×

Преодоление сложностей

О дефиците республиканского бюджета, задолженностях и нарушениях прав адвокатов
Материал выпуска № 1 (234) 1-15 января 2017 года.

ПРЕОДОЛЕНИЕ СЛОЖНОСТЕЙ

О дефиците республиканского бюджета, задолженностях и нарушениях прав адвокатов

Президент Адвокатской палаты Республики Карелия Михаил Ямчитский рассказал «АГ» об основных проблемах, с которыми сталкивается адвокатура Республики, и мерах, принимаемых для их устранения.

– Михаил Адольфович, первый вопрос традиционно касается исполнения Закона о бесплатной юридической помощи. Как в Карелии обстоят дела с его реализацией, какие имеются трудности?
– С исполнением Закона о БЮП в Карелии ситуация следующая. В свое время наша Республика являлась пилотным регионом, в котором было организовано государственное юридическое бюро – предназначенный для реализации Закона о бесплатной юридической помощи специализированный орган, финансируемый из местного бюджета, со штатом юристов, собственным помещением и всем необходимым.

В первые годы его работы финансирование позволяло Министерству юстиции РК заключать с Адвокатской палатой договор о привлечении адвокатов для работы по поступающим в госюрбюро заявкам на получение бесплатной юридической помощи. Был сформирован достаточно большой список адвокатов как в столице Карелии Петрозаводске, так и в районах.

Но, к сожалению, экономическая ситуация последних лет отразилась и на работе государственного юридического бюро: на сегодняшний день оно получает финансирование ровно в том объеме, какого хватает для ведения его собственной деятельности. А на то, чтобы оплачивать услуги адвокатов, денег попросту нет. Мы прекрасно понимаем, что бюджет Карелии – дефицитный, денег нет и на гораздо более серьезные и важные вещи. Поэтому пока что сделать ничего, к сожалению, нельзя.

– Из описанной ситуации совершенно логично вытекает вопрос о том, оказывают ли карельские адвокаты юридическую помощь на условиях pro bono.
– Это тяжелая тема. В очередной раз республиканское Министерство внутренних дел накопило огромную задолженность перед адвокатами за участие в уголовных делах по назначению.

Поэтому говорить о централизованной организации оказания правовой помощи pro bono не приходится. Если в Петрозаводске адвокаты еще как-то могут зарабатывать, оказывая помощь по соглашениям, то в отдаленных районах Республики доход адвокатов складывается практически на 99% из денежных средств, полученных в рамках защиты по назначению. Люди оказались в положении, близком к отчаянному, так что просить их предоставлять юридические консультации бесплатно мы не можем. Сначала экономическая ситуация должна немного нормализоваться.

Но, конечно, адвокаты по собственной инициативе продолжают оказывать помощь на условиях pro bono. Они не отказывают людям, обращающимся к ним в проблемных ситуациях, если могут помочь.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее про образовавшуюся задолженность: насколько она велика, какие меры принимаются в связи с этим?
– По одной только юридической консультации Петрозаводска задолженность превышает два миллиона рублей. А по всей Республике она достигает десятков миллионов. Проблема существует не первый год, но ранее посредством обращений к руководству республиканского МВД удавалось эту ситуацию как-то разрешить. А в этом году на наше обращение прислали ответ, из которого следует, что денег нет, и даже приблизительно никто не может обозначить сроки и порядок погашения задолженности.

В связи с этим 15 декабря решением Совета палаты мы рекомендовали адвокатам временно не принимать от МВД по Республике Карелия новые поручения. К сожалению, все иные способы защиты прав адвокатов уже исчерпаны. Рекомендации не касаются поручений судов и Следственного комитета, поскольку с их стороны никаких задолженностей нет. О нашем решении мы уведомили Федеральную палату адвокатов РФ.

Необходимо отметить, что спустя четыре дня после принятия Советом палаты этого решения мы получили из МВД заверение, что задолженность будет погашена в срок до 25 января 2017 г. Надеемся, что это обещание не окажется пустым звуком.

– Существуют ли какие-то еще столь же значимые проблемы у карельской адвокатуры?
– Еще одна проблема хоть и не носит систематического характера, но наши адвокаты тем не менее с ней регулярно сталкиваются – это допуск адвокатов в СИЗО, колонии, суды.

У нас возникали ситуации, когда проводился не просто досмотр, а досмотр личных вещей адвокатов в судах. Но благодаря конструктивному взаимодействию с руководством Верховного Суда Республики Карелия и Управления Федеральной службы судебных приставов по РК эту проблему мы решили, и на сегодняшний день адвокаты проходят в суды без препятствий: приставам регулярно разъясняют, что это не просто посетители и к ним нужно относиться иначе.

Кроме того, имеется такая проблема, как попытки досмотра адвокатов после встречи с доверителями в СИЗО и в колониях. Подчеркну, что именно после, а не до. Это делается для того, чтобы узнать, о чем адвокат говорил с подзащитным и какие записи сделал.

Буквально в середине декабря поступила жалоба адвоката, которую после свидания с доверителем, отбывающим наказание в сегежской колонии ИК-7, подвергли досмотру с фотографированием записей в ее блокноте.

В прошлый раз, когда возникла аналогичная ситуация, мы обратились в прокуратуру и к руководству УФСИН, и наши жалобы нашли понимание с их стороны: действия сотрудников СИЗО были признаны незаконными, с ними была проведена воспитательная работа, а некоторых подвергли дисциплинарным наказаниям.

Хочу отметить, что подобные случаи происходят явно не по указке сверху: как свидетельствует реакция руководства УФСИН, это инициатива именно на местах.

– Как в АП Республики Карелия реализована работа по повышению квалификации адвокатов, как проходит подготовка молодых адвокатов?
– У нас в палате около 300 адвокатов, и мы стараемся поддерживать их знания на должном уровне. Не менее двух раз в год мы проводим обучающие семинары. Например, в ноябре от ФПА РФ к нам приезжали вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев и член Квалификационной комиссии АП г. Москвы Николай Кипнис, которые провели двухдневный курс по уголовному и гражданскому праву. Присутствовало максимальное количество адвокатов, в том числе из отдаленных районов. Причем для адвокатов со стажем менее двух лет это мероприятие было обязательным.

Немаловажно и то, что сами адвокаты очень и очень активны в этом вопросе. И если они сами находят какие-либо курсы повышения квалификации в других регионах, например в Санкт-Петербурге, то палата даже частично принимает на себя финансирование поездок.

Для молодых адвокатов в ближайшее время также планируется введение обязательного курса «Введение в адвокатуру». Вообще отказ адвокатов со стажем менее двух лет участвовать в обучении мы рассматриваем как дисциплинарный проступок.

Отмечу, что в числе тех, кто решил стать адвокатом, у нас помимо бывших сотрудников правоохранительных органов и тех, кто еще будучи студентом решил связать свою жизнь с адвокатурой, есть и коллеги юристы, которые в преддверии введения «адвокатской монополии» решили не ждать законодательных изменений, а получить статус адвоката уже сейчас.

– Что Вы можете сказать о дисциплинарной практике? Много ли ошибок и нарушений КПЭА допускают адвокаты в своей деятельности?
– Наша дисциплинарная практика вряд ли сильно отличается от практики других адвокатских палат. Много поступает жалоб, которые не являются допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства. Чаще всего – от осужденных граждан, которые словно под копирку пишут жалобы на нарушение права на защиту, они указывают на безынициативность адвоката, на то, что тот не заявлял собственных ходатайств и т.д. Таким образом они пытаются добиться отмены приговора. В принципе, это вопрос, напрямую связанный с появлением Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Мы исходим из того, что адвокат – это независимый советник по правовым вопросам и тактику работы по конкретному уголовному делу он выбирает самостоятельно, поскольку в некоторых процессуальных ситуациях лучше не заявлять ходатайство, чтобы не навредить доверителю.

– А как лично Вы смотрите на появление такого Стандарта в ближайшем будущем?
– На самом деле сейчас я отношусь к этому с большой настороженностью. Я прекрасно понимаю, что на сегодняшний день мы поставлены в такие условия, что Стандарт необходимо принять. Но очень не хочется, что он превратился в некую инструкцию, подобную руководству по эксплуатации стиральной машины, которой нужно строго придерживаться. Не должно быть какого-то строгого алгоритма действий адвоката, поскольку это все-таки творческая профессия. Стандарт должен прописывать некие ключевые моменты, задавать определенное направление, оставляя возможность для маневров. С такой позицией согласны и руководители других адвокатских палат Северо-Западного региона: никто не хочет, чтобы принятые во благо стандарты превратились в еще один инструмент давления на адвокатуру со стороны оппонентов в суде. Стандарт должен помогать адвокату в работе, а не мешать.

Беседовал Глеб КУЗНЕЦОВ,
корр. «АГ»