×

В двух ипостасях

На вопрос читателя «АГ» отвечают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Материал выпуска № 11 (148) 1-15 июня 2013 года.

В ДВУХ ИПОСТАСЯХ

На вопрос читателя «АГ» отвечают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Гарант

Вправе ли адвокат быть членом совета директоров акционерного общества? – Да, считают эксперты. Деятельность, которую вправе осуществлять лицо, обладающее статусом адвоката, ограничивается только прямыми предписаниями нормы п. 1 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и принятого в соответствии с этим законом Кодекса профессиональной этики адвоката.

В соответствии с п. 2 ст. 66 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) членом совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества может быть только физическое лицо. Член совета директоров (наблюдательного совета) общества может не быть акционером общества. Члены коллегиального исполнительного органа общества не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров (наблюдательного совета) общества. Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Иных ограничений на членство в совете директоров акционерного общества указанным законом не установлено.

Ограничения при осуществлении адвокатской деятельности предусмотрены п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатской деятельности). В соответствии с ним адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, должности государственной службы и муниципальные должности. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта РФ, Федеральной палате адвокатов РФ, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов.

Заметим, что эти ограничения по существу сводятся к запрету вступления адвоката во властно-распорядительные отношения, в силу которых он может оказаться в должностном подчинении другого лица. Однако членство в совете директоров (наблюдательном совете) акционерного общества не обусловливается наличием трудовых отношений с обществом ни Законом об АО, ни трудовым законодательством. Более того, в ч. 8 ст. 11 ТК РФ указано, что трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей. На то, что отношения между членами совета директоров организации и самой организацией не могут рассматриваться как отношения, существующие в рамках трудовых договоров, указывали и регулирующие органы (письмо Минфина России от 2 февраля 2006 г. № 03-05-02-04/7).

Кроме того, на адвоката возлагается обязанность соблюдать требования, установленные Кодексом профессиональной этики адвоката (п. 2 ст. 4, пп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности).
Запрет на осуществление адвокатом отдельных видов деятельности предусмотрен п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которому адвокат не вправе:

– заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;

– вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

С нашей точки зрения, членство в совете директоров хозяйственного общества само по себе не связано ни с непосредственным (личным) участием в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, ни с оказанием юридических услуг.

Из приведенной нормы также следует, что осуществление адвокатом иной оплачиваемой деятельности является принципиально допустимым. При этом должны соблюдаться требования и ограничения, предусмотренные Законом об адвокатской деятельности и Кодексом профессиональной этики адвоката.

В связи с этим мы полагаем, что деятельность, которую вправе осуществлять лицо, обладающее статусом адвоката, ограничивается только прямыми предписаниями нормы п. 1 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и принятого в соответствии с этим законом Кодекса профессиональной этики адвоката.

Это следует из общего принципа гражданского права, согласно которому гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1 ГК РФ). А в правоспособность гражданина входит, в частности, право заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью, совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах, иметь иные имущественные и личные неимущественные права (ст. 18 ГК РФ).

Иными словами, адвокат вправе осуществлять любую деятельность, за исключением той, которая прямо указана в названных выше нормативных актах как недопустимая для него.

Косвенно этот вывод можно подтвердить правовой позицией, сформулированной в постановлении Президиума ВАС РФ от 31 марта 2009 г. № 17412/08. В этом постановлении суд обосновал вывод, что законодательство допускает участие адвоката в работе третейского суда в качестве третейского судьи, тем, что Закон об адвокатской деятельности не содержит императивных норм, запрещающих адвокатам осуществлять такие полномочия.

Этот закон не содержит прямого запрета на занятие иной оплачиваемой деятельностью, помимо адвокатской, в частности на участие адвокатов в управлении хозяйствующими субъектами как таковое (в отличие, например, от запрета, установленного для судей – п. 3 ст. 3 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»).

Поэтому мы полагаем, что адвокат вправе быть членом совета директоров акционерного общества.

Павел ЕРИН, Аркадий СЕРКОВ,
эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ