×

Нам нужен «российский европейский суд»

Главной проблемой российского конституционного правоприменения является отсутствие органа, реально рассматривающего конституционность конкретных судебных решений
Материал выпуска № 5 (214) 1-15 марта 2016 года.

НАМ НУЖЕН «РОССИЙСКИЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД»

Главной проблемой российского конституционного правоприменения является отсутствие органа, реально рассматривающего конституционность конкретных судебных решений

В связи с Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П об адвокатской тайне, вызвавшем в сообществе противоположные реакции, которое некоторые коллеги-юристы, в том числе в весьма уважаемых изданиях, называют политизированным, несправедливым и пр., хотя сами заявители вроде бы удовлетворены решением, автор делится своими раздумьями о практике современного судопроизводства.

Не буду сильно углубляться в существо вопроса, но в целом конституционное право на адвокатскую тайну, как и многие другие права, является неотъемлемым, но не абсолютным. И может быть ограничено в той степени, в какой это допускается Конституцией РФ. В этом смысле Конституционный Суд прав.

Да и законодателю Суд намекнул, что неплохо бы установить дополнительные гарантии обеспечения адвокатской тайны в таких случаях. И, уверен, законодатель их установит.

Что же не устраивает недовольную часть практиков? Вроде бы все гарантируется, защищается, обеспечивается…

Главная проблема здесь в коварной фразе: «Проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из части четвертой статьи 7 УПК РФ, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, – в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу…»

Сколько раз уже высказывал КС РФ подобные формулировки! Сколько раз говорил о том, что решения судов должны быть мотивированными, обоснованными и реагировать на все существенные доводы сторон! Что суды при рассмотрении дел по ст. 125 УПК РФ должны анализировать не только формальные полномочия следователя, но и конкретные обстоятельства, являющиеся основанием для действий и решений! Что мера пресечения не может продлеваться судами автоматически, без детального исследования всех обстоятельств! И т.д., и т.д., и т.д. Правоприменительный воз, к сожалению, остается практически все там же.

Периодически, по всей видимости, намекая на то, что неплохо бы решения КС РФ исполнять, Суд принимает разом несколько одинаковых определений по какой-то набившей оскомину уголовно-процессуальной теме. Но все эти определения, оставшись незамеченными, тихо погружаются в пучину рутинной практики судов общей юрисдикции.

Именно здесь и кроется проблема. Этим и недовольны практики. Все осознают правоприменительные перспективы, рисуемые адвокатским опытом. Всем понятно, как сложные и грамотные аргументы Конституционного Суда будут трансформироваться в постановлениях районного суда.

Дмитрий КРАВЧЕНКО,
адвокат Адвокатской конторы № 31 «Аснис и партнеры» МГКА,
председатель Совета молодых адвокатов АП г. Москвы

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 5 за 2016 г.