×
Свитнев Константин
Свитнев Константин
Генеральный директор компании «Росюрконсалтинг», эксперт в области репродуктивного права
Правовое регулирование ВРТ в целом и суррогатного материнства в частности в России весьма фрагментарно и оставляет желать лучшего. Существуют несколько мощных и практически неурегулированных правовых пластов, так или иначе связанных с суррогатным материнством, включая посмертную репродукцию, использование донорских гамет и эмбрионов, выбор пола, обеспечение внесудебного порядка регистрации «суррогатных» детей и равного доступа к суррогатному материнству всем гражданам, желающим стать родителями.

Главной же проблемой на сегодняшний день является то, что судьбой и самой жизнью «суррогатного» ребенка распоряжается вынашивающая его женщина. Она может забрать малыша себе, может оставить его в роддоме, не дав установленного законом согласия на запись родителей-заказчиков в книгу записей рождений, а может шантажировать родителей прерыванием вынашиваемой ей «суррогатной» беременности.

На рассмотрении в Государственной Думе находится внесенный депутатом прошлого созыва С.Ш. Мурзабаевой законопроект № 1177252-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и статью 16 Федерального закона “Об актах гражданского состояния” в части применения вспомогательных репродуктивных технологий», который в случае его принятия решит одну из главных проблем, связанных с суррогатным материнством в России.

Суть предлагаемых изменений сводится к тому, чтобы обязать суррогатную мать передать выношенного ей ребенка его родителям, как это уже сделано на Украине, в Казахстане или в Белоруссии, а также установить внесудебный порядок регистрации детей, родившихся по программам суррогатного материнства у пар, не состоящих в официально зарегистрированном браке, а также у одиноких женщин.

Разумные и давно назревшие изменения. Однако в законопроекте в качестве потенциальных родителей перечисляются супружеские пары, пары, не состоящие в официально зарегистрированном браке, а также одинокие женщины. Об одиноких мужчинах репродуктивного возраста, коих в нашей стране порядка 12 миллионов, ныне действующий закон и предлагаемый законопроект хранят молчание. Но позвольте, если одинокая женщина имеет право продолжить свой род и стать матерью при помощи суррогатного материнства, то точно такое же право на продолжение рода должны иметь и одинокие мужчины, желающие стать родителями. Закон в России гарантирует защиту и поддерживает как материнство, так и отцовство, в силу закрепленного в Конституции России принципа равноправия мужчины и женщины в нашей стране имеют равные права и равные возможности для их реализации.

Законопроект предусматривает, что в случае отказа от «рожденного в результате суррогатного материнства ребенка мужчины и женщины, как состоящих, так и не состоящих в браке между собой, или одинокой женщины, давших информированное добровольное согласие на применение данного метода, либо их смерти до момента рождения ребенка, в случае согласия суррогатной матери признать себя матерью ребенка, отцом ребенка записывается супруг суррогатной матери, давший письменное согласие на применение данного метода вспомогательных репродуктивных технологий». Данное положение представляется неприемлемым, так как у «суррогатного» ребенка, как и у любого другого есть и прочие кровные родственники помимо родителей, бабушки и дедушки, дяди и тети по обеим линиям, за кем, разумеется, должен оставаться приоритет в определении судьбы родного им малыша. Положение же об автоматической записи супруга СМ в качестве отца чужого ему ребенка лишь на основании данного им согласия на вступление его супруги в программу сурматеринства просто абсурдно и не выдерживает никакой критики.

И, разумеется, сурмама не должна иметь права прервать вынашиваемую ей «суррогатную» беременность, убив таким образом доверенного ей чужого ребенка. Прерывание беременности в этом случае допустимо только по установленным медицинским показаниям – прямая и явная угроза жизни суррогатной матери или же несовместимые с жизнью патологии плода.

Сейчас родители-заказчики, если у них «изменятся обстоятельства», могут в любой момент спрятаться за «суррогатной» ширмой – я не я и лошадь не моя – оставив сурмаму с чужим ребенком на руках или отправив свое дитя в приют.

Заказчики суррогатной программы должны принять выношенного суррогатной матерью малыша. Если же они в силу любых причин сделать это отказываются, то они должны быть обязаны выплачивать алименты на содержание своего ребенка вплоть до его совершеннолетия. Мы в ответе за тех, кого получили.

Несмотря на то что рассматриваемый документ предусматривает давно назревшую необходимость законодательно обязать суррогатную мать передавать выношенного ребенка его родителям, проект обходит стороной или регулирует недостаточно корректно другие, не менее важные, аспекты такой репродуктивной технологии, как суррогатное материнство.


Рассказать: