×

Единство правил и стандартов

Особенности законодательного регулирования осуществления консалтинговой и аудиторской деятельности иностранных компаний: российский и зарубежный опыт
Материал выпуска № 9 (194) 1-15 мая 2015 года.

ЕДИНСТВО ПРАВИЛ И СТАНДАРТОВ

Особенности законодательного регулирования осуществления консалтинговой и аудиторской деятельности иностранных компаний: российский и зарубежный опыт

Круглый стол на эту тему провел 24 апреля Комитет Совета Федерации ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству. Как сообщил заместитель председателя Совета Федерации Евгений Бушмин, по итогам дискуссии будут приняты рекомендации. В качестве модератора круглого стола выступил заместитель председателя Комитета СФ ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству Константин Добрынин.

В работе круглого стола участвовали представители Совета Федерации, Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокатских палат субъектов РФ, Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты, Счетной палаты, адвокатских образований, российских и иностранных консалтинговых и аудиторских компаний.

Общий смысл высказанных в ходе дискуссии мнений состоит в том, что запретительные меры по отношению к иностранным консалтинговым и аудиторским компаниям в России отрицательно сказались бы на развитии национального бизнеса, отечественных консалтинговых и аудиторских фирм. Законодательное регулирование деятельности иностранных компаний может быть эффективным только при установлении в нашей стране единых четких и прозрачных правил в сфере квалифицированной юридической помощи в целом, предусматривающих допуск к практике и контроль со стороны профессиональной корпорации, а также обеспечивающих равные конкурентные условия.

Открывая мероприятие, Константин Добрынин пояснил, что дискуссия о регулировании деятельности иностранных консалтинговых и аудиторских компаний возобновилась летом прошлого года после проигрыша России по делу ЮКОСа. Выделяются три основных аспекта: принципы отбора и найма консультантов государством, качество работы иностранных консультантов, принятие решения о выборе той или иной стратегии консультантов. После того как член Совета Федерации Евгений Тарло привлек внимание к проблеме, на пленарном заседании Совета Федерации был затронут вопрос о том, что крупнейшие государственные корпорации и даже некоторые органы государственной власти пользуются услугами иностранных консалтинговых и аудиторских фирм, которые в результате получают доступ к информации о деятельности российских системообразующих государственных компаний и оборонных предприятий.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко дала поручение Комитету по конституционному законодательству и государственному строительству, а также Комитету по обороне и безопасности провести мониторинг законодательного обеспечения этой сферы и предложить свои идеи и решения. Ряд депутатов обеспокоены вопросами сохранности государственной тайны, сведений о бюджете, а также информации, имеющей значение для безопасности государства, при привлечении иностранных юридических и аудиторских компаний государственными органами и корпорациями.

Публичные интересы нуждаются в защите, сказал Константин Добрынин, подчеркнув, что нельзя не доверять всем иностранным консультантам и аудиторам, так как их служение праву должно превалировать над другими интересами, а кроме того, эти вопросы очень строго регламентируются законодательством РФ и контролируются саморегулируемыми организациями.

Сохранить государственную тайну
Алексей Иванов, партнер «Ernst & Young», на примере своей фирмы показал, что иностранные компании соблюдают требования законодательства в отношении хранения конфиденциальной информации, а также сведений, составляющих государственную тайну. Все хранилища информации, все серверы российских офисов «Ernst & Young» находятся на территории РФ, применяются специальные методики, которые в ходе работы позволяют не соприкасаться с государственной тайной, установлен запрет на доступ к ней иностранных граждан. Аудиторская деятельность, в частности, регулируется специальными правилами саморегулируемой организации и различных государственных органов, в том числе Росфиннадзора, который регулярно проверяет выполнение требований о сохранности конфиденциальной клиентской информации и сведений, составляющих государственную тайну.

Требования национального законодательства должны выполняться и в случае конфликта юрисдикций, то есть если к этой информации проявляют интерес органы другого государства. Такая ситуация возникла в Китае, когда комиссия по ценным бумагам ввела процедуры контроля качества с участием представителей других юрисдикций: все компании из международных сетей, включая большую четверку и компании второго эшелона, не могли идти наперекор местному законодательству. При проведении проверок все сведения, относящиеся к деятельности государственных компаний или составляющие государственную тайну, очень строго лимитируются и предоставляются без указания имен клиентов, номеров договоров, сумм.

Все генеральные директора находящихся в России офисов компании «Ernst & Young» – российские граждане, и если международные сети будут вынуждать ее к нарушению законодательства РФ о государственной тайне, то у этих должностных лиц возникнут проблемы с российским законодательством. (В международные сети входят и четыре крупнейшие аудиторско-консалтинговые фирмы «Ernst & Young», «KPMG», «PricewaterhouseCoopers», «Deloitte & Touche» (большая четверка), и более мелкие. Принадлежность к сети обязывает поддерживать на высоком уровне стандарты обучения, квалификации и качества услуг, применять там, где это требуется, единообразные подходы.)
К тому же, считает Алексей Иванов, говорить об «Ernst & Young» как об иностранной компании и противопоставлять ее российским фирмам некорректно: компания уже более 20 лет работает на российском рынке, в России ее деятельность ведется через российские юридические лица, более 90% ее партнеров и 96% сотрудников являются российскими гражданами.

Сходная ситуация и в других иностранных компаниях: например, 7 из 9 партнеров «Freshfields Bruckhaus Deringer» в Москве и Московской области – граждане России, такое же соотношение в «Clifford Chance».

По словам Александра Аничкина, партнера московского офиса «Clifford Chance», за рубежом есть устоявшиеся правовые институты, которые защищают клиентскую тайну очень надежно. Например, нормы английского и американского права, обеспечивающие сохранность информации клиентов, зачастую жестче российских.

В то же время, по мнению управляющего партнера «Legal Stratagency» Александра Хвощинского, при найме иностранных консультантов и аудиторов для оказания услуг государственным органам и компаниям необходимо по примеру некоторых стран Латинской Америки применять определенные формы парламентского контроля. Есть опасения, что даже добросовестный член профессиональной корпорации может раскрыть информацию, если этого требуют интересы его государства.

Исключить предвзятость
Как известно, иностранные консалтинговые и аудиторские компании начали свою деятельность в нашей стране на рубеже 1980-х–1990-х гг., когда на российский рынок пришли их клиенты – иностранные инвесторы, и во многом способствовали становлению национальной юридической профессии, так как российские консультанты и аудиторы учились на их традициях, знаниях, опыте. Если в начале своей деятельности иностранные фирмы имели неоспоримое конкурентное преимущество, то к настоящему времени многие российские компании не уступают им по квалификации кадров и качеству услуг, но по-прежнему нередко проигрывают в конкурентной борьбе – теперь уже по не зависящим от них причинам, например потому, что некоторые государственные органы и системообразующие компании отдают явное предпочтение иностранцам.

«Кто проводит аудит наших системообразующих компаний? Знаменитая четверка аудиторов. У нас только “Газпром” в последнее время сменил аудитора, – говорит Евгений Тарло. – Разве в России нет аудиторов, способных грамотно провести аудит наших системообразующих нефтяных, газовых компаний? Я не знаю ни одной российской адвокатской фирмы, которая получила бы контракт, сравнимый с теми, что получают у Министерства финансов, Министерства экономического развития, Министерства энергетики крупнейшие западные фирмы. Крупнейшие наши системообразующие компании, а также некоторые государственные органы, заключая контракты с мировыми фирмами, не обеспечивают российским равные возможности для конкуренции».

«Законодательства, регулирующего тендерные процедуры закупки юридических услуг государственными корпорациями, категорически недостаточно. Современное государство должно выработать совершенно понятные и прозрачные механизмы, каким образом, кто выбирает юридического консультанта, который представляет интересы Российской Федерации или любого публичного субъекта, кто принимает соответствующие решения, инструктирует консультанта», – считает Александр Хвощинский.

«Есть такой инструмент конкурентной борьбы, как рейтинги компаний, – отмечает президент ФПА РФ Юрий Пилипенко. – В одной из крупнейших российских госкорпораций требованием участия в конкурсе на оказание юридических услуг является позиционирование в «Chambers Global» и «Legal 500». Это иностранные инструменты. Настало время подумать над тем, чтобы, может быть, на платформе ФПА РФ и, возможно, АЮР были созданы национальные рейтинги, которые могли бы в ближайшем будущем послужить точкой отсчета».

Его предложение поддержали многие участники дискуссии, в том числе Константин Добрынин и советник президента ФПА РФ, управляющий партнер Юридической фирмы «ЮСТ» Евгений Жилин, добавив, что рейтинг должен быть не самоцелью, а инструментом, объективно выявляющим качество услуг.

Помимо необходимости позиционирования в определенных рейтингах к заградительным условиям участия в тендерах относятся также специальные требования о наличии ряда офисов в зарубежных странах и другие правила, не имеющие прямого отношения к качеству услуг.

Но как добиться того, чтобы именно качество услуг было единственным конкурентным преимуществом? Достаточно ли для этого создания национальных рейтингов и равных условий участия в конкурсах? Или необходимы протекционистские меры по отношению к отечественным консультантам и аудиторам, ограничение доступа иностранцев на российский рынок?

Не устанавливать запрет

Аргумент о том, что ограничение деятельности иностранных консультантов и аудиторов может быть оправдано сокращением деятельности зарубежных компаний после введения санкций против России, не был поддержан. Потребность в услугах по праву других государств по-прежнему высока, а обеспечить должное качество могут только юристы, специализирующиеся по этому праву. Кроме того, ограничение доступа иностранных фирм на российский рынок вызвало бы массовый отток работающих в них отечественных юристов в зарубежные офисы, а также ответные ограничительные меры в отношении национальных фирм. Необходимо учитывать и потребности российского бизнеса за рубежом: иностранная консалтинговая или аудиторская компания может привлечь к проекту специалистов из своих офисов в других государствах, сэкономив для клиента значительное время, которое он потратил бы на проверку работы консультантов из национальных фирм, и гарантировав его от утечки конфиденциальной информации при их взаимодействии. И наконец, отсутствие на рынке сильных иностранных конкурентов неизбежно ведет к стагнации национальной юридической профессии и снижению качества услуг.

Позицию Федеральной палаты адвокатов РФ сформулировал Юрий Пилипенко. «Мы против любых непродуманных запретов, – сказал он. – Мы очень сдержанно относимся к присутствию иностранных коллег на российском юридическом рынке, но мы точно так же очень сдержанно относимся к какому-либо прямому запрету на работу иностранных консультантов – налоговых, финансовых, экономических, юридических – на нашем рынке. Это не представляется возможным юридически сделать с учетом тех обязательств, которые существуют у нашей страны, в том числе в рамках ВТО, и с учетом очень многих других прагматических вещей. Почему российские компании и государственные учреждения приглашают иностранных консультантов, неужели они так хороши, что коллеги из отечественной юрисдикции не справляются с такими же задачами? Наверное, в области применения иностранного законодательства это действительно так, здесь даже конкурировать не имеет большого смысла, хотя уже выросла плеяда отечественных юристов, которые и с иностранным законодательством на ты, и не стыдно приглашать их для консультаций по этой проблематике. В прошлом году на международном форуме в Санкт-Петербурге Антон Александрович Иванов предлагал ряд мер, чтобы приостановить экспорт английской юрисдикции. Если мы хотим цивилизованным способом решить эту проблему, нам нужно подходить к ней не с точки зрения запрета участия иностранных компаний на нашем рынке, есть другие средства для разрешения этой ситуации. Государству надо определиться с установлением более понятных, четких и транспарентных правил игры. Единство подходов и стандартов – вот к чему мы должны стремиться». Цивилизованный путь решения проблемы – выработка единых правил и стандартов, благодаря которым все участники рынка юридических услуг будут находиться в равных правовых условиях.

Ввести транспарентные правила
Тему создания цивилизованного рынка, где все участники должны быть поставлены в одинаковые правовые условия, продолжил член Совета ФПА РФ Сергей Пепеляев. Для этого есть апробированный во всем мире инструмент – единая адвокатура. «На пути в этом направлении необходима реформа российской адвокатуры, требуется выполнить ряд условий, например установить принцип взаимности при приеме в адвокатуру иностранных граждан, ограничения для работы иностранных юристов, не квалифицированных по российскому праву, ограничения в отношении оказания правовых услуг в порядке, отличном от предусмотренного Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре. Надо признать, что российский консалтинговый бизнес изначально развивался в неравной конкурентной среде, это привело к перекосу на рынке. Ему нужны меры поддержки, но необходимо, чтобы они не нарушали и принципов ВТО, и конституционных принципов, и международных принципов права. Принципы ВТО не нарушаются, если мы говорим о поддержке отечественного консультационного рынка через систему госзакупок, потому что Россия не взяла на себя обязательств в этой сфере».

Другой представитель адвокатского сообщества – член Совета АП Санкт-Петербурга Валерий Зинченко – обратил внимание участников дискуссии на то, что создание единой адвокатуры необходимо для установления правил в отношении не только иностранных консультантов и аудиторов, но прежде всего отечественных участников рынка юридических услуг. «До тех пор, пока мы сами себя не отрегулируем, как мы можем регулировать наших иностранных коллег? У нас до сих пор люди могут представлять по доверенности интересы в суде, не имея образования, у нас судимые люди могут представлять интересы в суде, в некоторых случаях это такой своеобразный юридический ”черкизон”. Как можно на этом “черкизоне” пытаться отрегулировать наших уважаемых иностранных коллег? Я лично наших уважаемых коллег из иностранных юридических компаний не воспринимаю в качестве гостей, это наши соседи, и если наводить порядок в доме, давайте наводить его все вместе».

Поддержал идею о том, что все практикующие юристы должны входить в профессиональную адвокатскую корпорацию, и партнер «Baker & McKenzie» Владимир Хвалей, отметив, что принадлежность к адвокатуре означает единые профессиональные стандарты, стандарты профессиональной этики, надзор со стороны корпорации за их выполнением, обязанность по постоянному обучению. Но объединение на основе адвокатского статуса станет возможным только после совершенствования положений Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, регулирующих организационно-правовые формы осуществления адвокатской деятельности, – они должны быть приближены к западной модели, отвечающей потребностям практики юридического консалтинга.

Задачи совершенствования российского консультационного рынка, национальных юридических и аудиторских компаний Сергей Пепеляев рассмотрел также в связи с ролью российского права в процессе изменения миропорядка. «Россия должна пониматься как лидер построения нового миропорядка, обеспечить это можно приоритетом идей, брендов, и роль российского права в продвижении своих ценностей весьма важна. Три года назад в послании Президента РФ Федеральному Собранию был обозначен такой важный приоритет, как конкурентоспособность российского права. От импорта зарубежного права мы должны перейти к экспорту российского права. У нас уже есть такие институты, которые превосходят зарубежные по качеству, но, говоря об экспорте российского права, мы должны понимать, кто это будет делать. Нужны проводники идей». С этой точки зрения отечественные фирмы должны служить проводниками идей за рубеж и способствовать реализации внешней политики государства.

Урегулировать рынок юридических услуг
Итоги обсуждения подвел Константин Добрынин, выделив четыре главных идеи:
1) профессионализм как основная категория, которая должна соблюдаться;
2) конкурентоспособность и добросовестная конкуренция;
3) интересы клиента во главе угла;
4) экспорт права – источника ценностей – в качестве основной задачи.

«Ответ на вопрос, который мы ставим в нашей дискуссии, лежит, может быть, в регулировании юридического рынка, – сказал он, – то есть в том, чем мы сейчас занимаемся с коллегами из Минюста и Федеральной палаты адвокатов в нашей совместной рабочей группе. Раньше эту проблему называли адвокатской монополией. Мы сознательно от этого уходим, потому что не должно быть монополии – должна быть квалифицированная юридическая помощь в соответствии с нашей Конституцией». 

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»