×

Ребенку нужно все объяснять на пальцах

Программа правового просвещения должна быть реализована в максимально простой и доходчивой форме, с опорой на ролевые игры
Материал выпуска № 12 (317) 16-30 июня 2020 года.
Фото: Юлия Светличная
Адвокат АП Ставропольского края, тренер Школы адвоката АП СК, председатель Ставропольского регионального отделения ФСАР Нарине Айрапетян в интервью «АГ» сообщила о старте нового проекта для детей-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей. Она также рассказала о работе Школы адвоката в режиме самоизоляции, поделилась своими соображениями о работе регионального отделения ФСАР и о ряде законодательных инициатив.

– В первый день июня вы презентовали новый проект ФСАР – «ДЕТИ в ПРАВЕ». Расскажите, что это за проект и на кого он ориентирован?

– Показалось достаточно символичным обозначить старт проекта именно в эту дату, хотя это не планировалось изначально. Идею создания проекта вынашивала давно, но вот так совпало, что концепция, программа и визуализация проекта в виде логотипа родились аккурат к Международному дню защиты детей. Проект ориентирован на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей1.

Цель проекта – адаптация детей указанной категории к взрослой жизни путем повышения правовой грамотности. Важным является соблюдение прав и свобод ребенка вне зависимости от каких-либо различий. Программа мероприятий по просвещению призвана сформировать понимание основных прав, гарантированных Конституцией РФ, понимание существующих дополнительных прав, например, в виде права на получение определенных льгот, гарантированных профильным законодательством. Необходимым видится не только донесение информации об имеющихся льготах, но и разъяснение механизма реализации прав по получению этих льгот.

Программа раскрывает основные положения Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в котором определяются общие принципы, содержание и меры государственной поддержки указанной категории детей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет. Кроме того, программа будет адаптирована под каждый регион, так как на уровне отдельного субъекта приняты акты, в которых также определены меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Программа выдержана в строгом соответствии с идеями Декларации прав ребенка, принятой ООН в 1959 г., в которой были провозглашены социальные и правовые принципы, касающиеся защиты и благополучия детей. В ней, в частности, отмечается, что «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». Задачи проекта перекликаются с задачами, которые ставит перед государствами Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., и заключаются в подготовке ребенка к самостоятельной жизни в обществе, воспитания его в «духе мира, достоинства, терпимости, свободы равенства и солидарности». Подобное воспитание, как видится, достигается, в том числе, путем правового просвещения.

– Насколько доступна для таких детей Программа правового просвещения и как вы можете проверить, усвоил ли ребенок прослушанный курс?

– Программа правового просвещения представляет собой не набор хрестоматийных лекций, а практикоориентированные тренинги, где в игровой форме ребенок сможет освоить все то, с чем непременно столкнется в жизни за пределами приюта. Важно не просто прочитать лекцию на заданную тему, а установить обратную связь с воспитанниками, убедиться, что информация усвоена и сможет быть реализована ребенком самостоятельно. Так как мы будем работать с детьми, соответственно, и объяснять нужно будет на пальцах.

Когда я училась на экономическом факультете, нас преподаватели заставляли самостоятельно составлять баланс, отчет о прибылях и убытках, отчет о целевом использовании, первичные документы. Мы, будучи студентами, задавались вопросом – зачем нам это все нужно, если все уже придумано за нас, есть программы, в которые стоит только внести исходные данные и документ готов. Нам отвечали, что важно, чтобы вы своими руками заполнили каждую строчку, посчитали все на калькуляторе, сравнили полученные результаты, свели все цифры. И только спустя время я поняла практическую значимость этой методики обучения.

Возьмем, например, вопрос получения той или иной льготы. Если рассказать о порядке получения сухим текстом, пусть даже разбавленным визуализированной презентацией, обучаемый кивнет, что понял, но через месяц забудет. А если он сам заполнит заявление, укажет перечень документов, поучаствует в сценке, где сыграет ту или иную роль, эта информация с большей вероятностью закрепится в его подкорке. Важно даже не то, чтобы обучаемый запомнил тот или иной алгоритм, важно, чтобы усвоилась сама суть тех или иных действий, чтобы при необходимости он знал, куда обратиться, где найти информацию, как реализовать свое право.

– Насколько этот проект позволяет компенсировать существующие противоречия в решении проблем замещающей семьи и детей, принятых на воспитание?

– Важно понимать, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, при сходных условиях и факторах часто демонстрируют различные модели поведения, что в свою очередь связано с индивидуальными особенностями конкретной личности. При этом роль так называемой замещающей семьи невозможно переоценить. Однако следует понимать, что не во всех случаях, транслируя собственные взгляды и убеждения, эта семья помогает детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в достаточной мере приобрести опыт, необходимый для решения проблем в реальности. Компенсировать в некоторой степени существующие противоречия в решении проблем замещающей семьи и детей, принятых на воспитание, сформировать в замещающей семье условия, оптимальные для ее развития и воспитания ребенка, предупредить появление проблемных ситуаций, в том числе связанных с аддиктивным поведением, позволяет реализация специальных программ, какой и является описываемый проект. Правовое просвещение, в частности профилактика аддиктивного поведения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, способствует преодолению их индивидуальных проблем и позволяет выработать продуктивную стратегию разрешения жизненных ситуаций.

Разумеется, следует отметить, что ни замещающая семья, ни адвокаты не смогут заменить родителей ни при каких обстоятельствах, да и цели такой не должно стоять. Но мы сможем как минимум повысить культуру правового сознания, предостеречь от некоторых сложностей, с которыми дети могут столкнуться, помочь им сформировать правильные ценности настолько, насколько это в наших силах.

– От каких жизненных проблем вы бы хотели предостеречь детей, которые станут участниками программы «Дети в праве»?

– Программа состоит из нескольких блоков, включающих в себя особенности регистрации актов гражданского состояния, гарантий по социальной поддержке выпускников в жилищной сфере, сфере образования и трудоустройства. Кроме того, раскрытию будет подлежать и тема алиментных обязательств, которые сохраняются даже при лишении родительских прав. Особое внимание уделено вопросам административной и уголовной ответственности, так как с сожалением следует отметить, что сироты и оставшиеся без попечения родителей являются одной из наиболее уязвимых категорий детей, подверженных социально-негативным воздействиям. Проблема аддиктивного поведения рассматриваемой категории детей является социальной проблемой, которая имеет такие негативные последствия, как, например, конфликт с окружающими, утрату работоспособности.

Необходимость профилактики с помощью правового просвещения девиантного поведения определяется наличием у воспитанников детских домов социальных и психолого-педагогических проблем, а также отсутствием у них должного социального опыта, что вполне объяснимо. Причем программа правового просвещения в рамках презентуемого проекта должна быть реализована в максимально простой и доходчивой форме. Важно, чтобы дети понимали, к примеру, что можно быть привлеченным к ответственности за курение в общественном месте, за нецензурную брань, за размещение фейковой новости в сети «Интернет». Важно не только предостеречь и сформировать страх перед наказанием, но и заложить основы высокоморального поведения, объяснив, что независимо от существующей ответственности лучше в принципе воздержаться и от курения, и от использования ненормативной лексики. Важно рассказать о возрасте наступления административной и уголовной ответственности. На примерах из практики показать, как, казалось бы, безобидное действие может привести к общественно опасным последствиям и чем это грозит.

Правовое просвещение представляет собой ту посильную помощь, которую мы, адвокаты, можем оказать без ущерба собственным интересам, используя те инструменты, которыми овладели на практике. Одновременно с этим хочется, чтобы эта помощь носила не эпизодический характер, будучи привязанной к определенным календарным датам, в частности ко Дню правовой помощи детям, а оказывалась на постоянной основе и была системной.

– Можно ли рассчитывать на то, что усвоивший ваши наставления ребенок избежит ошибок, результатом которых может стать административное наказание или даже уголовное преследование?

– Я как практикующий адвокат да и просто человек не застрахована от ошибок и совершаю их с завидной регулярностью. Но одно правило я усвоила давно и надолго – никогда ничего не гарантировать. Я могу лишь делать то, что мне позволяют мои знания, опыт и совесть. Это как с собственными детьми, мы им повторяем – туда не ходи, этого не делай. И они все равно идут «туда» и делают «это». Вот и в этом вопросе никаких гарантий. Мы с командой сделаем все, чтобы ребенок избежал ошибок, и будем надеяться, что он их не совершит. Во всяком случае, получив предупреждение на понятном ему языке, он поучаствует в игровом процессе, что в свою очередь будет в еще большей степени способствовать развитию навыка дифференцирования «хорошего» и «плохого».

– Вы являетесь тренером Школы адвоката АП Ставропольского края. Скажите, насколько изменилась работа Школы в связи с режимом самоизоляции и когда предполагается вернуться к привычным методам обучения?

– Наша Школа реализует разные форматы обучения – тренинги, лекции, некурируемые и курируемые курсы. Однако есть приоритетные направления – это курируемые курсы или иначе очно-дистанционные курсы.

Я не могу сказать, что с началом пандемии обучение в нашей Школе претерпело значительные изменения, так как базу вышеназванного формата курса составляет именно «дистанция». На электронной обучающей платформе представлены курсы, которые участник проходит онлайн. Как правило, дистанционный блок завершается очной встречей. Разумеется, в условиях ограничительных мер проводить очные встречи оказалось невозможным. Так, нам не удалось планово завершить мой авторский курс «Особенности защиты прав гражданина при оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке».

В курсе приняло участие более 400 адвокатов. В течение одного месяца участники обучались дистанционно, согласно программе курса планировались две очные встречи – одна в Ставрополе, а через неделю в Москве. Нам удалось запрыгнуть в последний вагон уезжающего «режима свободы», в Ставрополе собрались порядка 200 местных адвокатов, для которых выступили эксперты нашего курса, подведены итоги, проведены дебаты, организована интерактивная игра. Адвокатам из других регионов повезло меньше – мы, к сожалению, не смогли повторить для них все то же самое, даже со сменой места дислокации, так как к тому моменту в столичном регионе уже были введены ограничения на массовые мероприятия.

Таким образом, невозможность проведения очных встреч, пожалуй, явилась единственным препятствием, с которым мы столкнулись в деятельности нашей Школы. К привычным методам обучения планируем вернуться тогда, когда опасность заражения коронавирусной инфекцией будет сведена к минимуму. Искренне надеюсь, что это время наступит в ближайшей перспективе.

– Какие проекты Школы адвоката в настоящее время наиболее востребованы?

– Время нам диктует свои условия, поэтому «востребованность» сейчас прямо пропорциональна дефиниции «возможности». Возможным с учетом режима самоизоляции для нас стал такой формат обучения, как вебинар. Идея проведения вебинаров пришла совершенно случайно, при этом нужно было придумать что-то отличительное, так как вебинары стали настолько массовыми, что потихоньку, при спаде ажиотажа, их ценность начала нивелироваться.

Подумалось, что нужны «комплексные вебинары», т.е. такие, которые обозначенную проблему раскрывали бы со всех сторон. Комплексности удалось добиться путем приглашения на каждое мероприятие в качестве спикеров нескольких специалистов, хоть и с одной целью, но разными задачами. Так, за один месяц нами проведено пять вебинаров на самые актуальные и волнующие темы. Самыми популярными по показателю численности заявившихся участников оказались вебинары «Адвокаты мира в условиях пандемии» и «Личный бренд адвоката в сети Internet»2. К примеру, за двое суток на последний из названных вебинаров заявились 707 адвокатов. До сих пор мне продолжают писать и просят предоставить возможность посмотреть запись вебинара. Все это позволяет мне прийти к определенным выводам относительно актуальности и востребованности вебинаров, ну и разумеется, воодушевляет меня работать в этом направлении дальше.

– Есть ли какие-то новинки, которые вы собираетесь внедрить в программу дистанционного обучения?

– Да, в разработке сейчас находятся несколько очно-дистанционных курсов. Мною лично разрабатывается курс, связанный с юридическим маркетингом. Что касается новизны, то каждый курс, представленный на нашей платформе, по-своему уникален. Мы не стоим на месте, каждый раз пытаемся внедрить и использовать самые новейшие возможности интерактивного представления материала. Адвокаты – люди, безусловно, читающие, профессия обязывает. Но в своих курсах я стараюсь избавить обучающегося от муторного чтения талмудов. Основой моей методики технического составления курса является «Схема». Схема может быть представлена в разном виде – видео, аудио, презентация и т.д. Но суть схемы одна – это выжимка информации, самый ее «сок», на который нужно обратить внимание и который нужно запомнить, чтобы применить на практике. И обязательным элементом является наличие технических приемов самоконтроля усвояемости материала в виде квестов, тестов и других способов.

– Как руководителю регионального отделения ФСАР вам, наверное, приходится тратить большую часть своего свободного времени на организацию работы этой общественной организации адвокатов в Ставропольском крае. Какие именно вопросы деятельности ФСАР вам кажутся наиболее актуальными?

– Наше отделение организовано совсем недавно, активной работе помешала пандемия, но мы с членами регионального отделения определились по основным направлениям, которые собираемся развивать. К сожалению, большинство из проектов невозможно реализовать дистанционно, необходимо очное присутствие. Так, кроме реализации проекта, о котором мы говорили с вами ранее, нами планируется, например, развитие сотрудничества с университетами и комиссиями, комитетами региональной думы. На вопросе полезности практических знаний адвоката для многих сфер, я думаю, дополнительно останавливаться не стоит. И что важно, это сотрудничество обещает быть взаимовыгодным.

Что касается затрачиваемого времени, то да, не секрет, что все социальные проекты занимают очень много времени, сил и энергии. Но если эти вложения сопоставить с потенциальным результатом, которого можно добиться, развивая деятельность ФСАР, то они кажутся ничтожно малыми, чтобы вообще о них говорить. Я не перестаю радоваться тому обстоятельству, что у меня как у обычного рядового адвоката появились дополнительные инструменты для реализации идей и задумок. Также радует, что эта общественная организация, как мне видится, демократично-либеральная по своей сути.

Вообще, меня многое радует в жизни, я могу бесконечно говорить о своих радостях. К примеру, я рада еще и тому, что, несмотря на достаточную загрузку, в том числе и по социальным проектам, я продолжаю свою адвокатскую деятельность. Не все дела, конечно, физически могу осилить вести лично, благо есть помощники, которые помогают справляться с потоком разносортных дел. Считаю важным в нашем деле быть в первую очередь практиком, а потом теоретиком.

– Недавно вы сообщили «Адвокатской газете», что процедура банкротства набирает популярность и что в 2019 г. количество заявлений о признании должника банкротом увеличилось почти вдвое по сравнению с позапрошлым годом и свыше десятка раз по сравнению с 2015 г. Прогнозируется ли новый рост банкротств по окончании пандемии?

– Рост числа желающих обанкротиться, несомненно, составит конкуренцию росту числа лиц с диагностированным коронавирусом в пик заболеваемости. Простите за такое некорректное сравнение, но это так. И если раньше некоторые недобросовестные граждане искусственно подготавливали почву для последующего обращения в суд с целью признания несостоятельным (банкротом), то сейчас для многих даже придумывать ничего не нужно. Действительно, эта пандемия сказалась на платежеспособности среднестатистического гражданина, деятельность которого не вошла в перечень жизнеобеспечивающих. С сожалением могу констатировать, что кредитные учреждения, обещавшие реструктуризировать задолженность, крайне неохотно шли на это, даже при наличии подтвержденных оснований. Таким образом, очень многие остались наедине со своими финансовыми трудностями и вынуждены каждый день принимать звонки от недружественно настроенных специалистов по взысканию проблемной задолженности. Несмотря на то что многих граждан уже не пугают процедурные бюрократические моменты, я искренне надеюсь, что в качестве мер поддержки для лиц, нуждающихся в освобождении от долговых обязательств, будет упрощение процедуры банкротства. Хоть это и не совсем выгодное желание для адвоката, работы-то меньше станет, зато людям станет легче, а это должно быть главнее.

– Вы крайне негативно отнеслись к предложению увеличить до одного года общий срок давности привлечения к административной ответственности. Есть ли у вас еще замечания к проекту нового КоАП?

– Замечаний очень много, боюсь, что нарушу регламент интервью, если буду более конкретной. Я уже ранее отмечала в комментарии «АГ» и повторю еще раз о том, что значительное количество замечаний по результатам публичного обсуждения проекта федерального закона «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» учтены разработчиком либо учтены частично, косвенно, это подтверждает факт недоработанности проекта и необходимости внесения изрядного количества корректировок.

Если говорить актуальными категориями, то, конечно же, обращают на себя внимание «карантинные поправки», которые изначально не были отражены в Проекте. Я говорю в первую очередь об изменении ст.6.3 КоАП «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» в сторону увеличения штрафов и о появлении ст. 20.6.1 КоАП «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения», также с внушительным размером санкций. Анализируя названные статьи, прихожу к выводу, что законодатель борется с нарушением профильного эпидемиологического законодательства и с невыполнением предписанных правил путем «наказания рублем».

С учетом экономической нестабильности, тотального снижения доходности, а зачастую и вовсе отсутствия средств к существованию увеличение штрафных санкций видится как игра с виртуальными деньгами, т.е. деньгами, которых нет. Многие граждане оправдывают свое нарушение того или иного режима именно необходимостью заработать на элементарные потребности. Разумеется, при таких обстоятельствах желание у некоторых иметь реальные деньги сегодня превалирует над потенциальным риском заплатить виртуальные деньги по протоколу об административном правонарушении. Считаю, что увеличение санкционных мер, искусственное затягивание в долговые ямы скажутся в первую очередь на количестве инициированных банкротных процедур, но никак не способствуют благой превентивной цели, которую изначально, как видится, преследовал законодатель.

– В то же время вы положительно отозвались о проекте поправок в законодательство, которые направлены на защиту прав малоимущих граждан-должников в рамках исполнительного производства. Не приведут ли эти поправки к повальному уходу от выплаты долга?

– Да, я всегда позитивно отношусь к законопроектам, которые ориентированы не на ужесточение санкций, а, наоборот, на некоторое послабление. В свете принимаемых в последнее время законов, где «тотальная урегулированность» для простого гражданина видится в негативном, ущемляющем ключе, данный законопроект – как отдушина. При этом я считаю, что права всех «игроков на рынке» должны быть сбалансированы, полагаю, что в данном случае права заемщиков не уравновешены правами кредиторов. Такая несбалансированность, как представляется, в случае принятия закона будет нивелирована кредитором путем создания «дополнительных подушек безопасности». Таким образом, произойдет удорожание и без того дорогих банковских услуг. Не возьмусь прогнозировать, приведут ли именно эти поправки к повальному уходу от выплаты долга. Для невыплаты долга сейчас и в ближайшем обозримом будущем и без того много оснований. Время покажет, посмотрим.


1 Информация о проекте размещена на сайте ФПА, там же указан контакт для желающих присоединиться к проекту.

2 Статья Нарине Айрапетян по материалам вебинара о личном бренде адвоката будет опубликована в одном из ближайших номеров «АГ» (Прим. ред.).

Рассказать: