×

Возмещение издержек

Первый опыт процессуального единообразия
Материал выпуска № 5 (214) 1-15 марта 2016 года.

ВОЗМЕЩЕНИЕ ИЗДЕРЖЕК

Первый опыт процессуального единообразия

Опубликовано Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», где рассматриваются вопросы возмещения судебных расходов по гражданским и административным делам и по экономическим спорам. Этого первого со времен объединения высших судов Постановления юридическое сообщество ждало с нетерпением. В целом качество проработки вопроса и юридической техники Постановления можно оценить высоко, хотя его и нельзя назвать революционным или прорывным.

Отдельно стоит отметить актуальность его появления. Даже неожиданно, что такой узкий процессуальный вопрос удостоился чести быть рассмотренным Пленумом столь обстоятельно. Обнадеживает также преемственность правовых позиций ВАС РФ, который в своей практике – как обобщающей, так и по конкретным делам, дал аргументированные, исчерпывающие и убеждающие ответы на многие вопросы правоприменения в данной области. Ведь все они появились в результате серьезных публичных обсуждений с участием ученых и представителей профессионального сообщества, апробированы на практике, которая, как известно, является самым надежным критерием истины.

Единый подход к возмещению издержек
Необходимо обратить внимание на то, что вопросы возмещения издержек, связанных с рассмотрением дел, впервые рассматриваются с позиции всех трех процессуальных кодексов (ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ), что с технической точки зрения удобно. Вместе с тем единый подход к применению и толкованию норм данных кодексов не во всех случаях обоснован. Все же принцип дифференцированного подхода как по субъектному составу (физлица или предприниматели), так и по виду спора (из гражданско-правовых или публично-правовых отношений) должен приводить к различным выводам. Полное единообразие необоснованно и вредно.

Наиболее полезными и приятно неожиданными являются следующие правовые позиции: п. 6 − про возможность взыскания издержек третьими лицами и с третьих лиц; п. 11 − про допустимость правопреемства на возмещение издержек; п. 26 − про последствия добровольного удовлетворения ответчиком требований истца; п. 28 − о возможности взыскания издержек, понесенных в споре о взыскании издержек (так называемые издержки за издержки); п. 31 − о возможности распространения данного института на стадию исполнительного производства.

Судебные расходы третьих лиц
Отдельно стоит остановиться на п. 6, который, с одной стороны, был подвергнут критике представителем Генеральной прокуратуры, а с другой − был ранее определен в правовых позициях как Президиума, так и Пленума ВАС РФ. Необходимо отметить, что Экономическая коллегия (далее – ЭК) ВС РФ данный вопрос уже рассматривала применительно к конкретным делам. Так, в тексте Определения ЭК ВС РФ от 17 декабря 2015 г. по делу № 307-КГ15-12025 (представителем заявителя в котором был автор настоящей публикации) были выработаны и выражены в тексте следующие принципиальные правовые позиции: из системного толкования норм АПК РФ (ст. 41, 51, 110, 271) следует, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, могут быть возмещены.

Это может произойти не только в случае обжалования судебного акта в проверочных инстанциях, но и тогда, когда вынесение судебного акта по делу состоялось в защиту интересов указанного лица, причем данное третье лицо должно быть заинтересованным в разрешении дела субъектом (в этом конкретном случае признание недействительным акта госоргана освобождало третье лицо от значительных неблагоприятных последствий имущественного характера). Вторым критерием (явно намного более оценочным и усмотрительным) является активность в реализации третьим лицом принадлежащих ему процессуальных прав.

Однако вышесказанное было дополнено судьями ВС РФ существенным выводом: «…возможность компенсации судебных расходов в пользу третьих лиц не зависит от того, выступили они в процесс по своей инициативе либо привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда». Теперь в результате доработок редакционной комиссии все эти позиции нашли отражение в тексте Постановления.

Еще на стадии подготовки проекта Постановления мы отмечали, что наиболее спорным и даже, на мой взгляд, ошибочным в первоначальном проекте постановления являлся п. 131, в котором говорилось, что снижение размера судебных издержек возможно только на основании заявления лица, участвующего в деле, хотя ниже дается два исключения − для случаев явного превышения суммы издержек и для административного судопроизводства по КАС.

При этом совершенно очевидно, что категория «явное превышение» априори является неопределенной и усмотрительной, а следовательно, установление общего правила с исключением, которое не имеет никаких объективированных и верифицируемых границ и пределов, абсолютно неэффективно и бессмысленно. Исключение в части административного судопроизводства еще более необоснованно, поскольку фактически санкционирует возможность «защиты государственных интересов» судами в случаях, когда государственный орган (должностное лицо) окажется неправым. С учетом того, что суд и без того на практике зачастую симпатизирует и помогает государственным органам, введение такого механизма выхолащивает его истинный смысл и содержание. Приятно отметить, что в итоговом тексте Постановления содержание данного пункта было существенно скорректировано.

Тарифы и рейтинг известности
Не менее спорной являлась позиция п. 15 проекта постановления, в котором говорилось о необходимости использования при определении разумных пределов «стоимости юридических услуг в указанном регионе» и отказа от использования рейтингов известности юристов.

Совершенно очевидно, что в сфере оказания услуг вообще и в области оказания юридической помощи в частности никаких усредненных (тарифных) цен и стоимостей нет и быть не может, поскольку уровень оплаты зависит от очень большого количества критериев (общий стаж, опыт по ведению именно этой категории дел, результативность, реноме у клиентов и коллег, востребованность, уровень образования (наличие ученой степени, научные публикации, прежде всего монографического характера)), и зачастую оказание услуги для потребителя непосредственно связано с личностью юриста, оказывающего ее (доверяют именно этому адвокату и никому иному). Отрадно, что данная формулировка не попала в окончательный текст Постановления в результате работы редакционной комиссии. Теперь формулировка про «рыночные цены в месте (регионе), где они были оказаны», и вполне обоснованно, относится к транспортным расходам и расходам на проживание.

Что касается рейтингов, то, во-первых, я не обладаю информацией о наличии рейтингов известности юристов, поскольку профессиональные рейтинги составляются на основании многих критериев и факторов (общий объем выручки, выручка на одного юриста, мнение экспертов и конкурентов, статистические данные о результатах их деятельности и др.), а не только известности (популярности). Поэтому не учитывать результаты рейтингов известности юристов правильно, но только их и так не существует, а вот не учитывать профессиональные авторитетные рейтинги − контрпродуктивно, и этот подход не имеет рациональных обоснований. К сожалению, данная правовая позиция, хоть и в незначительно скорректированном (смягченном) виде, осталась в тексте Постановления (п. 13): «…разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица», где, очевидно, не хватает слова только (известностью).

Издержки за издержки
В п. 28 Постановления сохранилась позиция, ранее выраженная Постановлением Пленума ВАС РФ, о возможности взыскания так называемых издержек за издержки, однако Пленум ВС РФ внес существенное процессуальное ограничение этой возможности: заявление о возмещении издержек, связанных с рассмотрением заявления о возмещении издержек, должно быть подано только в ходе его рассмотрения, а не после вынесения определения по вопросу судебных издержек, что, с одной стороны, разумно, поскольку этот процесс не может быть вечным (т.е. издержки за издержки, понесенные при решении вопроса об издержках, и так до бесконечности), но, с другой стороны, порождается новая процессуальная проблема с издержками в проверочных инстанциях (а их может быть и три, и четыре): не компенсировать их несправедливо и непоследовательно, а для компенсации надо нарушить ранее указанный запрет.

Еще один новый п. 31 Постановления посвящен издержкам, понесенным взыскателем на стадии исполнения решения суда и связанным с решением вопроса об отсрочке или рассрочке исполнения. Такие издержки на основании ст. 98, 100 ГПК РФ, ст. 111, 112 КАС РФ, ст. 110 АПК РФ возмещаются должником независимо от итогов рассмотрения судом этих вопросов.

За рамками Постановления остались, конечно, многие вопросы, но я хотел бы обратить внимание на один наработанный практикой критерий разумности: объем средств, потраченных лицом, которое проиграло процесс и утверждает о неразумности расходов на представителей, понесенных лицом, в пользу которого вынесен судебный акт. Иначе говоря, если проигравшая сторона потратила 100 тыс. руб., то она не может считать неразумным объемом потраченные победителем 90 тыс.

Плюрализм или уклонение?

Завершая, хотелось бы обратить внимание на результаты голосования на Пленуме при принятии Постановления, поскольку, во-первых, это достаточно редкий случай (а может, паче чаяния, зарождение новой традиции), когда результаты голосования публично объявляются (56 судей – за, 7 – против, а 14 – воздержались), а во-вторых, свидетельствует о наличии на заседании Пленума дискуссии, плюрализма мнений, внутрисудейской демократии, свободы мнений. Хотя 14 воздержавшихся судей ВС РФ как-то немного портят картину, поскольку такой общечеловеческий паттерн, как уклонение от разрешения проблемы, очень нетипичен для представителей судейского сообщества как России, так и других стран мира.

Юлий ТАЙ,
управляющий партнер АБ «Бартолиус»



1 Судебные издержки: слово Верховного Суда // Закон. 2015. № 12. С. 23–24.