×

Станет ли сложнее блокировать веб-ресурсы?

ЕСПЧ констатировал серьезные нарушения цифровых прав российских пользователей
Дарбинян Саркис
Дарбинян Саркис
Партнер Центра цифровых прав

Непредсказуемые блокировки веб-ресурсов и фильтрация информации онлайн по требованию госорганов – давняя боль Рунета, на мой взгляд, за последние 8 лет сильно «зарегулированного». Данная практика заставляет правозащитников говорить о де-факто существующей онлайн-цензуре, а интернет-предпринимателей и пользователей – постоянно искать новые технологические решения для обхода блокировок.

Огромное количество кейсов, связанных с непрозрачными, непропорциональными и неограниченными блокировками, привело шесть российских заявителей в ЕСПЧ с жалобами на нарушение ст. 10 (свобода самовыражения) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). 23 июня 2020 г. Европейский Суд вынес сразу четыре решения по шести сайтам, подвергшимся блокировкам на территории России («Энгельс против России», «Булгаков против России», «Владимир Харитонов против России» и «ООО “Флавус” и другие против России»).

Следует отметить, что решения касаются разных аспектов применения Роскомнадзором норм российского законодательства. Однако во всех случаях ЕСПЧ усмотрел схожие нарушения Конвенции. Установленные Судом нарушения Российской Федерацией норм международного права окажут влияние на дальнейшее формирование правоприменительной практики не только в России, но и во всех странах – членах Совета Европы, где также в последнее время наблюдаются тенденции госрегулирования оборота интернет-контента.

ЕСПЧ скрупулезно проанализировал законодательство и правоприменительную практику регулирования контента и сетевых протоколов Рунета за последние 8 лет и в итоге констатировал серьезные нарушения цифровых прав российских пользователей, бизнеса и СМИ и лишение заявителей эффективных средств правовой защиты.

Очень интересным, на мой взгляд, представляется изложенное по делу «Харитонов против России» особое мнение судей Поля Лемменса, Дмитрия Дедова и Алены Полячковой. Они указали, что, несмотря на то что законом не регламентированы действия Роскомнадзора при получении запроса госоргана на блокировку сайта, ему надлежит выбирать наиболее щадящий способ, чтобы мера блокирования не вышла за пределы допустимости в соответствии с ч. 5 ст. 15.1 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» (далее – Закон об информации).

«Друзьями Суда» (amicus curiae) по данному делу выступили специальный докладчик ООН по свободе самовыражения Дэвид Кайе, а также ряд авторитетных международных неправительственных организаций в сфере цифровых прав, в том числе Access Now, Article 19, Electronic Frontier Foundation, «Репортеры без границ», Европейский Институт Информационного Общества и российская общественная организация «РосКомСвобода».

О чем были жалобы?

Читайте также
ЕСПЧ присудил 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда за блокировку сайта
Европейский Суд посчитал, что норма не может быть предсказуемой по своим последствиям, если из-за технических особенностей владелец соответствующего закону сайта должен нести последствия решения властей о блокировке незаконного веб-ресурса
03 Июля 2020 Новости

Издатель Владимир Харитонов жаловался, в частности, на то, что его сайт digital-books.ru был заблокирован лишь за то, что находился на одном и том же предоставляемом хостером IPv4-адресе, что и сайт rastaman.tales.ru, который ранее по внесудебному решению ФСКН России был признан незаконным в связи с распространением «растаманских сказок» с описанием курения марихуаны (ст. 15.1 Закона об информации).

Отмечу, что блокировка по IP-адресу остается самой большой технологической проблемой российского законодательства об информации. Дело в том, что IPv4-адреса стали дефицитным ресурсом (с 2019 г. они не выделяются). Несмотря на наличие более современной технологии IPv6-адресации, новый сетевой протокол в России внедряется медленно. В связи с этим многие хостеры до сих пор предлагают размещение сайтов на IPv4-адресах, в результате чего на одном адресе могут находиться от десятка до нескольких сотен сайтов.

По данным Роскомсвободы, ограничение доступа по IP-адресам привело к тому, что за 8 лет правоприменения блокировка около 700 тыс. ресурсов вызвала сопутствующую блокировку порядка 12 млн ресурсов. Примерно 97% ресурсов блокируются неправомерно – только потому, что размещаются на тех же IP-адресах, что и ресурсы с запрещенной информацией. Достаточно вспомнить события июня 2018 г., когда Роскомнадзор в попытке заблокировать Telegram (жалобы по которому только коммуницируются) в течение месяца заблокировал около 16 млн адресов, что повлекло за собой массовые сбои различных сервисов Рунета. В профессиональном сообществе данное событие получило название «IP-геноцид».

Владимир Харитонов прошел все национальные судебные инстанции, включая Конституционный Суд РФ. Суды в удовлетворении иска к Роскомнадзору отказали, а КС РФ в Определении от 17 июля 2014 г. № 1759-О отметил, что права владельцев сайтов, не содержащих запрещенной к распространению в РФ информации, по сути, оказались затронуты не решением о включении сетевого адреса в соответствующий реестр и принятыми в связи с этим мерами, а ненадлежащими действиями (бездействием) обслуживающего их провайдера хостинга. То есть сопутствующая блокировка по IP-адресу является проблемой заявителя и обслуживающего его хостинг-провайдера, которому надлежало предоставить другой IPv4-адрес для размещения данного ресурса.

«Флавус и другие против России»

Читайте также
ЕСПЧ посчитал, что норма о внесудебной блокировке сайтов не соответствует качеству закона
Как пояснил Суд, законодательство РФ не наделяет владельцев онлайн-СМИ какими-либо процессуальными гарантиями, способными защитить их от произвольного вмешательства под предлогом ст. 15.3 Закона об информации
29 Июня 2020 Новости

Принятые 28 декабря 2013 г. поправки в Закон об информации (так называемый «Закон Лугового») позволили Роскомнадзору по предписанию Генпрокуратуры России осуществлять без решения суда немедленную блокировку сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам, а также содержащих иную информацию экстремистского характера. То есть закон не требует предварительно уведомлять владельцев сайтов и не позволяет им удалить спорный контент во избежание блокировки.

Первыми действие поправок ощутили сайты grani.ru (учредитель – ООО «Флавус»), ej.ru («Ежедневный журнал») (учредитель – ООО «Медиафокус») и kasparov.ru (учредитель – Гарри Каспаров), которые с 2014 г., по информации надзорного ведомства, блокируются за распространение призывов к несанкционированным массовым мероприятиям и тенденциозное освещение «болотного дела».

Указанные ресурсы подвергались, пожалуй, наиболее ожесточенной блокировке и были пожизненно лишены права на разблокирование в России. За 6 лет Роскомнадзор внес в реестр тысячи зеркал ресурсов, которые создавались для того, чтобы пользователи могли получать доступ к материалам указанных электронных СМИ.

«Энгельс против России»

Читайте также
ЕСПЧ установил, что из-за размытости законодательства российские власти могут заблокировать любой контент
Суд сравнил удаление сведений о технологиях доступа к информации из-за риска их использования для поиска экстремистских материалов с попытками ограничить доступ к принтеру со ссылкой на то, что экстремистские материалы можно на нем распечатать
25 Июня 2020 Новости

Григорий Энгельс является вице-председателем «Пиратского интернационала» от Пиратской партии Германии, а также членом команды общественной организации «Роскомсвобода» и администратором доменного имени rublacklist.net, по которому располагаются некоторые веб-ресурсы организации.

Основанием для включения в реестр стала одна из страниц «Роскомсвободы», содержащая информацию о технических средствах для обхода блокировок. Решение было принято Анапским городским судом Краснодарского края по иску прокурора, назвавшего страницу «анонимайзером» и посчитавшего распространение подобного рода информации незаконным, так как с ее помощью пользователи могут получить доступ к литературе из списка экстремистских материалов Минюста России.

В отличие от дел Харитонова, ООО «Флавус» и других, данная блокировка была судебной. Стоит отметить, что рассмотрение дела проходило еще по правилам ГПК РФ, а не КАС РФ, действующего в настоящее время по такого рода делам.

«Роскомсвобода» узнала о решении суда уже после его вступления в силу и получения уведомления от Роскомнадзора о включении в реестр. Отказ самостоятельно ограничить доступ к странице мог привести к блокировке всего сайта организации на всей территории России.

«Роскомсвобода» обжаловала решение в апелляцию, однако Краснодарский краевой суд отказал в пересмотре, сославшись на то, что права и обязанности владельца сайта принятым решением никак не затрагиваются. Верховный Суд РФ отказал в передаче жалобы в кассацию, в связи с чем заявители были вынуждены обратиться в ЕСПЧ.

«Булгаков против России»

Читайте также
ЕСПЧ: Размещение экстремистского материала на веб-странице – не повод для блокировки всего сайта
Как пояснил Суд, прокурор не уведомил владельца сайта о нарушении им закона, а сразу обратился в суд, который без ведома последнего распорядился о блокировке сайта способом, не предусмотренным российским законодательством
02 Июля 2020 Новости

Евгений Булгаков является владельцем и администратором сайта Worldview of the Russian Civilization (www.razumei.ru), заблокированного по решению Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону за нарушение законодательства об экстремизме и распространение экстремистских материалов. В данном деле прокурор обратился в суд с иском к региональному интернет-провайдеру с просьбой заблокировать доступ к публикациям «путем добавления правил фильтрации для IP-адресов веб-сайтов к пограничному маршрутизатору зоны» (то есть с требованием блокировки доступа к сайту по числовым сетевым адресам).

Узнав о решении суда, заявитель удалил нарушающую закон электронную книгу, размещенную одним из пользователей, и обратился к провайдеру для восстановления доступа к сайту, однако получил отказ – так же, как и в пересмотре решения по делу, в рассмотрении которого он не участвовал. После неудачного обжалования решения в российские суды заявитель был вынужден обратиться в ЕСПЧ за защитой нарушенных прав.

Что установил ЕСПЧ

В вынесенных решениях ЕСПЧ опирался на сформированную им ранее позицию о блокировке сайтов, выраженную в постановлениях по делам против Турции («Ahmet Yıldırım v. Turkey» и «Cengiz and Others v. Turkey»), а также на решение по делу «Каблис против России».

Несмотря на отсутствие единого обязательного для стран международного документа, регламентирующего регулирование интернет-контента, существуют нормы «мягкого права», раскрывающие пределы допустимых ограничений в Сети. При этом Европейский Суд сослался на Декларацию о свободе общения в Интернете, принятую Комитетом министров Совета Европы 28 мая 2003 г., Декларацию о свободе выражения мнений и Интернете от 1 июня 2011 г., доклад Специального докладчика ООН 2011 г. по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение (A/HRC/17/27), Замечания общего порядка № 34 по ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого на 102-й сессии (11–29 июля 2011 г.) Комитетом ООН по правам человека, а также тематический документ, опубликованный Комиссаром Совета Европы по правам человека в 2014 г., и Рекомендации Комитета министров государствам – членам СЕ о свободе Интернета, принятые 13 апреля 2016 г.

Указанные нормы посвящены необходимости и пропорциональности блокировок информации в Интернете и определяют общие принципы при принятии решений о фильтрации и блокировке контента.

Коллегия судей ЕСПЧ пришла к следующим выводам:

  • суды, рассматривавшие жалобу Харитонова и Булгакова, не стремились взвесить различные интересы, поставленные на карту, – в частности, не дали оценки необходимости блокировать доступ ко всем сайтам, имеющим один и тот же IP-адрес. Национальные суды не применили положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21, требующего соблюдения критериев, установленных Конвенцией, а ограничились формальной проверкой действий Роскомнадзора. Однако, по мнению Европейского Суда, в соответствии с Конвенцией рассмотрение должно было учитывать, что мера, делающая недоступными большие объемы информации, существенно ограничивает права пользователей и имеет значительный побочный эффект;
  • по делу Энгельса ЕСПЧ установил, что распространение информации о технологически нейтральных инструментах вроде VPN, proxi, Tor и Google.Translate российским законодательством не запрещается. Европейский Суд отметил, что использование технологий обхода блокировок не может быть сведено лишь к тому, что подобные инструменты применяются для недобросовестных попыток получить доступ к экстремистскому контенту. Несмотря на то что любая информационная технология может быть использована для осуществления действий, не совместимых с принципами демократического общества, подобные технологии в основном служат множеству законных целей – например, обеспечению безопасных соединений с удаленными серверами, передаче данных через более быстрые серверы для сокращения времени загрузки страниц при медленных соединениях, а также для быстрого и бесплатного онлайн-перевода;
  • по мнению ЕСПЧ, положение п. 2 ч. 5 ст. 15.1 Закона об информации (в отличие от ч. 1, предусматривающей случаи и порядок внесудебной блокировки) является размытым и не определяет точного списка оснований, по которым информация может блокироваться по решению суда. Названная норма не дает судам или владельцам сайтов указаний относительно характера или категорий онлайн-контента, который может быть запрещен. При этом положение не отсылает к каким-либо иным нормативным или подзаконным актам, которые могли бы ограничить сферу его применения. ЕСПЧ полагает, что столь расплывчатое и слишком широкое правовое положение не удовлетворяет требованию предсказуемости. Норма закона не предоставляет владельцам сайтов возможности регулировать их поведение, поскольку они не могут заранее знать, какой контент может быть запрещен и что может привести к блокировке всего сайта;
  • во всех случаях ЕСПЧ установил отсутствие в российском законодательстве гарантий от чрезмерных и произвольных последствий блокировок. Европейский Суд пришел к выводу, что Закон об информации не наделяет владельцев сайтов процессуальными гарантиями, способными защитить их от произвольного вмешательства. В случае вынесения судебных решений указанные лица, несмотря на доступную информацию, не были извещены и привлечены к участию в процессе, а также были лишены возможности судебного пересмотра решений;
  • во всех случаях ограничения доступа к информации по требованию органов исполнительной власти и Генпрокуратуры Европейский Суд установил несоблюдение принципов необходимости и пропорциональности, а также избыточный характер блокировки и отсутствие в Законе об информации прозрачных процедур информирования владельца сайта о причинах нарушений и процедуре обжалования таких решений суда.

По итогам рассмотрения дел ЕСПЧ присудил каждому из заявителей компенсацию морального вреда в 10 тыс. евро., указав при этом на наличие оснований для пересмотра российскими судами ранее вынесенных решений по вновь открывшимся обстоятельствам.

Значение вынесенных решений ЕСПЧ для формирования дальнейшей правоприменительной практики в России вряд ли можно переоценить, учитывая, что количество органов, имеющих право принимать решения о внесудебной блокировке, а также оснований для блокировки контента, сайтов и мобильных приложений ежегодно увеличивается. Стоит напомнить, что в ближайшее время также начнется коммуникация дел по Telegram. На мой взгляд, есть все основания полагать, что эти решения тоже будут вынесены не в пользу РФ, даже несмотря на то, что Роскомнадзор спустя два года исключил мессенджер из реестра после длительных неудачных попыток его заблокировать.

Рассказать:
Другие мнения
Дроботов Станислав
Дроботов Станислав
Адвокат АП Санкт-Петербурга
Лишение родительских прав не может применяться «автоматически»
Семейное право
Позиция ЕСПЧ как лакмусовая бумажка выявила проблемы российского правоприменения
07 Августа 2020
Есин Андрей
Есин Андрей
Юрист по работе с ЕСПЧ
Проблемы «правовой определенности»
Международное право
ЕСПЧ вновь напомнил, что для отмены состоявшегося решения суда нужны очень веские причины
06 Августа 2020
Торянников Андрей
Торянников Андрей
Адвокат, заместитель председателя коллегии «Торянниковы и партнеры»
Дорогое посредничество…
Арбитражное право и процесс
Недобросовестность бывшего гендиректора, причинившего убытки обществу, обошлась ему в 125 млн руб.
04 Августа 2020
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник Федеральной палаты адвокатов РФ
Опрос адвокатом присяжного заседателя допустим
Конституционное право
При этом первому нужно быть предельно аккуратным, чтобы не быть обвиненным в давлении на второго
03 Августа 2020
Князькин Сергей
Князькин Сергей
К.ю.н., адвокат Центра международной защиты прав человека
В целях укрепления государственности
Международное право
Изучение и применение практики Европейского суда по ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод являются жизненно необходимыми
31 Июля 2020
Ибрагимов Эркин
Ибрагимов Эркин
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов
Действенные инструменты
Международное право
Право на справедливое судебное разбирательство в практике адвоката по спорам гражданско-правового характера
31 Июля 2020