, нотариат как юридическое явление, регулируемое особым законом, разработчики в этой норме вообще не упомянули: нотариусы и нотариальные палаты не поименованы разработчиками в одном ряду с адвокатами как представители общественных организаций.

Авторы Концепции также предлагают, чтобы у всех юридических лиц был устав. У Адвокатской палаты г. Москвы устава нет, мы действуем на основании закона об адвокатуре, и никто не испытывает никаких неудобств.

Депозитный счет адвоката

В «Концепции развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках» содержится важный и очень нужный для адвокатуры тезис: «Следует урегулировать отношения по специальному целевому (номинальному) счету, денежные средства на котором не принадлежат его владельцу. Законодательство должно предусматривать развернутый правовой режим данного счета, в частности: указание цели, для достижения которой открывается счет, определять необходимость фиксации точной даты открытия счета, устанавливать диспозитивную модель пределов распоряжения счетом и ответственность номинального владельца счета перед бенефициаром и принципалом, исключать возможность обращения взыскания по долгам номинального владельца и устанавливать преимущество на получение средств со счета бенефициаром перед другими кредиторами принципала».

Адвокатам необходимо активно поддержать эту новеллу и добиться возможности введения особого вида банковских счетов адвокатских образований или адвокатов – так называемых депозитных или агентских счетов по учету клиентских средств, наличие которых нужно для проведения сложных сделок, когда передача денег и передача имущества, в том числе ценных бумаг, от контрагента к контрагенту разнесены во времени. Кроме того, многие клиенты, доверяя своему адвокату, хотели бы, чтобы он управлял их активами, в том числе денежными средствами, но сегодняшний закон, не отрицая такой принципиальной возможности, не предусмотрел механизмов для ее реализации.

Наличие таких счетов повысит доверие к адвокату в вопросах целевого хранения клиентских средств, в частности при их передаче по соглашению об урегулировании спора, упростит расчеты между адвокатом и его доверителями при авансировании, гарантирует имущественные интересы обеих сторон, а также создаст возможности контроля за расходованием средств клиента.

В действующем законодательстве клиентские депозитные счета могут открывать суды, нотариусы и профессиональные участники рынка ценных бумаг.

Такие счета могут открываться в банке на имя адвоката (адвокатского образования), но средства на них причитаются клиенту (авансы, имущество, полученное в ходе исполнения судебного акта или мирового соглашения). Адвокат может распоряжаться средствами на таком счете в случаях и способом, предусмотренных соглашением с клиентом.

Продолжая идеи расширения возможностей участия адвоката в обслуживании интересов бизнес-клиента, следует расширить предложение дополнением возможности открытия адвокатом счета номинального держателя для учета и управления ценными бумагами своего клиента.

Учитывая публичную функцию адвокатской деятельности, следует дополнить ст. 327 ГК РФ, предусматривающую исполнение обязательства внесением долга в депозит, нормой, в соответствии с которой должник вправе внести деньги или ценные бумаги не только в депозит нотариуса, но и в депозит адвоката.

Если эта норма будет внесена в новый кодекс, адвокату, как и нотариусу, по договору можно будет открыть публичный депозитный счет. По такому договору могут осуществляться только некоторые операции, оправданные целевым характером счета. На денежные средства, находящиеся на публичном депозитном счете, не может быть обращено взыскание по долгам владельца счета. Эти средства не должны затрагиваться банкротством банка.

Эти предложения по усовершенствованию гражданского законодательства очень важны для адвокатуры и адвокатов.

Нужно, чтобы они в какой-то форме были реализованы при совершенствовании действующего законодательства.

Виктор БУРОБИН,
президент адвокатской фирмы «Юстина»,
кандидат юридических наук

"АГ" № 12, 2009