×

Кабы знали мы, кабы ведали…

8 июля в пресс-центре «МК» представители трех конфессий прокомментировали закон о защите чувств верующих
Материал выпуска № 15 (152) 1-15 августа 2013 года.

КАБЫ ЗНАЛИ МЫ, КАБЫ ВЕДАЛИ…

8 июля в пресс-центре «МК» представители трех конфессий прокомментировали закон о защите чувств верующих

Защита религиозных чувств_МК

1 июля вступил в силу Федеральный закон от 29 июня 2013 г. № 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан», согласно которому понятие «оскорбление религиозных чувств» из состава административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП) переведено в состав преступления (ст. 148 УК РФ).

Проект этого закона был подготовлен после скандала, развернувшегося вокруг дела «Pussy Riot», где применена ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное по мотивам религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), а не ст. 5.26 КоАП, которая, по мнению многих экспертов, больше подходила для квалификации действий участниц «панк-молебна» в храме Христа Спасителя.

Напомним, что п. 2 действовавшей до 1 июля редакции ст. 5.26 КоАП устанавливал за «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики» наказание в виде административного штрафа от 500 до 1000 рублей. Санкция нормы п. 2 ст. 213 УК РФ, по которому были осуждены участницы группы «Pussy Riot», предусматривает наказание до семи лет лишения свободы.

Независимые эксперты, проанализировавшие обвинительное заключение по их делу, аргументировали позицию, согласно которой действия обвиняемых не подпадают под состав хулиганства, так как в них отсутствуют указанные выше мотивы. Аналогичные выводы содержались и в двух заключениях экспертов, привлеченных следствием. Только в результате третьей из назначенных по делу экспертиз были получено заключение, подтверждающее позицию обвинения, с которой впоследствии согласился суд.

Новый повод для размышлений
Норма п. 2 ст. 5.26 КоАП теперь устанавливает ответственность за «умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчу или уничтожение». Эти действия влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей, а на должностных лиц – от ста тысяч до двухсот тысяч рублей; гражданам могут также грозить обязательные работы на срок до ста двадцати часов. Есть о чем поразмыслить, прежде чем решаться на публичное осквернение, порчу или уничтожение предметов религиозного культа.

Статья 148 УК РФ в новой редакции предусматривает такой состав преступления, как «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Нельзя не заметить, что это положение – и наличием оценочных признаков, и текстуально – очень напоминает диспозицию нормы ст. 213 «Хулиганство» УК РФ («грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды…»). Весьма сходны и санкции этих норм, предусматривающие наказания в виде высоких (в несколько сотен тысяч рублей) штрафов, либо обязательных работ, либо принудительных работ, либо лишения свободы.

Дамоклов меч
Участвовавшие в пресс-конференции религиозные деятели отметили позитивное значение нового закона с той точки зрения, что он принят с целью защитить права верующих, призван обеспечить мир и взаимопонимание между представителями разных конфессий, способствовать созданию единой гражданской общности в стране.

Тем не менее включение в уголовно-правовую норму такого понятия, «как оскорбление религиозных чувств верующих», по их мнению, вызовет серьезные проблемы в применении закона, поскольку это понятие носит субъективно-оценочный характер и допускает самые разные толкования.
«Дамокловым мечом» назвал новый закон епископ Сергей Ряховский (член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, член экспертного совета Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников)). Опустится ли меч на чью-то голову, зависит от того, как правоприменители истолкуют норму об оскорблении религиозных чувств, каких привлекут экспертов, в интересах каких политических сил будут действовать, и т.д.

В связи с этим профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев отметил необходимость официальных разъяснений о пределах действия этой нормы. Можно ли, например, вести полемику на религиозные темы, критиковать священнослужителей, рассказывать про них анекдоты? По словам Сергея Ряховского, достаточно «двух-трех казусов» из правоприменительной практики, чтобы появились основания пересмотреть новый закон. А пока он представляет собой акт, имеющий, скорее, превентивное значение.

Однако это, по-видимому, в большей степени относится к попыткам оскорбить религиозные чувства христиан, поскольку, по словам председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, в исламе достаточно четко определено, какие действия следует относить к «юридическим казусам».

Сакральность вне закона
Но могут ли в светском государстве быть более конкретными положения закона, предусматривающие ответственность за действия, которые нарушают права на свободу совести и вероисповеданий? Более определенным, чем «оскорбление религиозных чувств», является понятие «кощунство», означающее причинение ущерба сакральности как совокупности аффективных проявлений, которые лежат в основе общности людей, цивилизации и могут быть определены объективно, фактически. Однако в светском государстве сакральность не признается как совокупность объективных фактов, поэтому понятие «кощунство» не может быть использовано в законодательном акте.

Таким образом, «оскорбление религиозных чувств» в Уголовном кодексе вряд ли уступит место более объективной категории. Остается уповать на объективность правоприменителей и компетентность экспертов. И те и другие сейчас в непростой ситуации. Ведь, согласно религиозным канонам, чувства верующего христианина оскорбить нельзя.

И как же, спрашивается, относиться к представителям христианских конфессий, которые будут заявлять в суд иски о том, что их религиозные чувства оскорблены? Доказывать, что верующими христианами они в таком случае считаться не могут, а значит, и оскорблять было нечего? Или пойти последовать совету, который дал Сергей Ряховский, и подумать: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят»?

Наталия АРМАНД