×

Обзор важнейших изменений в ГК, ГПК и АПК за 2020 г.

Наиболее заметное изменение гражданского процесса было связано не с законодательством
Речкин Роман
Речкин Роман
Старший партнер юридической фирмы INTELLECT, руководитель группы практик, магистр частного права

Гражданский кодекс

В уходящем году, как и в 2019-м, в ГК РФ вносились только отдельные точечные изменения, направленные на урегулирование локальных вопросов правоприменения.

Связано это с фактическим окончанием реформы ГК, начатой еще в 2008 г. Напомню, что 1 июля 2018 г. вступил в силу последний «лоскут» в рамках реформы гражданского законодательства, связанный с финансовыми сделками, – Федеральный закон от 26 июля 2017 г. № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Формально это должна была быть предпоследняя часть изменений в Кодекс в рамках реформы, но фактически, возможно, последняя, поскольку до сих пор неясно, будет ли вообще принят новый раздел ГК о вещных правах.

Одним из таких локальных вопросов, разрешаемых судами (по мнению законодателя, неправильно), является истребование имущества (прежде всего жилых помещений) у добросовестных приобретателей, в том числе при наличии каких-либо дефектов при приватизации. Несмотря на то что приватизация часто происходила много лет назад, суды все равно, как правило, удовлетворяли иски прокуратуры или муниципалитета об истребовании имущества. С целью переломить эту практику и был принят и 1 января 2020 г. вступил в силу Федеральный закон от 16 декабря 2019 г. № 430-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Норма п. 6 ст. 8.1 ГК была дополнена презумпцией добросовестности приобретателя недвижимости, полагавшегося на данные ЕГРН, «пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него».

Читайте также
Вступили в силу поправки, защищающие добросовестных приобретателей жилья
С 1 января существенно ограничена возможность публично-правового образования истребовать жилое помещение у добросовестных приобретателей, а также скорректированы нормы о получении государственной компенсации за утрату жилья
10 Января 2020 Новости

Чтобы исключить саму возможность восстановления судом срока исковой давности (поскольку суды очень часто «входили в положение» прокуратуры или муниципалитета), ст. 302 ГК была дополнена п. 4, содержащим прямое указание: «Суд отказывает в удовлетворении требования об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения». При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, теперь императивно возложено на публичного истца.

В связи с расширением сферы применения электронных документов и декларируемой государством целью сокращения необходимого участникам гражданского оборота количества «бумажных» документов был принят Федеральный закон от 20 июля 2020 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». С 1 января 2021 г. свидетельства о регистрации программ для ЭВМ, патенты на изобретения, за исключением патентов на секретное изобретение, патенты на полезные модели или на промышленные образцы выдаются в форме электронного документа и по желанию заявителя на бумажном носителе.

Федеральным законом от 31 июля 2020 г. № 251-ФЗ «О внесении изменения в статью 94 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» внесено также точечное изменение, направленное на урегулирование локального вопроса, на сей раз – в сфере корпоративного права.

С 11 августа при подаче участником общества с ограниченной ответственностью заявления о выходе из общества или предъявлении им требования о приобретении обществом принадлежащей ему доли в случаях, когда это допускается законом, доля переходит к обществу не с момента получения соответствующего заявления участника, а с даты внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

Новый подход – с учетом того, что подпись на заявлении участника о выходе из общества удостоверяется нотариусом и им же подаются сведения о внесении изменений в ЕГРЮЛ, – призван исключить споры о моменте выхода участника из общества. В то же время процедура выхода теперь реализуется без участия самого общества, которое о выходе участника может узнать значительно позже. Для кредитных организаций при этом сохранены прежние правила о переходе доли к обществу с момента получения заявления о выходе участника.

Федеральным законом от 31 июля 2020 г. № 262-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» внесен ряд изменений, направленных на совершенствование процедуры рассмотрения Роспатентом заявок на госрегистрацию результатов интеллектуальной деятельности. Юридически значимые действия по регистрации и выдаче патентов и свидетельств, а также иные действия, связанные с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности, осуществляются Роспатентом, при этом соответствующие госуслуги оказываются с участием ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» (ФИПС), который проводит подготовительные работы для реализации Роспатентом указанных действий. Однако на практике возникают затруднения в разграничении функций Роспатента и ФИПС при предоставлении госуслуг (в особенности у заявителей и госорганов, осуществляющих контроль за деятельностью Роспатента).

Изменения вступают в силу 1 августа 2021 г., за исключением положения, направленного на ограничение права заявителя на подачу заявок на изобретение, в отношении которых он освобождается от уплаты пошлины при представлении обязательства об уступке патента (п. 2 ст. 1 Закона), вступившего в действие с 30 октября 2020 г.

Читайте также
Правовая сторона пандемии
Оказание юридической помощи в условиях распространения коронавирусной инфекции и правовые последствия мероприятий по борьбе с пандемией
19 Февраля 2021 Дискуссии

Необходимо отметить, что возникшее в 2020 г. новое «коронавирусное» законодательство (специальные правила регулирования отдельных вопросов в связи с распространением новой коронавирусной инфекции Covid-19) собственно ГК не затронуло –специальные правила вводились отдельными законами. Например, специальные правила для уменьшения арендной платы или отказа от договора аренды для арендатора, являющегося субъектом малого или среднего предпринимательства и осуществляющего деятельность в отраслях российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате пандемии, были установлены Федеральным законом от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций».

Читайте также
Адвокаты проанализировали второй «коронавирусный» обзор Верховного Суда
Наиболее значимыми они посчитали разъяснения по вопросам аренды, прекращения моратория на банкротство и размещения заведомо ложной информации в публичный доступ
07 Мая 2020 Новости

При этом толкование норм гражданского законодательства применительно к ситуациям, связанным с распространением Covid-19, осуществлялось Верховным Судом РФ путем принятия так называемых «ковидных» обзоров: в частности, Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (Covid-19) № 1 был утвержден Президиумом ВС 21 апреля 2020 г., соответствующий Обзор № 2 – 30 апреля.

Однако развитием гражданского законодательства в 2020 г. занимался и Конституционный Суд РФ, которым, в частности, было принято постановление от 26 ноября № 48-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 234 ГК в связи с жалобой гражданина Виктора Волкова.

Читайте также
КС истолковал добросовестность при приобретательной давности
По мнению Суда, новый владелец не может считаться недобросовестным лишь потому, что сделка по передаче имущества не имела правовых последствий
02 Декабря 2020 Новости

Сформулированная КС позиция, безусловно, значима для гражданского оборота, поскольку Суд фактически признал недопустимым подход, сформулированный в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22).

Так, в п. 15 Постановления № 10/22 суды пришли к выводу, что добросовестность для целей приобретения по давности (п. 1 ст. 234 ГК) должна пониматься точно так же, как в п. 1 ст. 302 ГК для виндикации: «давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности».

Однако КС в Постановлении № 48-П пришел к выводу, что таким образом добросовестность в случае приобретательной давности понимать нельзя – то есть понятия добросовестности для целей ст. 302 и ст. 234 ГК отличаются.

Процессуальные кодексы

Напомню, что 2019 г. сопровождался заметными изменениями в гражданском процессе: изменилась регламентация порядка проведения судебных заседаний (с 1 сентября 2019 г. введена обязательная аудиозапись заседаний в суде общей юрисдикции – Федеральным законом от 29 июля 2018 г. № 265-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), вводились новые институты (с 1 октября 2019 г. ГПК РФ дополнен гл. 22.3 «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц» – Федеральный закон от 18 июля 2019 г. № 191-ФЗ).

Однако самые существенные изменения в арбитражном процессе были связаны, безусловно, с Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ, который некоторые СМИ даже окрестили «процессуальной революцией». Новеллы вступили в силу с 1 октября 2019 г. – одновременно с началом работы новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции.

На фоне бурного 2019 г. в уходящем году российское гражданское процессуальное законодательство практически не изменилось.

Федеральным законом от 24 апреля 2020 г. № 131-ФЗ «О внесении изменений в статью 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» право на отказ от дачи свидетельских показаний было предоставлено не только Уполномоченному по правам человека в РФ, но и уполномоченным по правам человека в субъектах Федерации – в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением их обязанностей (п. 5 ч. 4 ст. 69 ГПК).

Кроме того, в 2020 г. продолжалась эпопея с введением и последующим приостановлением действия требований ГПК об указании в исковом заявлении (заявлении о выдаче судебного приказа) дополнительных реквизитов в отношении ответчика-гражданина. Первоначально Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ было установлено требование об обязательном указании в исковом заявлении дополнительных реквизитов в отношении ответчика-гражданина, если они известны: СНИЛС, ИНН, серия и номер паспорта, ОГРНИП, серия и номер водительского удостоверения или свидетельства о регистрации транспортного средства (ч. 3 ст. 125 АПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ). Аналогичные правила были установлены для заявления о выдаче судебного приказа (п. 3 ч. 2 ст. 229.3 АПК, п. 3 ч. 2 ст. 124 ГПК).

Эти правила даже вступили в силу (с 1 октября 2019 г.), однако 28 октября 2019 г. срок введения в действие норм ГПК, предусматривающих указанные требования, был сдвинут (Федеральным законом от 17 октября 2019 г. № 343-ФЗ) на 180 дней – до 30 марта 2020 г. При этом аналогичные нормы АПК вступили в силу.

Приостановление действия названных требований было связано с возражениями организаций, оказывающих коммунальные и прочие услуги (РСО, управляющие компании, ТСЖ), о том, что в силу отсутствия у них перечисленных дополнительных реквизитов должников-физлиц будет парализовано судебное взыскание задолженности. Несмотря на то что дополнительные реквизиты указываются истцом, только если они ему известны, законодатель прислушался к возражениям, надеясь, что Правительство РФ за шесть месяцев как-то разрешит этот вопрос и установит порядок получения упомянутых сведений.

Однако в начале 2020 г. правительству было явно не до гражданского процесса, в связи с чем ст. 20.2 Федерального закона от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ действие п. 3 ч. 2 ст. 131 и п. 3 ч. 2 ст. 124 ГПК было вновь приостановлено – до 1 января 2021 г. – в отношении «исковых заявлений и заявлений о вынесении судебного приказа, подаваемых юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, осуществляющими деятельность по управлению многоквартирными домами, товариществами собственников жилья, жилищными, жилищно-строительными, иными специализированными потребительскими кооперативами, созданными в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, специализированной некоммерческой организацией, осуществляющей деятельность, направленную на обеспечение проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, ресурсоснабжающими организациями, осуществляющими предоставление коммунальных услуг (энергоресурсов) гражданам, региональным оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами».

Федеральный закон от 8 июня 2020 г. № 171-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в целях защиты прав физических и юридических лиц в связи с мерами ограничительного характера, введенными иностранным государством, государственным объединением и (или) союзом и (или) государственным (межгосударственным) учреждением иностранного государства или государственного объединения и (или) союза» представляет собой реакцию государства на санкции, вводимые иностранными государствами в отношении российских физических и юридических лиц (вступил в силу с 19 июня 2020 г.).

АПК дополнен ст. 248.1 «Исключительная компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по спорам с участием лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера» и ст. 248.2 «Запрет инициировать или продолжать разбирательство по спорам с участием лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера».

Насколько действенно будет определение российского арбитражного суда о запрете инициировать или продолжать разбирательство для иностранного суда или международного коммерческого арбитража, находящихся за пределами территории РФ, сказать сложно – практика применения данных норм пока отсутствует.

Читайте также
«Процессуальный карантин» продлен до 30 апреля
Опубликовано новое совместное постановление президиумов Верховного Суда и Совета судей РФ, обусловленное мерами по предотвращению распространения пандемии коронавируса в России
09 Апреля 2020 Новости

Как ни странно, наиболее заметное изменение российского гражданского процесса в 2020 г. было связано не с законодательством. Совместным Постановлением Президиумов Верховного Суда РФ и Совета судей от 8 апреля 2020 г. № 821 (далее – Постановление № 821) была предусмотрена возможность проводить в арбитражных судах онлайн-заседания.

При этом ни Президиум ВС, ни Президиум Совета судей правом устанавливать правила рассмотрения судами дел не наделены. Никаких упоминаний об онлайн-заседаниях ни в АПК, ни в ином законе не содержится – такая форма судопроизводства в принципе не предусмотрена процессуальным законодательством. Для сравнения: проведение заседаний с использованием видео-конференц-связи прямо предусмотрено ст. 153.1 АПК.

Но, несмотря на сомнительную, на мой взгляд, законность введения, институт онлайн-заседаний позволил российской судебной системе функционировать, рассматривать дела в условиях пандемии.

Тем не менее отсутствие какого-либо правового регулирования онлайн-заседаний в процессуальном законодательстве породило проблему различного понимания и применения (либо неприменения) этого института разными судами. Например, АС Тюменской области, отказывая в удовлетворении ходатайства лица о проведении онлайн-заседания, в определении от 22 мая 2020 г. по делу № А70-12947/2019 указал: «Поскольку Арбитражный процессуальный кодекс РФ, так же как и … иные федеральные законы и нормативные правовые акты, не устанавливает возможность проведения онлайн-заседаний в арбитражных судах, арбитражные суды (в частности, Республики Адыгея и Республики Калмыкия), которые проводили онлайн-заседания летом, в сентябре начали отказывать в их проведении, указывая, что АПК не содержит положений о возможности проведения судебных заседаний в таком формате, а срок действия Постановления № 821, устанавливающего возможность проведения онлайн-заседаний, истек. Таким образом, у них есть возможность проводить заседания только посредством ВКС».

Необходимо особо отметить позицию АС г. Москвы, который не проводил и не проводит онлайн-заседания, ссылаясь на то, что они не предусмотрены АПК, а Постановление № 821 с 12 мая не действует. При этом в своих определениях суд указывает, что на сайте размещена информация о проведении работ по тестированию и внедрению в эксплуатацию системы дистанционного участия в судебных заседаниях по примеру Верховного Суда. Но до завершения данных работ техническая возможность их проведения в суде отсутствует (определения АС г. Москвы от 10 августа по делу № А40-33717/16, от 21 сентября по делу № А40-192998/18 и др.).

Из «законодательного вакуума» регулирования онлайн-заседаний вытекает и проблема отсутствия единообразного подхода судов и отдельных судей к установлению правил их проведения. Некоторые суды устанавливают «свои» правила проведения онлайн-заседаний, иногда достаточно объемные. Так, АС Уральского округа принят Регламент организации участия в судебном заседании Арбитражного суда Уральского округа с использованием системы веб-конференции информационной системы «Картотека арбитражных дел» (онлайн-заседания), состоящий из 17 пунктов (Приложение № 2 к протоколу заседания президиума АС Уральского округа от 15 мая 2020 г. № 12).

В целом каждый суд устанавливает свои правила проведения онлайн-заседаний – например, АС Удмуртской Республики считает, что ходатайство об участии в онлайн-заседании подается не позднее чем за 5 рабочих дней до заседания (определение от 8 октября 2020 г. по делу № А71-3578/2015), хотя упомянутый Регламент АС Уральского округа таких правил не предусматривает. Более того, в некоторых судах ходатайство о проведении онлайн-заседания удовлетворялось практически за час до заседания.

У АС Волго-Вятского округа своя позиция по вопросу о том, как должно быть подписано ходатайство о проведении онлайн-заседания: кассационный суд округа считает, что оно должно быть подписано только усиленной квалифицированной ЭЦП (приказ председателя АС Волго-Вятского округа от 25 мая 2020 г. № 02-17). Настаивает именно на УКЭП и отказывает в удовлетворении ходатайства в случае ее отсутствия и АС Краснодарского края (определение от 8 октября 2020 г. по делу № А32-20367/2018). Иные суды принимают и разрешают такие ходатайства и без УКЭП.

Читайте также
Минюст предлагает максимально перевести работу судов в онлайн
Ведомство предложило при наличии технической возможности лицам, участвующим в деле, предоставлять доступ к его материалам в электронном виде, а также направлять электронную копию судебного акта
21 Октября 2020 Новости

Понятно, что для обеспечения единых правил рассмотрения судами дел путем проведения онлайн-заседаний необходимо их регулирование в АПК. Верховный Суд каких-либо усилий в этом направлении не предпринимает, поскольку рассматривает онлайн-заседания исключительно как временную техническую меру на период до окончания пандемии коронавируса.

Однако Минюст России в мае 2020 г. объявил о работе над законопроектом об онлайн-заседаниях. Предполагается, что онлайн-заседания смогут проходить по гражданским, арбитражным и административным делам. Поправки в ГПК, АПК и КАС разрабатываются в соответствии с планом мероприятий по направлению «Нормативное регулирование» программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

Рассказать:
Другие мнения
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Должен ли наукоград быть городским округом?
Конституционное право
Почему данные территории целесообразнее выделить в особый вид территориальных образований
24 Февраля 2021
Артамонова Анна
Артамонова Анна
Адвокат, партнер АБ ЕМПП
Требуется разработка ряда новых локальных документов
Трудовое право
Работодателям необходимо принять положение об особенностях дистанционного труда в случае необходимости во временном переводе на удаленную работу
16 Февраля 2021
Кукушкина Елена
Кукушкина Елена
Советник «Бейкер Макензи»
Новации в сфере регулирования трудовых отношений с дистанционными работниками
Трудовое право
Особенности труда постоянных и временных дистанционных работников
16 Февраля 2021
Иванова Татьяна
Иванова Татьяна
К.ю.н., адвокат
За и против
Медицинское право
Обсуждение темы уголовной ответственности медицинских работников, защиты врачей и пациентов жизненно необходимо
16 Февраля 2021
Федосова Мария
Федосова Мария
Партнер АБ «ЮСЛАНД», руководитель медицинской практики
Специфика защиты медицинских работников
Медицинское право
На фоне дефицита законодательных предписаний усиливается тенденция ежегодного увеличения числа возбуждаемых в отношении медицинских работников уголовных дел
16 Февраля 2021
Делов Вадим
Делов Вадим
Адвокат Коллегии адвокатов НСО «Полковников, Тарасюк и партнеры»
Преодолим ли субъективизм судебно-медицинской экспертизы?
Медицинское право
Проблемы судебно-медицинской экспертизы – тема актуальная и неисчерпаемая
16 Февраля 2021