×

С использованием суда

Террористическая программа надзора» США распространяет действие на адвокатов
Материал выпуска № 11 (28) 1-15 июня 2008 года.

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СУДА

«Террористическая программа надзора» США распространяет действие на адвокатов

Если исходить из практики Европейского Суда, может сложиться ошибочное впечатление о том, что в Россия менее, чем в какой бы то ни было другой стране, уважают права человека, в том числе и права адвокатов. В этом смысле за ней с трудом поспевают такие монстры, как Турция, Польша и Швейцария. Однако Европа – это еще не вся обитаемая часть суши. В других частях света имеются не менее поразительные субъекты международного права, такие как наш основной союзник в войне с терроризмом – Соединенные Штаты Америки. Склонный к нравоучениям и проповедям заокеанский гегемон сам не слишком низко склоняется перед правами человека вообще и адвокатов в частности, о чем свидетельствует статья Филипа Шеннона, недавно опубликованная в «Нью-Йорк таймс» и заслуживающая хотя бы краткого пересказа.

На фото – Асим Гафур (слева) и Уэнделл Белью.
Адвокаты саудовской благотворительной организации,
утверждают, что американские чиновники
незаконно шпионят за ними.

Если российские тюремные работники, заглядывая в сумку адвоката, все-таки иногда краснеют, то их американские коллеги видят в этом почетный долг. Как известно, одним из лучших способов борьбы с терроризмом в США считается шпионство за всем, что движется. Естественно, от внимания охранки не могли ускользнуть адвокаты, оказывающие юридическую помощь подозреваемым в такой антиобщественной деятельности, – их подслушивают и при необходимости даже сажают в тюрьму.
Оригинальный выход из положения нашел орегонский адвокат Томас Нелсон: всякий раз, когда возникает необходимость посоветоваться с клиентом – саудовским благотворительным фондом «Аль-Харамейн», который США клеймят за финансирование терроризма, – он садится в самолет и летит на деловую встречу, благо средства клиента позволяют. К сожалению, необходимость возникает часто, и адвокат постоянно страдает от десинхронии (нарушения суточного ритма организма, вызванного постоянной сменой часовых поясов). Однако разговаривать по телефону или обмениваться электронными сообщениями он не рискует – многие авторитетные адвокаты по уголовным делам опасаются, что их контакты находятся под контролем правительства.

По всей стране и особенно в Орегоне адвокаты, участвующие в делах о терроризме, опасаются, что власти подслушивают их – на основании разрешения, полученного ими или предоставленного ими самим себе, – в связи с инцидентом 11 сентября или под предлогом связи с этим инцидентом. По словам Стивена Т. Уокса, портлендского адвоката, участвующего в нескольких делах о терроризме, он сразу предупреждает клиентов о необходимости исходить из того, что все сказанное ими подвергается тайному контролю. По его словам, ситуация одновременно напоминает Кафку и «Алису в стране чудес».


Министерство юстиции не отрицает, что правительство контролирует телефонные переговоры и обмен электронными сообщениями между адвокатами и их клиентами в рамках расследований терроризма в США и за их пределами. Однако в обтекаемых (и, добавим от себя, до боли знакомых) выражениях оно утверждает, что если и есть надзор за адвокатами, участвующими в делах о терроризме, то он осуществляется в строгом соответствии с федеральным законом и конституционной гарантией права обвиняемого на защиту. «Мы ведем себя этично и не забываем о нашей ответственности в соответствии с правилами этики», – заявил федеральному судье юрист Минюста Антони Дж. Копполино на слушании по этому вопросу в начале этого месяца. Обещания Минюста вести себя этично вызвало здоровый скептицизм в Орегоне, где адвокаты заявляют, что имели доказательства тайного контроля со стороны правительства.

«Отмахнувшись, он зацепил шпиона ребром ладони по кончику носа – послышались мокрые всхлипы, и сопенье отдалилось»

При расследовании деятельности исламской благотворительной организации правительство ошибочно предоставило в августе 2004 г. стороне защиты журнал перехваченных телефонных переговоров с адвокатами организации в Вашингтоне и их клиентами в Саудовской Аравии. Адвокаты утверждают, что журнал, имевший гриф «совершенно секретно», отражал результаты прослушивания по несанкционированной программе Агентства национальной безопасности. После того как правительство поняло свою ошибку, адвокатов обязали возвратить все копии журнала в Федеральное бюро расследований, и им пригрозили преследованием в случае, если они раскроют его содержание третьим лицам. Два пострадавших адвоката, Асим Гафур и Уэнделл Белью, подали на правительство в суд, но, по-видимому, это мало что изменило.

Журнал является единственным свидетельством деятельности, которую, вероятно, хотели назвать «программой надзора за террористами», но благодаря особенностям английского языка она вполне могла бы именоваться «террористической программой надзора» (terrorist surveillance program), как в буквальном смысле слова, так и по сути. Впрочем, как бы ни называть эту статью расходования бюджетных средств, правоведы считают ее неконституционной, поскольку она допускает контроль телефонных разговоров американцев без санкции суда. Однако дело не только в ней – адвокатов можно запугать и другими способами.

Нью-йоркский адвокат Шон М. Мейхер, сопредседатель комитета по национальной безопасности Национальной ассоциации защитников по уголовным делам, говорит, что ему известны случаи отказа многих талантливых адвокатов от дел о терроризме из-за риска нарушения свободы личной жизни. Опасения усилились после орегонского инцидента. Адвокаты, принявшие на себя защиту подозреваемых в терроризме по делам, затрагивающим секретную информацию, должны пройти проверку, которая может включать контроль ФБР их финансовой деятельности и состояния здоровья, в том числе психического состояния. «Люди попросту не хотят в этом участвовать, – говорит Мейхер. – Для меня необъясним тот факт, что мы создали в нашей состязательной системе процедуру для отсева квалифицированных защитников». Как видно из статьи, узкие места для адвокатов не сводятся к проверке их умственных способностей – в 2005 г. адвокат Линн Стюарт была приговорена к 28 месяцам тюрьмы якобы за помощь террористам.

«Сам пью, сам гуляю, сам стелюся, сам лягаю»

По мнению Белью и других юристов, правительство нашло новую лазейку. Возможно, несанкционированное подслушивание и прекращено, только теперь власти ходят за санкцией в суд по контролю за иностранной разведкой, специальное учреждение, по выражению автора статьи, «используемое в делах о национальной безопасности» (used in national security cases). Насколько независимым и беспристрастным является этот орган, газета не сообщает, но само название позволяет отвести ему место в ряду специализированных учреждений, где-нибудь между судами государственной безопасности Турции и особым совещанием при наркоме внутренних дел СССР. Использующие и используемые наверняка найдут взаимопонимание, поскольку и те и другие действуют в интересах американцев, и, насколько можно понять, карательные органы в США наслаждаются полной самодостаточностью.

Сообщается, что два ответственных работника Минюста на условиях анонимности (потому что министр не давал им разрешения выступать от имени этого ведомства) поделились с прессой соображениями по поводу прослушки. По их словам, насколько им известно, после 11 сентября адвокатов подслушивали всего по нескольким делам и все это объяснялось суровой необходимостью. «Если подозреваемый в терроризме, проживающий за границей, звонит в США, и все его переговоры прослушиваются, разговоры с адвокатами также могут быть перехвачены, – авторитетно пояснил один высокопоставленный товарищ. – Это не значит, что мы берем на мушку адвоката. Это не значит, что нам хочется нарушать адвокатскую тайну. Адвокат – всего лишь один из тех, чьи разговоры с подозреваемым зачищаются» (being swept up).

Желая успокоить общественное мнение, два борца с терроризмом заверили, что перехваченные разговоры ни в коем случае не становились достоянием стороны обвинения. В статье это заявление оставлено без комментариев, однако от себя можно добавить, что стопроцентная уверенность здесь вряд ли возможна. Что может помешать одному патриоту, вынюхивающему измену в сфере электронных коммуникаций, поделиться компроматом с другим таким же экземпляром, выступающим в суде в защиту интересов американского народа, анонимный работник не уточнил и правильно сделал. Ответственность в соответствии с правилами этики, на которую ссылался гр-н Копполино, вряд ли может кого-то сильно напугать, и, по всей вероятности, уважать адвокатскую тайну американские должностные лица начнут не раньше, чем адвокат понадобится кому-то из них.

Александр ДЁМИН

"АГ" № 11, 2008