×

Милость к падшим не призывали

Репутационные потери не волнуют ни суд, ни государство, ни Церковь
Материал выпуска № 15 (128) 1-15 августа 2012 года.

МИЛОСТЬ К ПАДШИМ НЕ ПРИЗЫВАЛИ

Репутационные потери не волнуют ни суд, ни государство, ни Церковь

Вопрос подсудимых к алтарнику:
– Как мы сопротивлялись?
Ответ алтарника в зале суда:
– Увиливали и падали на колени.

http://echo.msk.ru/blog/aav/914503-echo/

Юрий ПилипенкоДело Pussy Riot – зеркало, в котором отражаются основные проблемы современного российского общества. Это относится к правосудию, политике, православной Церкви, православной вере, морали, нравственности. И поэтому оно выходит далеко за рамки юрисдикционного процесса. Причем важнейший этический вопрос, который в цивилизованном обществе должен находиться в центре внимания, у нас, похоже, мало кого беспокоит.

Именно этот вопрос – о репутации тех, кто так или иначе причастен к делу Pussy Riot, – а не судьба Надежды Толоконниковой, Марии Алёхиной и Екатерины Самуцевич (хотя живой человек вовсе безразличным быть не может), выходит на первый план.

В процессе Pussy Riot задействованы трое «музыкальных хулиганок» и достаточно большая группа общества, которая их поддерживает, а также судебная система, то есть элемент государства, и Церковь с ее, так сказать, консервативными сторонниками. В этом противостоянии победителей не будет – проиграют все (о чем я уже писал в статье «Казнить нельзя помиловать» в № 6 (119) за текущий год).

Барышни пострадали – в течение семи месяцев они находятся в СИЗО – и, по всей вероятности, пострадают и в дальнейшем, потому что санкция статьи о хулиганстве предусматривает лишение свободы на срок до семи лет, а в вынесении обвинительного приговора сомневаться практически не приходится. Сырова – не Кони.

Но что касается репутации, то, кажется, вынужденная и позерская жертвенность подсудимых сыграла им на руку.

Их визави – суд, государство, Церковь – пострадают тоже. Хотя, в отличие от подсудимых, они очевидно понесут ущерб не физический, а репутационный. Хотя, возможно, и не отдают себе в этом отчета. А скорее всего, просто не придают этому значения, считая, что можно спокойно жить и с любой репутацией. Или без нее вовсе.

О российском правосудии очень много сказано и написано, репутация его хорошо известна. Возбуждение уголовного дела в отношении участниц панк-молебна, попытки искусственно создать мотив религиозной ненависти путем назначения психолого-лингвистических экспертиз, результаты которых отвергаются, если не устраивают следствие, неоднократное продление сроков содержания девушек под стражей (в то время как людей, обвиняемых в более тяжких преступлениях, отпускают под залог), отклонение всех ходатайств защиты в судебном заседании – все это в комментариях не нуждается. И тот ущерб, который наносит репутации отечественного правосудия дело Pussy Riot, существенно повлиять на нее не может.

А вот репутация государства, то есть тех облеченных властью наших сограждан, которые так или иначе причастны к этому процессу, заслуживает того, чтобы на ней остановиться. Вероятно, они исходят из того, что развитие процесса в направлении, которое мы наблюдаем, целесообразно с точки зрения государственных интересов. «Артисток» необходимо наказать, считают они, для того, чтобы это послужило очевидным предостережением для всех потенциальных «нарушителей общественного порядка». По их мнению, прибавление к общему грузу поводов для раздражения и разочарования соломинки в виде такой «показательной порки» не сможет перевесить ту чашу весов, на которой лежат терпение и молчание. Хотя представляется, что непрерывные усилия по складыванию соломинок в другую чашу могут в конце концов привести и к незапрограммированному результату. Знакомо ли им чувство меры?

Проведение «показательной порки» для этих людей сейчас важнее всех других обстоятельств, в том числе репутационных рисков. Тем более, что признавать репутацию существенным элементом государственности могут только «караси-идеалисты».

Что касается репутации Церкви, то это для меня, как человека, крещенного в православии, пожалуй, более важный вопрос. Стержень христианства – милосердие и прощение, с какой стороны Новый Завет ни перечитывай. Но церковные иерархи не проявили (не успели, не смогли понять) милосердного отношения к барышням, не заявили о снисхождении к ним. Некоторые публично настаивают на необходимости каждую наказать, многие отмалчиваются. А возможность прощения от деятелей Церкви была обусловлена раскаянием со стороны «кощунниц».

Ни от кого из руководства РПЦ мы не услышали того, что так естественно было ожидать: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Возможно, такое было по силам только Иисусу из Назарета.

Мы часто слышим рассуждения о том, что если бы панк-молебен проводился  не в православном храме, а, например, в мечети, то для его участниц все закончилось бы намного хуже, чем может закончиться сейчас. Но христианам нужно «нести свои кресты», а не примеряться к чужим. Тем более, что преувеличение жестокости ислама является результатом неглубокого знания его сути. Ислам не может быть «страшилкой». Он не заслуживает такой репутации.

Понимают ли церковные иерархи, что из глобального субъекта исторического процесса РПЦ превратила себя в объект нападок для Pussy Riot, Церковь стала фактически врагом Pussy Riot, чем неосознанно сравняла себя с Pussy Riot?

И выход из этой «ловушки», в которой РПЦ оказалась не своей воле, только один – прощение. Прощение безусловное и безоговорочное. Публичное. Хотя уже, кажется, поздно.
Но есть и хорошая новость: пока продолжается битва Света и Тьмы, мы живы.

Юрий ПИЛИПЕНКО,
первый вице-президент ФПА РФ, д.ю.н.