×

Он хотел, он мог, он делал! как мало таких!

Он жил и работал, работал и жил – без помпы, пафоса и желания кому-то понравиться и подо что-то подстроиться. Это сложный, но единственный путь быть самим собой и стать легендой, легендой еще при жизни.
Материал выпуска № 7 (144) 1-15 апреля 2013 года.
Он успел!
Нет, не для славы чемпиона – он вырвался на полверсты –
А чтоб упасть непринужденно, на невытоптанные цветы.

А. Вознесенский


ГофштейнОН ХОТЕЛ, ОН МОГ, ОН ДЕЛАЛ! КАК МАЛО ТАКИХ!

Он жил и работал, работал и жил – без помпы, пафоса и желания кому-то понравиться и подо что-то подстроиться. Это сложный, но единственный путь быть самим собой и стать легендой, легендой еще при жизни.

Какой он? Как он таким стал? Но главное, как он таким остался? Как смог так много отдать адвокатуре, не ожидая ничего в ответ? Как смог вырастить таких детей? Можно ли дотянуться до планки, которую он поднял для себя и ни разу не снизил?

Он был прост и блистателен. Он был мудр и наивен. Он был терпелив и неистов. Он был боец. Он умел держать удар и смог передать это детям. Его боготворили клиенты, коллеги, студенты и, конечно, родные – он всем был нужен, интересен и полезен. А он любил и понимал их. Он, бесспорно, умел любить. Как мало таких!

Марина Цветаева сказала, что «успех – это успеть!». И он успел! Он прожил долгую, богатую, яркую, но очень трудную жизнь. А главное, он каждый день служил адвокатуре. И это служение поднимало престиж адвокатуры и заставляло всех находящихся рядом задуматься: «Каким быть?». А быть таким почти невозможно. Он завораживающе думал и блестяще рассуждал. Он много знал, невероятно много помнил. И еще он умел давать, отдавать, делиться. Как мало таких!

Он хотел менять мир, и мир менялся. И еще он умел защищать! И это было чудо – сочетание работоспособности и таланта, умения нападать и держать удар. Нападать, отступать, опять наступать и бороться, бороться, бороться. Он умел не отчаиваться. Он Адвокат. Он любил профессию, а не себя в ней. Как мало таких! И адвокатура аплодировала ему стоя.

Он любил молодых, понимал их и верил в них. И эта вера была им нужна. Он умел на своем примере показать, что адвокатура – это жизнь. Он согревал их теплом и вниманием, а еще тем, что было что передать. И молодые начинали верить в себя, учились думать и принимать решения, а еще они учились задавать вопросы, искать ответы. Они учились жить! Он умел говорить с ними на равных. И еще он умел советовать, направлять и поправлять, и его слушали, он убеждал. И еще он умел ждать отстающих. Как мало таких!

В.М. Шеркер на одной из конференций, посвященной памяти А.В. Клигмана, сказал, что «адвокат – это стиль». Вот такой удивительный стиль – жить благородно, правильно и честно, много думать и много работать, вырастить достойных продолжателей традиций, творцов и бойцов – детей и внуков, а еще всего себя отдавать адвокатуре и очень болеть за нее – это и есть особый стиль – стиль М.А. Гофштейна.

Пройдут годы, и этот период станет историей, и новые поколения будут листать ее страницы, как мы сейчас с гордостью листаем страницы присяжной адвокатуры. И переворачивая лист дня сегодняшнего, они обязательно скажут: «Была в те годы плеяда блистательных адвокатов и какое важное место в ней занимал М.А. Гофштейн!».

Как здорово, что мы его знали! Как здорово, что он Успел!

Светлана ВОЛОДИНА,
одна из тех, кто всегда будет гордиться тем,
что случайно оказалась рядом