×

Адвокатуре не место на площади

В развитие дискуссии редакция попросила высказаться по поводу проблем, поднятых в письме Владимира Геворкова, одного из самых взыскательных читателей «АГ».
Материал выпуска № 9 (50) 1-15 мая 2009 года.

АДВОКАТУРЕ НЕ МЕСТО НА ПЛОЩАДИ

В развитие дискуссии редакция попросила высказаться по поводу проблем, поднятых в письме Владимира Геворкова, одного из самых взыскательных читателей «АГ».

Отрадно, что уважаемый коллега Геворков обращается к вопросам престижа адвокатуры в государстве и обществе, поднимает животрепещущие проблемы внутрикорпоративной жизни адвокатского сообщества и предлагает собственные способы решения этих проблем. Со многими его суждениями можно согласиться, но некоторые из них вызывают определенные возражения.
Не претендуя на истину в последней инстанции, попробую в порядке полемики изложить свое видение ситуации.

Первое, на что сетует Владимир Георгиевич, это незавидная роль адвокатуры в обществе. Это правда – роль адвокатов не так велика, как хотелось бы. И не всегда власти предержащие к нам прислушиваются, а подчас действуют и вопреки адвокатским интересам, как, например, в случае установления мизерной оплаты за участие адвокатов в уголовном процессе по назначению. Спорить здесь не о чем.

Вот только стоит учитывать нынешнее состояние нашего общества: очевидно, что такие понятия, как авторитет, влияние и возможности, в последние годы все больше сопряжены с так называемым силовым компонентом. Не вдаваясь в рассуждения о том, хорошо это или плохо, можно констатировать, что «человек с ружьем» в России всегда был в более завидном положении. Поэтому рассчитывать на то, что роль адвокатуры станет более заметной, вряд ли стоит. Мы же люди сугубо партикулярные. Остается только ждать «исторического часа». И при этом наблюдать, что будто бы и роль прокуратуры вдруг как-то побледнела в сравнении с тем же Следственным комитетом и его структурами. Хочется верить, что не навсегда.

Но с другой стороны, не могу не задать провокационный вопрос: а что адвокату важнее – служение Отчизне или клиенту? Уверен, что у любого из ответов будет достаточно сторонников. Но найдутся коллеги, которые смогут прекрасно совместить оба начала, безо всякого внутреннего конфликта. Лично я придерживаюсь того берега, на котором предпочитают прежде себя изменить, а уж потом браться за переустройство Мира. Но это, конечно, зависит прежде всего от внутреннего настроя.

О профессиональной взаимосвязи в нашей профессии. Да, не хватает в адвокатских рядах судей. Как и адвокатов в составе судов. Но заметьте: оказавшись перед выбором, судьи не стали отстаивать своего права состоять в адвокатуре, находясь в отставке. Легко сдались. А их действующие коллеги предпочитают иметь в своих рядах не бывших адвокатов, знающих суть процесса, а вчерашних судебных секретарей, знакомых только с формальной стороной судопроизводства, и то вприглядку и понаслышке. Какие соображения судьями при этом движут, разумом не постичь. Не может же удобство управления такими кадрами превалировать над здравым смыслом?

Не уверен, что корпоративная изолированность сослужит добрую службу судьям. И в этом не вина адвокатов, а беда всей судебной системы, легко поддавшейся влиянию «человека с ружьем».

Что касается порядка избрания советов палат, делегатов на съезды, могу высказаться в том смысле, что нынешний порядок, возможно, и не безупречен, а может, даже и ущербен в чем-то, но все другие, уже нами употребленные порядки, пожалуй, хуже. Ведь адвокатура существует, по большому счету, как необходимый элемент цивилизованного правосудия, для которого достойное отправление своих обязанностей важней, нежели перманентное «горение» на съездах и конференциях. Наивно полагать, что избранный на площади (в переносном смысле слова) совет палаты или президент сослужит большую службу адвокатскому сообществу, станет более влиятельным выразителем интересов адвокатуры. Авторитет в конечном итоге определяется не способом избрания, а конкретными делами руководителя. В современной адвокатской истории уже были примеры, когда нынешний порядок формирования адвокатских органов самоуправления не помешал адвокатам сменить руководителей, утративших их доверие. Хотя такие решения и не бесспорны.

Коллеге Геворкову должно быть известно, что согласно Закону об адвокатской деятельности количество делегатов с правом голоса не может быть больше числа палат субъектов РФ, ибо они и только они являются членами – учредителями Федеральной палаты. А вот количество участников съезда определяется Советом ФПА, и в этот раз палата могла направить на всероссийский форум трех представителей.

Со времен присяжной адвокатуры вопрос об ограничении сроков полномочий руководителей адвокатского сообщества оставался в числе важнейших.

Что здесь сказать? Действительно проблематично, а для кого-то, может, и больно осознавать неизбежность переизбрания в достаточно молодые годы. Я, по правде говоря, свою личную позицию на этот счет еще не сформировал. Но доводы как в ту, так и в иную стороны имею.

Например, как добиться безболезненной ротации кадров, не дать застояться в руководстве на долгие десятилетия одним и тем же персонам (что, кстати, имело место не так давно и никак не зависело от способа избрания членов президиума коллегий)? Ответ один – только ограничением сроков.

С другой стороны, представьте, как сложно будет вновь входить в профессию бывшему руководителю палаты, на протяжении многих лет всецело посвятившему себя корпоративным делам. Очевидно, что в ряде случаев такого рода механическая замена может нанести существенный урон не только конкретному человеку, но и целому сообществу. И над этим вопросом еще придется думать.

Что касается квалификационных комиссий, то не стоит забывать о том, что они выполняют значительный объем работы по приему в адвокатуру новых членов и дисциплинарной практике. Особенно интенсивно эта работа проводится в крупных по численности палатах. Рассчитывать на то, что Советы смогут справиться с таким объемом работы не приходится. Кроме того предназначение квалификационных комиссий не исчерпывается исключительно вопросами приема и дисциплинарной ответственности. Эти комиссии наполовину состоят из представителей власти, служат площадкой для реального каждодневного взаимодействия с властью, позволяют разделить ответственность или гордость за состояние дел в современной российской адвокатуре. Не станет их, и что? Включим куратора из управления юстиции в состав советов? Так сказать, по должности?

Хочу поблагодарить коллегу Владимира Георгиевича за то, что он своим выступлением в газете подтвердил, что для нашего сообщества нет закрытых тем для обсуждения. Надеюсь, коллеги также выскажут свои суждения по затронутым проблемам, и нам вместе удастся стать чуть ближе к истине и друг к другу.

Юрий ПИЛИПЕНКО,
вице-президент ФПА

"АГ" № 9, 2009