×

Письмо к адвокату – не тайна?

Заключенные требуют свободы переписки с адвокатами
Материал выпуска № 21 (86) 1-15 ноября 2010 года.

ПИСЬМО К АДВОКАТУ – НЕ ТАЙНА?

Заключенные требуют свободы переписки с адвокатами



Конституционный Суд РФ начал рассмотрение жалоб, в которых ставится под вопрос допустимость цензуры писем и заявлений, передаваемых заключенными своим адвокатам. Обратившиеся в КС граждане, будучи обвиняемыми по уголовным делам, столкнулись с жесткими действиями сотрудников следственных изоляторов, которые, руководствуясь положениями действующего законодательства, мешали не только общению заключенных со своими адвокатами, но и осуществлению прав на защиту в случае привлечения к дисциплинарной ответственности.

Дело в том, что ст. 20 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» допускает просмотр переписки подозреваемых и обвиняемых. Такая переписка согласно названному закону «осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре». Кроме того, в случае необходимости цензура осуществляется «лицом или органом, в производстве которого находится уголовное дело». 

Статья 21 того же закона гласит, что «Предложения, заявления и жалобы, адресованные в другие органы государственной власти, общественные объединения, а также защитнику, должны быть рассмотрены администрацией места содержания под стражей и направлены по принадлежности не позднее трех дней с момента их подачи».

Оба приведенных выше положения федерального закона были обжалованы в КС, поскольку они, как полагают заявители, не соответствуют Конституции РФ.

Содержание жалоб

В своей жалобе Юрий Волохонский, который в настоящее время содержится в следственном изоляторе в Ростове-на-Дону, сетует на невозможность получить квалифицированную юридическую помощь. В ходе свиданий обвиняемого со своим  защитником (адвокатом Игорем Плотниковым) они попытались обменяться проектами документов, составляемыми в рамках оказания юридической помощи. Однако сотрудники изолятора пресекли такую попытку. Более того, администрация учреждения запретила Ю. Волохонскому пересылать адвокату письма в запечатанном конверте, сославшись на законоположение о цензуре переписки подследственных.

Другой заявитель – Дмитрий Барановский находится в следственном изоляторе г. Москвы. Бывший первый заместитель генерального директора ОАО «РАТЕП» просил суд избрать ему другую меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Однако суд отказал Барановскому, приняв во внимание выговор, объявленный ему администрацией СИЗО за нарушение правил переписки с адвокатом. Подследственного обвинили в том, что он пытался передать своему защитнику Алексею Михайленко рукописный текст, озаглавленный «Замечания по делу», который не прошел цензуру. Кроме того, из-за неконституционных, по мнению обвиняемого, положений закона, он не смог своевременно ознакомиться с основаниями привлечения к дисциплинарной ответственности и пропустил срок обжалования наказания в судебном порядке.

В своей жалобе в КС Барановский ссылается, в частности, на ст. 15 Конституции РФ, которая предусматривает приоритет общепризнанных принципов и норм международного права над национальным законодательством. Как известно, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Международное право

В соответствии со ст. 6 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной нашей страной в 1998 г., каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты, причем защищать себя он может лично или посредством выбранного им самим защитника. При этом каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц. У нас же исключения пытаются сделать правилом, заметил представитель заявителя – адвокат Олег Писарев.

В России цензура корреспонденции установлена законом, однако у заявителей имеются сомнения в обоснованности такой меры. Их оппоненты обычно ссылаются на необходимость предотвратить готовящиеся преступления, планы которых могут содержаться в переписке обвиняемого со своими подельниками, осуществляемой через адвоката. Однако в большинстве случаев никаких криминальных намерений такая переписка не содержит, а вот обсуждаемые в ней планы защиты, став достоянием обвинения, могут серьезно ущемить права заключенного и нарушить принцип состязательности сторон в судебном процессе.

В соответствии с Минимальными стандартами правил обращения с заключенными, принятыми ООН в 1955 г., подследственные должны иметь право принимать в заключении юридического советника, взявшего на себя их защиту, подготавливать и передавать ему конфиденциальные инструкции. Свидания заключенного с его юридическим советником должны происходить на глазах, но за пределами слуха полицейских или тюремных органов (Правило № 93). Встает обоснованный вопрос: достаточно ли тюремщикам видеть, что адвокату передается какая-то бумага (а не запрещенные предметы), или они вправе прочитать все, что написано на этой бумаге?

Если, как сказано в оспоренном законе, цензуре подвергается вся переписка заключенных, то можно ли говорить о соблюдении правила о конфиденциальности передачи каких-то инструкций адвокату? Или же обмен документами с защитником не подпадает под действие обжалуемых статей закона? Ответы на эти вопросы должен дать КС.

Заседание КС РФ

Позиция представителей Госдумы, Генпрокуратуры и Минюста фактически сводилась к утверждению, что в оспоренном законе нет нарушения Конституции. Однако представитель Совета Федерации Алексей Александров задал резонный вопрос: «Может ли считаться перепиской совместная работа над документами адвоката с подзащитным в тюрьме?». А потом выразил «серьезные сомнения в том, что оспоренные статьи закона соответствуют конституционным принципам». О том, что эти статьи подлежат пересмотру, говорится и в официальном заключении Федеральной палаты адвокатов.

А сами заявители, как сообщил судья-докладчик Юрий Данилов, исходят из гарантированного ст. 48 Конституции РФ права на получение квалифицированной юридической помощи. Они полагают, что неотъемлемым элементом такой помощи является конфиденциальность отношений между адвокатом и клиентом. Заявители считают также, что возможность свободно, без цензуры переписываться со своим адвокатом является существенным элементом права на справедливое судебное разбирательство, а также права на уважение частной жизни. О том, согласится ли высокий суд с такой позицией, можно будет узнать после провозглашения постановления КС, на подготовку которого судьям, по-видимому, понадобится не больше месяца.

Константин КАТАНЯН,
директор Института политико-правового анализа

"АГ" № 21, 2010