×

Проблемы направления адвокатского запроса

Важнейший инструмент для успешного осуществления профессиональной деятельности
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП МО, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н.
Материал выпуска № 12 (317) 16-30 июня 2020 года.

Статья написана по материалам вебинара ФПА РФ, состоявшегося 31 марта 2020 г., где автор выступал в качестве докладчика, и посвящена важнейшему инструменту оказания адвокатом юридической помощи – адвокатскому запросу. В ней рассматривается обширный комплекс вопросов, связанных с этой темой, – содержание адвокатского запроса, нарушения, которых необходимо избегать при его подготовке и направлении, особенности запрашивания сведений с ограниченным доступом и др.; даются рекомендации, имеющие для адвокатов большое практическое значение.

В повседневной профессиональной деятельности российских адвокатов очень много сложных проблем, одни из которых существуют давно, другие возникают сейчас, в настоящее время. Все они насущны, а многие из них еще и остры, все требуют урегулирования и разрешения или устранения.

В то же время наряду с этими сложными проблемами встречаются и другие, которые как бы теряются в их тени. О них не говорят в телевизионных программах, и даже если и упоминают в социальных сетях, то обычно лишь в паузах между «горячими» новостями.

Тем не менее эти вопросы чрезвычайно важны для повседневной адвокатской практики, т. е. они значимы для всех российских адвокатов. Именно поэтому ФПА РФ уделяет им необходимое внимание и в публикациях (как печатных, так и электронных), и в эфирах (в формате вебинаров).

Один из таких вопросов – адвокатские запросы и проблемы, связанные с их направлением.

Важный постулат

Прежде всего, отмечу важный постулат, который нужно принимать во внимание: адвокатский запрос – ни в коем случае нельзя рассматривать как самостоятельный вид юридической помощи, он – инструмент для ее оказания, который может быть использован применительно к любому ее виду, предусмотренному п. 2 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (далее – Закон об адвокатуре) (с учетом открытого характера перечня, содержащегося в указанной норме).

Иначе говоря, подготовка и направление адвокатского запроса не должны быть предметом юридической помощи, они должны находиться внутри нее, быть частью работы адвоката по ее оказанию.

И сразу же обозначу еще один важнейший аспект, который «красной нитью» пройдет через всю статью: адвокатский запрос – это инструмент для сбора информации, носящей доказательственный характер по конкретному делу, находящемуся в производстве у адвоката.

Вопреки довольно широко распространенному среди наших коллег мнению, адвокатский запрос может готовиться и направляться не только при оказании юридической помощи в процессуальной сфере, но и при оказании любых иных видов помощи. Из дисциплинарной практики адвокатской палаты одного из субъектов РФ мне известен как минимум один, когда адвокат направлял запрос в рамках оказания консультационной помощи. Это совершенно законно, если посредством своего запроса адвокат собирает необходимые сведения для предоставления развернутой консультации, или для подготовки документов правового характера, или для обращения в конкретный орган государственной власти или местного самоуправления, либо для оказания иной непроцессуальной помощи.

Не допускать нарушений

Сразу же хочу обозначить отдельные из нарушений, которых необходимо избегать при подготовке и направлении адвокатского запроса:

1) абсолютно недопустима «продажа» адвокатского запроса;

2) недопустимо направление адвокатом адвокатского запроса в его личных интересах;

3) недопустимо направление адвокатского запроса без цели получения информации доказательственного характера;

4) крайне нежелательно направление адвокатского запроса для запрашивания общедоступных сведений.

Первое нарушение означает подготовку и направление запроса или передачу его доверителю как предмета юридической помощи. Еще раз отмечу: самостоятельным предметом соглашения об оказании юридической помощи направление адвокатского запроса не может быть в принципе. Это связано с тем, что возможность (право) направлять адвокатский запрос – это субсидиарное публичное властное полномочие, предоставленное адвокату для осуществления деятельности по оказанию юридической помощи как публичной функции.

Показателем нарушения является то, кто указан в запросе в качестве получателя ответа на него – сам адвокат или доверитель. Ответ на адвокатский запрос в любом случае в конечном счете должен оказаться у адвоката, ибо как инструмент для получения информации доказательственного характера он необходим для того, чтобы адвокат впоследствии до конца оказал доверителю необходимую ему юридическую помощь. В противном случае направление запроса представляется самостоятельным предметом соглашения, что, повторяю, противоречит сути адвокатского запроса.

Второе нарушение связано с тем, что адвокат не может оказывать юридическую помощь сам себе, он может сам защищать себя и/или свои охраняемые законом интересы. Оказание же помощи априори презюмируется вовне, по отношению к иному лицу.

Направление адвокатом запроса в своих личных интересах было бы нарушением нормы п. 1 ст. 6.1 Закона об адвокатуре, содержащей определение адвокатского запроса: «Адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи». В свою очередь, согласно п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре «адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

Для рассмотрения третьего нарушения вернусь к постулату о том, что адвокатский запрос должен быть направлен на получение информации, носящей доказательственный характер.

В уже приведенной норме п. 1 ст. 6.1 Закона об адвокатуре, содержащей определение адвокатского запроса, указано, что он является официальным обращением по вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

Эта формулировка делает невозможным и полностью недопустимым такие действия, как:

  • запрашивание у адресатов толкования содержания норм законов и подзаконных актов и иного комментирования нормативной правовой информации;

  • требование от адресатов разъяснений действий и индивидуальных правоприменительных актов, как их собственных, так и любых иных лиц;

  • просьба совершения адресатами каких бы то ни было действий либо, напротив, отказа от совершения ими каких бы то ни было действий;

  • обжалование каких бы то ни было действий и/или решений адресата или иного лица (фактически – в квазипроцессуальном порядке).

Разумеется, в отношении каждого случая необходимо соотносить все факторы и оценивать допустимость или недопустимость направления запроса конкретному адресату.

Проиллюстрирую это на примере адвокатских запросов, поступивших в адвокатские палаты субъектов РФ:

  • требование адвоката прокомментировать положения норм УПК РФ или, например, разъяснить, может ли адвокат запросить и получить определенные документы в определенном органе государственной власти или местного самоуправления по иному делу, в котором адвокат, направивший запрос, не участвовал. Такое требование недопустимо, ибо адвокатская палата не обладает правом давать какие бы то ни было официальные комментарии, а ответ адвокатской палаты в любом случае является официально выражаемым мнением;

  • требование адвокатом информации по дисциплинарным производствам, возбужденным и проведенным в отношении других адвокатов. Оно неприемлемо, поскольку данная информация охраняется тайной согласно п. 4 ст. 19 КПЭА; исключение составляет обращение адвоката, являющегося представителем того адвоката, в отношении которого было возбуждено это дисциплинарное производство;

  • требование адвокатом информации о правомерности вступления другого адвоката по ст. 51 УПК РФ в качестве защитника в уголовное дело, в котором он (запрашивающий адвокат) осуществляет защиту. Такое требование имеет право на существование, так как адвокатская палата является оператором единой автоматизированной системы распределения дел по назначению.

Четвертое нарушение касается нежелательности запрашивания общедоступных сведений.

Если сведения носят общедоступный характер, хотя бы даже и на платной (возмездной) основе, и потому могут быть свободно получены самим доверителем или адвокатом как его представителем, они не должны добываться с помощью адвокатского запроса. В противном случае это

фактически является злоупотреблением правом и влечет отрицательные последствия для адвокатуры в целом, подрывая ее авторитет и доверие к ней. Вновь отмечу: возможность направлять адвокатский запрос – это публичная функция адвоката, субсидиарное публичное властное полномочие, ему предоставленное. Оно дает ему преимущество в сборе информации, которую без этого полномочия он не смог бы собирать (получать).

Запрашивание сведений с ограниченным доступом

Совершенно отдельной проблемой, связанной с содержанием адвокатского запроса, является запрашивание сведений с ограниченным доступом (что в соответствии с п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре является законным основанием для отказа в предоставлении запрашиваемых сведений).

К информации с ограниченным доступом действующим законодательством относятся:

  • государственная тайна;

  • персональные данные;

  • служебная и коммерческая тайна;

  • профессиональные тайны.

Прежде чем перейти к характеристике особенностей работы с этими блоками информации, отмечу, что в любом случае при отказе адвокатув предоставлении запрошенных им сведений по данному мотиву адресат запроса должен указать конкретное основание отнесения этих сведений к сведениям с ограниченным доступом.

Получение сведений, составляющих государственную тайну, – это абсолютное табу. Тот факт, что адвокат в силу своего статуса может получить доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, при осуществлении им процессуальной функции защитника по уголовному делу в данном случае значения не имеет.

В отношении служебной и коммерческой тайны адвокат в принципе лишен возможности заранее знать, относятся ли запрашиваемые и сведения к этому разряду сведений с ограниченным доступом.

Ситуация со взаимоотношением между институтом адвокатского запроса и институтом персональных данных и их защиты – самая сложная. Согласно ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» персональные данные – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Иными словами, персональные данные – вся информация о любом физическом лице. Не будет преувеличением сказать, что, когда нормы закона заработают в полную силу, тогда сфера применения адвокатского запроса сузится до критического минимума и будет охватывать лишь сведения о юридических лицах.

Так, уже сейчас приходится сталкиваться с тем, что в качестве персональных данных охраняются от предоставления в ответ на адвокатский запрос сведения о месте жительства гражданина. Согласно ст. 20 ГК РФ местом жительства гражданина является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Поскольку данная норма содержится в ч. 1 ГК РФ и расположена между ст. 19 «Имя гражданина» и ст. 21 «Дееспособность гражданина», очевидно, что место жительства – часть юридической личности гражданина, и она не должна быть закрыта от иных лиц (в связи, например, с необходимостью указывать адрес ответчика при подаче иска). Тем не менее органы ФМС в предоставлении этой информации адвокатам отказывают.

Уверен, пока ситуация не переменилась, адвокатам, даже если они предполагают отказ в предоставлении сведений, все равно нужно их запрашивать. Каждый такой запрос и каждый отказной ответ ярко высвечивают существующую проблему чрезмерности объема сведений, относимых к персональным данным и защищаемых в качестве таковых.

В отношении профессиональных тайн, т. е. тайн, связанных с профессиональной деятельностью определенных лиц, ситуация несколько иная. Количество этих тайн весьма велико: по некоторым подсчетам более 70. Помимо того, что ими охватываются значительные массивы информации, они зачастую чрезвычайно широко толкуются органами государственной власти, органами местного самоуправления и организациями, являющимися носителями этих тайн.

По поводу каждой профессиональной тайны адвокату нужно представлять, во‑первых, ее наличие, во‑вторых, предмет и, в‑третьих, объем и при подготовке запроса производить проверку по данным параметрам.

В связи с этим строго применительно к необходимости истребования адвокатами сведений с помощью адвокатских запросов целесообразно подразделить все профессиональные тайны на абсолютные и относительные.

Абсолютные тайны отличаются тем, что охватывают весь объем информации, известной лицу определенной профессии.

Пример – нотариальная тайна: согласно абз. 2 ст. 16 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. Таким образом, поскольку специально упомянутого исключения для адвокатов законодательство о нотариате не предусматривает, следовательно, отвечать на адвокатский запрос нотариус не обязан; соответственно, направлять в его адрес адвокатский запрос, как правило, нецелесообразно.

Относительные тайны, в отличие от абсолютных, охватывают лишь определенную часть информации, доступной специалисту конкретной профессии.

Сразу отмечу: проблема в данном случае заключается в том, что относительные тайны рассматриваются их носителями фактически как абсолютные.

В качестве иллюстрации можно привести банковскую тайну. По мнению большинства граждан, в том числе многих наших коллег и – что немаловажно – практически всех сотрудников банков и иных кредитных организаций, банковской тайной являются любые сведения, связанные с деятельностью банков и иных кредитных организаций. И, соответственно, нередко сотрудники этих структур уверенно отвечают отказом на любые адвокатские запросы.

Однако такая позиция не соответствует действующему российскому законодательству. Согласно абз. 1 ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395–1 «О банках и банковской деятельности» «кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов». Это означает, что банковской тайной является не весь объем информации, имеющейся в банке или иной кредитной организации, а определенные, локализованные сведения.

К примеру, информацию о дате доступа к арендованным сейфовым ячейкам банк в ответ на адвокатский запрос обязан предоставить, поскольку эта информация не охватывается определением банковской тайны (единственное, исключение – если дополнительный режим тайны введен внутренними документами банка или иной кредитной организации, но тогда адвокат должен быть проинформирован об этом в ответе).

Существует также чересчур широкое толкование врачебной тайны. В соответствии с п. 1 ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну». Таким образом, врачебной тайной является не вся информация, известная врачам и иным медработникам, а сведения, имеющие определенный предмет. Следовательно, к примеру, информацию о прикреплении гражданина к медучреждению истребовать можно.

Вместе с тем в отношении врачебной тайны есть еще один аспект. На основании подп. 10 п. 4 ст. 13 упомянутого закона «предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: (…) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом». Это может рассматриваться как дополнительное основание для истребования информации.

Некоторые рекомендации

В свете всего вышеизложенного можно сформулировать определенные рекомендации. Если необходимые адвокату сведения однозначно относятся к какой-либо охраняемой тайне (абсолютной), их вообще нецелесообразно запрашивать.

Если сведения пограничны (т. е. относятся к сфере, в которой действует какая-либо охраняемая законом тайна), но все же напрямую не включены в сведения, доступ к которым ограничен, в адвокатском запросе следует вслед за ссылкой на конкретную норму права привести обоснование того, что адресат обязан предоставить адвокату запрашиваемые им сведения, поскольку они не относятся к сведениям с ограниченным доступом.

Есть особенности, связанные с формой адвокатского запроса. Для адвоката, готовящего и направляющего адвокатский запрос, непременной обязанностью является полное, дословное, доскональное соблюдение требований, содержащихся в Приказе Министерства юстиции России от 14 декабря 2016 г. № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса» (с учетом Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г.).

Кроме того, желательно соблюдение некоторых рекомендаций, связанных с практическими соображениями. Второй подлинный экземпляр адвокатского запроса или хотя бы его копия должен оставаться у адвоката (в его производстве по конкретному делу, в связи с оказанием помощи по которому он направляет этот запрос). Если адвокат сам направляет запрос, то в адвокатском досье должна быть копия запроса с отметкой о вручении адресату или почтовая квитанция о направлении адресату. Если адвокатский запрос передается адвокатом на руки доверителю для подачи/передачи адресату, то у адвоката должны быть: 1) акт передачи запроса доверителю; 2) отметка о принятии адвокатского запроса на его копии.

Все, что связано с адвокатскими запросами, их формулированием, оформлением, направлением, подачей – это повседневная адвокатская практика. У каждого адвоката есть свои приемы и наработки для максимально быстрого, успешного и эффективного истребования необходимой ему информации. И если мы, применяя свой опыт и опыт коллег, будем как можно шире и увереннее использовать данное статусное право на сбор информации, адвокатские запросы по-прежнему будут для нас важным и – что самое главное – действенным инструментом для успешного осуществления профессиональной деятельности.

Рассказать:
Другие мнения
Пучков Денис
Пучков Денис
Адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро LOYS
У защитников должны быть не только обязанности, но и серьезные права и гарантии
Правовые вопросы статуса адвоката
Комментарий к докладу об адвокатуре, представленному в ПАСЕ
23 Сентября 2020
Смирнов Юрий
Адвокат АП Калужской области, председатель Калужской областной Коллегии адвокатов «Консул»
Участие в деле специалиста – не формальность
Правовые вопросы статуса адвоката
Защитникам необходимо активнее использовать возможность привлечения в уголовное дело компетентных лиц
22 Сентября 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Устранить процессуальное неравенство
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходимые изменения в УПК РФ
22 Сентября 2020
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
Не надо из защитников делать стахановцев
Правовые вопросы статуса адвоката
Неосновательное ограничение времени ознакомления с материалами уголовного дела для стороны защиты превратилось в укоренившуюся тенденцию
08 Сентября 2020
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н.
«Скоростное» ознакомление
Правовые вопросы статуса адвоката
Для адвокатского сообщества важно выработать алгоритм действий по реагированию на ограничения стороны защиты в ознакомлении с материалами дела
08 Сентября 2020
Денисов Юрий
Денисов Юрий
Президент АП Владимирской области
Критерии определения
Правовые вопросы статуса адвоката
Достижение целей правосудия возможно только при обеспечении достаточного времени для подготовки адвоката к защите
08 Сентября 2020