×

Тяжелая болезнь и нахождение под стражей

Несовершенство и несогласованность нормативных актов ведут к нарушению основных конституционных прав
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
Материал выпуска № 22 (375) 16-30 ноября 2022 года.

Дискуссия по теме, предложенной Валерием Саркисовым, будет проводиться в разделе «Мнения» на advgazeta.ru. Приглашаем к участию! Присылайте материалы Татьяне Кузнецовой на почту kuznetsova@advgazeta.ru

Общеизвестно, что самой суровой мерой процессуального принуждения на стадии досудебного производства является заключение под стражу, поскольку оно связано с наиболее строгой изоляцией подозреваемого или обвиняемого от общества, сопряженной с ограничением основных прав и свобод гражданина. По большинству уголовных дел, рассматриваемых судами, мера пресечения в виде заключения под стражу переходит в исполнение наказания в виде лишения свободы, что влечет как ужесточение ранее наложенных, так и необходимость соблюдения новых ограничений. В указанных условиях наиболее уязвимыми категориями граждан являются лица, страдающие тяжелыми заболеваниями.

Конституция РФ гарантирует право на жизнь и право на охрану здоровья. В целях обеспечения и реализации указанных конституционных прав как УК РФ, так и УПК РФ содержат соответствующие базовые предписания.

Так, основными принципами уголовного судопроизводства в числе прочих являются уважение чести и достоинства личности и ее неприкосновенность. Запрещено обращение с участниками процесса, создающее опасность для жизни и здоровья. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью (см. ч. 1 ст. 9, ч. 3 ст. 10 УПК РФ).

Уголовное законодательство содержит связанный с указанными выше принцип гуманизма: согласно ст. 7 УК РФ уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека, а наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут преследовать цели причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства.

Все вышеперечисленные принципы сложно реализовать в полной мере в местах содержания под стражей и лишения свободы. Наиболее же остро данная проблема стоит в отношении тех заключенных под стражу или лишенных свободы лиц, которые страдают тяжелыми заболеваниями. Поскольку тяжелые заболевания связаны с опасностью для жизни человека и требуют постоянного ухода за пациентом и его особого лечения, нахождение тяжелобольных в условиях строгой изоляции может привести (и, к сожалению, нередко приводит) к смерти больного. Причинами этого являются как факт менее комфортных условий содержания в неволе, так и сложности, а зачастую и невозможность:

  • привлечения к лечению узкоспециальных врачей;
  • использования специального медицинского оборудования;
  • обеспечения больного дорогостоящими лекарствами,

что для обвиняемого и осужденного может быть равнозначно пытке.

В целях решения указанной проблемы в Уголовном кодексе РФ 1996 г. уже в его первоначальной редакции появилось ранее не известное ни советскому, ни российскому законодательству новое основание освобождения от наказания – в связи с болезнью. В УПК РФ возможность учета наличия тяжелого заболевания у подозреваемого или обвиняемого как основания для изменения меры пресечения в виде заключения под стражу появилось позже, а именно – в 2010 г.

Основной смысл норм законов, предусматривающих специальные процедуры освобождения тяжелобольных граждан из заключения, – состоит в необходимости соблюдения баланса между обеспечением безопасности жизни и здоровья подозреваемых, обвиняемых и осужденных, страдающих тяжелыми заболеваниями, с одной стороны, и недопущением использования указанных процедур в целях незаконного освобождения из-под стражи и (или) от наказания (например, путем симуляции болезни, злоупотребления должностными полномочиями лицами, принимающими решения об освобождении и др.) – с другой.

Несмотря на то что законодательство на сегодняшний день предусматривает возможность изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, а также освобождение от наказания, в том числе в виде лишения свободы в отношении соответственно подозреваемых, обвиняемых и осужденных, у которых диагностировано тяжелое заболевание, действующие нормы закона и существующие процедуры далеки от идеала и в полной мере не обеспечивают сохранение жизни указанным лицам.

Нормативной базой для изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в отношении подозреваемых и обвиняемых, страдающих тяжелыми заболеваниями, являются ч. 1.1 ст. 110 УПК РФ и постановление Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», которым утверждены:

  • Правила медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений (далее – Правила медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых);
  • Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений;
  • Форма медицинского заключения о наличии (отсутствии) тяжелого заболевания, включенного в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

Кроме того, отдельные разъяснения, имеющие значение для правоприменения, содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» и в решениях Конституционного Суда РФ (см., например, постановление от 19 апреля 2022 г. № 16-П).

Основные нормы, регламентирующие основания и порядок освобождения от наказания в связи с болезнью, содержатся в ст. 81 УК РФ, ст. 175 УИК РФ, в утвержденных постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью»:

  • Правилах направления на медицинское освидетельствование осужденных, ходатайствующих об освобождении (представляемых к освобождению) от отбывания наказания в связи с болезнью (далее – Правила направления на медицинское освидетельствование осужденных);
  • Правилах медицинского освидетельствования осужденных, ходатайствующих об освобождении (представляемых к освобождению) от отбывания наказания в связи с болезнью (далее – Правила медицинского освидетельствования осужденных),
  • Перечне заболеваний, препятствующих отбыванию наказания,

применяемых с учетом решений Верховного и Конституционного Суда РФ.

Мы не будем описывать порядок изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, а также порядок освобождения от наказания в связи с наличием у лица тяжелого заболевания, – они просты и известны всем практикующим в сфере уголовного судопроизводства адвокатам. Те, кто с ними незнаком и интересуется данной темой, может почерпнуть сведения из вышеперечисленных нормативных актов. Обозначим лишь те основные проблемы, которые возникают на практике, противоречат основным смыслам уголовного и уголовно-процессуального закона и приводят к реальным рискам для жизни и здоровья подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Все спорные вопросы мы обозначим путем разделения их на три группы:

1. Проблемы, касающиеся процедуры изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в связи с наличием у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания.

2. Проблемы, связанные с освобождением осужденных от наказания в связи с наличием тяжелого заболевания.

3. Проблемы отсутствия согласованности между процедурами изменения меры пресечения в виде заключения на более мягкую и освобождения от наказания лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями.

Изменение меры пресечения на более мягкую

Рассмотрим проблемы изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в отношении лиц, имеющих тяжелые заболевания.

Отсутствие процедуры, исключающей заключение под стражу. Процедура, исключающая возможность принятия решения о заключении под стражу подозреваемых или обвиняемых, страдающих тяжелым заболеванием, включенным в перечень, утвержденный Правительством России, отсутствует.

Законодатель в ст. 110 УПК РФ предусмотрел возможность изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в отношении подозреваемого или обвиняемого, у которого по результатам медицинского освидетельствования выявлено наличие тяжелого заболевания из перечня, утвержденного Правительством РФ. Однако при этом закон не содержит правовых оснований для того, чтобы указанные лица не подвергались заключению под стражу в принципе. С учетом того, что заключению под стражу зачастую предшествует задержание подозреваемого, а на инициирование и проведение процедуры медицинского освидетельствования могут уйти недели, лицо, страдающее тяжелым заболеванием, оказывается лишенным необходимого для сохранения жизни ухода и лечения, что может привести к безвозвратному ухудшению его здоровья и к смерти. Суды, являясь органами правоприменения, обязаны действовать в рамках действующего правового регулирования, в связи с чем на этапе первоначального избрания меры пресечения в подавляющем большинстве случаев отказывают в удовлетворении ходатайств защиты об избрании более мягкой меры пресечения, нежели заключение под стражу в связи с тяжелым заболеванием подзащитного. В качестве мотивировки в судебных решениях указывается стандартная фраза о том, что включенного в специальный перечень тяжелого заболевания в установленном порядке у подозреваемого (обвиняемого) не обнаружено. Имеющееся же в ст. 99 УПК РФ предписание, обязывающее суды и органы расследования учитывать при определении вида меры пресечения состояние здоровья подозреваемого и обвиняемого, ситуацию не меняет.

Полагаю, что обозначенную проблему можно решить таким образом, что будут учтены как публичные интересы государства по исключению рисков для производства по делу, так и конкретные гарантии безопасности жизни и здоровья подозреваемого и обвиняемого. Так, полагал бы необходимым расширить перечень оснований для проведения медицинского освидетельствования подозреваемого и обвиняемого на предмет наличия у него тяжелого заболевания, добавив в него постановление суда, вынесенное по результатам рассмотрения ходатайства следователя (дознавателя) о заключении под стражу.

Одновременно следовало бы изменить ч. 7 ст. 108 УПК РФ, предусмотрев возможность суда при наличии медицинских документов, подтверждающих наличие у подозреваемого (обвиняемого) тяжелого заболевания из утвержденного перечня, вынести по результатам рассмотрения ходатайства органов предварительного расследования о заключении под стражу постановление о назначении медицинского освидетельствования с одновременным помещением подозреваемого (обвиняемого) под домашний арест в медицинское учреждение.

Следуя логике предложенных мной изменений, необходимо распространить действие Правил медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых на всех подозреваемых и обвиняемых, а не только на тех, в отношении которых уже состоялось решение суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Также, поскольку обозначенная проблема в отношении тяжелобольных подозреваемых появляется уже на стадии задержания, в рамках изменения законодательства в обозначенной области можно было бы рассмотреть и вопрос о коррекции норм гл. 12 УПК РФ. На практике ситуация с тяжелобольными подозреваемыми задержанными решается путем их лечения в стационарных медицинских организациях с обеспечением круглосуточной охраны, что осуществляется на основании подзаконных нормативных актов (см., например, Положение об условиях содержания, нормах питания и порядке медицинского обслуживания задержанных лиц в территориальных органах МВД России, утв. постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. № 301, Порядок организации оказания медицинской помощи задержанным лицам в территориальных органах МВД России, утв. приказом МВД России от 18 марта 2013 г. № 141). На мой взгляд, указанный вопрос должен решаться прежде всего на основании норм закона, а не подзаконных нормативных актов, для чего представляется целесообразным ввести в ст. 90 УПК РФ требование о необходимости учета состояния здоровья подозреваемого при принятии решения о задержании по аналогии с требованием ст. 99 УПК РФ.

Ограничение оснований для медосвидетельствования. Следующая проблема – это необоснованное ограничение возможности инициирования процедуры медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых условием наличия медицинских документов, содержащих данные стационарного медицинского обследования.

Согласно п. 2 Правил медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых рассмотрение вопроса о направлении подозреваемого или обвиняемого на медицинское освидетельствование осуществляется на основании письменного заявления обвиняемого (подозреваемого), его законного представителя либо защитника или на основании ходатайства руководителя медицинского подразделения места содержания под стражей (лечебно-профилактического учреждения уголовно-исполнительной системы), подтвержденных медицинскими документами о наличии у подозреваемого (обвиняемого) тяжелого заболевания из утвержденного правительством перечня. Согласно абз. 2 п. 2 Правил медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых под медицинскими документами понимаются исключительно те документы, которые содержат данные стационарного медицинского обследования. Согласно п. 3 Правил медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых начальник следственного изолятора или следователь (дознаватель) вправе отказать в удовлетворении ходатайства о медицинском освидетельствовании подозреваемого или обвиняемого при отсутствии указанных медицинских документов.

А теперь представим себе совершенно обычную ситуацию: подозреваемый или обвиняемый, страдающий тяжелым заболеванием, включенным в утвержденный перечень, вовсе не имеет подтверждающих медицинских документов либо имеющиеся медицинские документы, содержащие данные о наличии у него такого заболевания, получены по результатам не стационарного, а амбулаторного медицинского обследования. С учетом действующего правового регулирования подозреваемому или обвиняемому в описанных условиях будет отказано в проведении медицинского освидетельствования на совершенно законных основаниях, в связи с чем тяжелобольной человек вынужден будет находиться в условиях строгой изоляции в отсутствие должного лечения и ухода, что с большой долей вероятности может привести не только к безвозвратному ухудшению его здоровья, но и к смерти.

Очевидно, что законодательство в обозначенной части необходимо изменить и дополнить.

Во-первых, следует отказаться от ограничения подтверждающих наличие болезни документов, необходимых для назначения медицинского освидетельствования, только теми медицинскими документами, которые получены по результатам стационарного медицинского обследования. Под медицинскими документами следует понимать любые официальные медицинские документы, содержащие сведения о наличии тяжелой болезни из утвержденного перечня.

Во-вторых, нужно предусмотреть возможность направления на медицинское освидетельствование подозреваемых или обвиняемых и при полном отсутствии каких-либо медицинских документов. В качестве заградительного барьера, который минимизировал бы случаи злоупотреблений и симуляций болезни в целях проведения медицинского освидетельствования, предусмотреть в подобных случаях в качестве условия назначения освидетельствования обязательное получение предварительного согласования от руководителя медицинского подразделения места содержания под стражей.

Предложенное мной решение не является единственно возможным, в ходе обсуждений наверняка найдутся и иные способы. Однако цель таких изменений совершенно понятна и проста: при наличии любых сомнений в том, что у подозреваемого или обвиняемого имеется тяжелое заболевание, включенное в утвержденный перечень, необходимо оперативно назначить и провести медицинское освидетельствование, чтобы либо развеять сомнения, либо в случае их подтверждения обеспечить подозреваемому или обвиняемому должное лечение и уход, гарантирующие безопасность жизни и здоровья последнего.

Необоснованно длительные сроки. Следующая проблема: установление необоснованно длительных сроков принятия решения о медицинском освидетельствовании и принятия решения на основании заключения о наличии у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания.

Так, согласно действующему порядку с момента задержания подозреваемого или обвиняемого, страдающего тяжелым заболеванием из утвержденного перечня, до принятия решения об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую могут пройти недели и месяцы.

Так, от двух до пяти дней может пройти с момента задержания тяжелобольного до принятия судом решения о заключении под стражу. Если сразу же после избрания меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемый (обвиняемый) или его защитник обратятся с заявлением о проведении медицинского освидетельствования, то не менее одного дня пройдет до принятия решения о назначении медицинского освидетельствования. Еще не менее трех дней уйдет на направление подозреваемого или обвиняемого на медицинское освидетельствование, по результатам которого в срок от пяти рабочих дней до 30 (в случае продления проведения освидетельствования) выносится заключение. Еще не менее одного рабочего дня отведено на направление заключения следователю (дознавателю, суду), который не позднее трех суток принимает решение об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую.

Таким образом, с момента задержания подозреваемого (обвиняемого), страдающего тяжелым заболеванием из утвержденного перечня, до его освобождения из-под стражи в лучшем случае должно пройти 20 дней, да и то без учета выходных, которые не приняты мной в расчет и в реальной жизни повлекут увеличение указанного периода еще на три дня. При этом следует иметь в виду, что на практике все происходит не так идеально, как я предположил, а с учетом возможного продления срока медицинского освидетельствования до 30 рабочих дней подозреваемый или обвиняемый, страдающий тяжелым заболеванием, может быть лишен жизненно необходимого лечения на период до двух месяцев и более.

Я понимаю, что медицинское освидетельствование подозреваемого или обвиняемого на предмет наличия тяжелого заболевания может быть непростым, требующим временных затрат. Однако анализ действующих норм, регламентирующих всю процедуру, показывает, что эта процедура нуждается в изменении по двум направлениям.

Во-первых, путем сокращения сроков принятия решения о назначении медицинского освидетельствования, сроков направления решения в медицинскую организацию, а также сроков принятия органами расследования решения об изменении меры пресечения при подтверждении диагноза о наличии у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания.

Во-вторых, необходимо принятие норм, обязывающих администрацию мест содержания под стражей обеспечить продолжение ранее назначенного лечения в отношении тяжелобольных подозреваемых или обвиняемых, если перерыв в приеме лекарственных препаратов и проведении медицинских процедур может привести к смерти заключенного под стражу.

Кроме того, проблема может быть кардинальным образом решена путем обеспечения должного лечения тяжелобольного подозреваемого или обвиняемого уже с момента задержания или заключения его под стражу; несмотря на привлечение к уголовной ответственности, пациент должен получить то лечение, которое он получал и мог бы получить, находясь на свободе, и в отсутствие которого есть реальный риск резкого ухудшения его состояния вплоть до летального исхода. В этом случае вопрос необходимости сокращения сроков проведения медицинского освидетельствования не будет иметь существенного значения.

Проблемы освобождения от наказания в связи с болезнью

Рассмотрим теперь проблемы, связанные с освобождением осужденных от наказания в связи с наличием тяжелого заболевания.

Несамостоятельность защитника. Проблема состоит в исключении самостоятельной роли защитника в инициировании процедуры медицинского освидетельствования, а также в умалении его роли на последующих этапах. Согласно п. 2 Правил направления на медицинское освидетельствование осужденных основанием для проведения медицинского освидетельствования являются:

  • поданное в суд ходатайство осужденного, у которого наступило психическое расстройство, препятствующее отбыванию наказания, либо его законного представителя, а также осужденного, заболевшего иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания;
  • подготовка начальником учреждения или органа, исполняющего наказания, представления об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением психического расстройства или иной тяжелой болезнью.

Как мы видим, защитник не включен в число лиц, имеющих право инициировать медицинское освидетельствование осужденного. Подобное законодательное решение ничем не обосновано, противоречит решению аналогичного вопроса в отношении подозреваемых или обвиняемых, заключенных под стражу, а также нарушает право осужденного на защиту.

Следует отметить, что значение участия защитника в процедуре освобождения его подзащитного от наказания в связи с наличием болезни искусственно умалено законодателем и на последующих этапах освобождения осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью. Согласно п. 3 и 10 Правил медицинского освидетельствования осужденных объявление адвокату решений врачебной комиссии:

  • о дате, времени, месте и условиях медицинского освидетельствования;
  • по результатам медицинского освидетельствования

возможно исключительно в случаях предварительного получения письменного согласия осужденного или его законного представителя.

Очевидно, что п. 2 Правил направления на медицинское освидетельствование осужденных должен быть изменен с включением защитника в число лиц, которые могут обратиться в суд с ходатайством об освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью. Одновременно следует предусмотреть необходимость объявления защитнику решений врачебной комиссии во всех случаях, когда защитник участвует в защите прав осужденного в соответствии с действующим уголовно-исполнительным законодательством, исключив требование об обязательности получения предварительного письменного согласия осужденного (или его законного представителя). До внесения предложенных изменений защитникам следует руководствоваться п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», в котором опосредованно адвокаты наряду с осужденными и их законными представителями указаны как лица, имеющие право обратиться в суд с соответствующим ходатайством об освобождении подзащитного от отбывания наказания в связи с болезнью.

Отсутствие общего руководства. Немалые проблемы создает отсутствие лица (органа), осуществляющего общее руководство и контроль процедуры медицинского освидетельствования осужденных на всех этапах. Вся логика уголовно-процессуальной деятельности органов правоприменения построена на том, что на каждой стадии производства по делу законодателем определено лицо (орган), в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки) и которое осуществляет функции как по направлению процессуальной деятельности на соответствующем этапе уголовного судопроизводства, так и по принятию итогового процессуального решения.

Применительно к решению вопроса об освобождении от наказания осужденных, страдающих тяжелым заболеванием, указанная логика нарушена. Это приводит к тому, что лицо (орган), контролирующий всю процедуру на всех этапах, фактически отсутствует.

Согласно Правилам направления на медицинское освидетельствование осужденных ходатайство об освобождении от отбывания наказания (представление к освобождению от отбывания наказания) в связи с наличием болезни подается в суд.

На основании поданного в суд ходатайства (представления) начальник органа или учреждения, исполняющего наказание, готовит документы, которые направляет в медицинскую организацию уголовно-исполнительной инспекции. После проведения медицинского освидетельствования врачебная комиссия медицинской организации оформляет заключение, содержащее обоснованный вывод о наличии или отсутствии у осужденного заболевания, препятствующего отбыванию наказания.

Таким образом, притом что ходатайство об освобождении (представление к освобождению) в связи с наличием у осужденного тяжелого заболевания изначально подается в суд, и суд, соответственно, должен быть определен в качестве органа, в производстве которого находится решение вопроса об освобождении от наказания, действующее правовое регулирование не содержит предписаний, обязывающих суд контролировать всю процедуру. Более того, Правила медицинского освидетельствования осужденных, регламентируя порядок проведения медицинского освидетельствования, не содержат и предписаний относительно действий начальника органа или учреждения, исполняющего наказание, после получения заключения врачебной комиссии.

В этой связи совершенно очевидна необходимость совершенствования имеющейся процедуры освобождения от наказания в связи с болезнью. В частности, необходимо внесение изменений, направленных на уведомление суда о движении дела (проведении медицинского освидетельствования) на всех этапах, начиная от подготовки начальником органа или учреждения, исполняющего наказание, документов для проведения медицинского освидетельствования, заканчивая оформлением заключения врачебной комиссии, подтверждающего наличие или отсутствие у осужденного тяжелого заболевания, препятствующего отбыванию наказания. Также необходимо установить срок, в течение которого оформленное заключение врачебной комиссии о наличии или отсутствии у осужденного тяжелого заболевания подлежит направлению в суд для принятия решения об освобождении от наказания в связи с болезнью либо об отказе в освобождении от наказания.

Отсутствие дифференциации. В законодательстве нет дифференциации процедуры освобождения в связи с болезнью от отбывания наказания в виде лишения свободы, ареста и принудительных работ и процедуры освобождения в связи с болезнью от иных, более мягких видов наказаний.

Совершенно очевидно, что предусмотренные действующим уголовным законом наказания кардинальным образом отличаются друг от друга как по характеру, так и по степени ограничения основных прав и свобод осужденного. В связи с этим осужденный, страдающий тяжелым заболеванием, по-разному может перенести отбывание того или иного вида наказания, как и последствия для безопасности жизни и здоровья такого осужденного от отбывания разных видов наказаний могут быть совершенно различными.

Несмотря на столь очевидные истины, законодатель по совершенно непонятным причинам предусмотрел одни и те же процедуры, а также один и тот же перечень тяжелых заболеваний для освобождения осужденных от наказаний независимо от вида наказаний.

Подобный законодательный подход недопустим. Действующие процедура освобождения от наказаний, как и перечень заболеваний, препятствующих их отбыванию, нуждаются в пересмотре применительно к конкретным видам наказаний.

Разумеется, нет необходимости устанавливать отдельные процедуры освобождения от наказаний и перечни заболеваний применительно к каждому из 13 видов наказаний, предусмотренных законом (тем более что от ряда наказаний, которые могут быть назначены в качестве дополнительных, освобождение в связи с болезнью в принципе не может быть оправдано). Полагаю, что раздел должен быть произведен на две группы наказаний:

  • лишение свободы, арест и принудительные работы;
  • все остальные виды наказаний.

Судейское усмотрение. Следующая проблема состоит в допущении судейского усмотрения при принятии решения об освобождении от наказания осужденного, страдающего иным тяжелым заболеванием. Базовые правила освобождения от наказания в связи с болезнью содержатся в ст. 81 УК РФ, при этом они отличаются применительно к осужденным, страдающим психическими расстройствами, и применительно к осужденным, страдающим иными тяжелыми заболеваниями.

При наличии у лица психического расстройства, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, оно освобождается от наказания. Такому лицу суд может назначить принудительные меры медицинского характера.

Лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено от наказания. То есть суд даже в случае наличия у осужденного иного тяжелого заболевания, включенного в утвержденный правительством перечень и подтвержденного заключением врачебной комиссии, вправе отказать в освобождении от наказания по болезни.

Применительно к осужденным, отбывающим наиболее строгие виды наказаний, а именно лишение свободы, арест и принудительные работы, подобный подход не может быть признан обоснованным.

В связи с тем, что дальнейшее отбывание наказания тяжелобольными осужденными, сопряженного с ограничением лица в возможности получения необходимого лечения и ухода, гарантирующих безопасность его жизни и здоровья, противоречит основным конституционным правам, а также принципам уголовного закона, допущение судейского усмотрения при решении вопроса об освобождении таких осужденных от наказания в виде лишения свободы, ареста или принудительных работ неприемлемо.

Представляется целесообразным изменить ст. 81 УК РФ так, чтобы суд был обязан освободить осужденного от отбывания наказания в виде лишения свободы, ареста или принудительных работ при наличии у осужденного иного тяжелого заболевания, подтвержденного заключением врачебной комиссии в установленном порядке. В отношении остальных видов наказаний требования закона, допускающие судебное усмотрение при решении вопроса об освобождении от наказания, могут остаться прежними.

Несовершенная конструкция нормы УК РФ. Налицо несовершенство конструкции ч. 2 ст. 81 УК РФ, согласно которой освобождается по болезни лицо, заболевшее иной тяжелой болезнью после совершения преступления. Причины принятия нормы в указанной редакции могут быть связаны с желанием законодателя обеспечить единство норм как в отношении осужденных, страдающих психическими расстройствами, так и в отношении осужденных, страдающих иными тяжелыми заболеваниями. Однако лица, страдающие психическими расстройствами, в уголовном праве имеют особенный правовой статус. Дело в том, что граждане, страдающие психическими расстройствами во время совершения преступления, лишенные возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, являются невменяемыми и уголовной ответственности не подлежат. То есть для решения участи лиц, страдающих психическими расстройствами, имеет существенное значение, когда возникло это расстройство. Но для осужденных, страдающих иными тяжелыми заболеваниями, момент возникновения болезни не имеет столь определяющего значения, главным же является факт наличия этого заболевания на момент вынесения приговора и назначения наказания, а в случаях, когда иная тяжелая болезнь возникла после вынесения приговора, – на момент отбытия наказания. Буквальное же понимание избранной законодателем формулировки позволяет исключить из числа лиц, которые могут быть освобождены от наказания в связи с наличием иной тяжелой болезни, тех, кто заболел не после совершения преступления, а страдал указанным заболеванием уже на момент или еще до совершения преступления. В связи с этим ч. 2 ст. 81 УК РФ подлежит изменению. Представляется целесообразным изложить ее в следующей редакции: «Лицо, болеющее на момент вынесения приговора или отбывания наказания иной тяжелой болезнью, освобождается от отбывания наказания».

Проблемы несогласованности процедур

Множество проблем порождает и несогласованность между процедурами изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую и освобождения от наказания лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями. Рассмотрим их.

Несогласованность перечней. Имеющиеся нестыковки Перечня тяжелых заболеваний, препятствующих заключению под стражу, и Перечня заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, влекут невозможность использования результатов медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых, у которых диагностировано тяжелое заболевание, для освобождения их от наказания.

В Перечне тяжелых заболеваний, препятствующих заключению под стражу, содержатся 23 заболевания, которые объединены в 12 групп. В Перечне заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, таких заболеваний 57, которые сформированы в 14 групп заболеваний. Как количество заболеваний в обоих перечнях, так и анализ конкретных видов заболеваний позволяют сделать вывод, что первый перечень, касающийся осужденных, более обширный, нежели перечень, действующий в отношении подозреваемых и обвиняемых. Причина такого расхождения кроется в том, что перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, действует в отношении осужденных независимо от вида назначенного наказания.

Таким образом, в связи с тем, что Перечень, применяемый в отношении подозреваемых и обвиняемых, более строгий, чем Перечень заболеваний в отношении осужденных, можно заключить, что любое тяжелое заболевание из Перечня, диагностированное у подозреваемого или обвиняемого, входит и в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, в связи с чем при вынесении приговора у суда имеется основание для освобождения такого лица от наказания в связи с болезнью.

На практике все обстоит иначе. Ввиду отсутствия преемственности между процедурами изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в связи с наличием тяжелого заболевания, а также процедурой освобождения от наказания в связи с болезнью, даже при наличии решения суда об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в отношении обвиняемого, суды не используют результаты предыдущего медицинского освидетельствования, проводившегося в отношении подозреваемого или обвиняемого, для решения вопроса об освобождении от наказания в связи с болезнью.

Выход: регламентация процедуры, обеспечивающая возможность безусловного освобождения от наказания в виде лишения свободы, ареста и принудительных работ осужденных, в отношении которых по результатам медицинского освидетельствования, проведенного на досудебной стадии производства или на этапе рассмотрения уголовного дела в суде до вступления приговора в законную силу, было принято решение об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую в связи с наличием тяжелого заболевания.

В условиях же действующего правового регулирования адвокатам следует попробовать воспользоваться буквальным смыслом п. 3 ч. 1 ст. 196 УПК РФ в совсем новой редакции от 31 декабря 2021 г. и заявлять ходатайства о назначении и производстве экспертизы в связи с наличием оснований для лечения подозреваемого или обвиняемого в стационаре, для того чтобы после получения заключения эксперта, подтверждающего наличие у подзащитного тяжелого заболевания, дать суду правовую возможность освободить осужденного от наказания в связи с болезнью.

Ограничения списка тяжелых заболеваний. Возможности изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, а также освобождения от наказания ограничены наличием только тех тяжелых заболеваний, которые включены в утвержденные Правительством РФ перечни.

Очевидно, что все люди индивидуальны, по-разному переносят различные болезни. В связи с этим ограничение возможности изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, а также освобождения от наказания установлением факта наличия только тех тяжелых заболеваний, которые внесены в утвержденные перечни, не может быть признано обоснованным и гарантирующим реализацию основных конституционных прав и свобод.

Полагаю, что суду должно быть предоставлено право изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую, а также освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы, ареста и принудительных работ в случаях, когда по результатам медицинского освидетельствования будет установлено, что течение тяжелого заболевания, не включенного в утвержденные перечни, может привести к невосполнимому урону для здоровья подозреваемого, обвиняемого или осужденного, а также к смерти.

Частные врачи – под запретом. Остро стоит проблема запрета на допуск к участию в проведении медицинского освидетельствования в целях получения достоверной информации, а также к лечению и консультированию на период проведения медицинского освидетельствования в целях обеспечения должного лечения и ухода врачей частных медицинских организаций. Согласно Правилам медицинского освидетельствования подозреваемых и обвиняемых медицинское освидетельствование заключенных под стражу проводится медицинскими организациями государственной и муниципальной системы здравоохранения. Перечень медицинских организаций, уполномоченных проводить медицинское освидетельствование подозреваемых или обвиняемых, утверждается по каждому субъекту Российской Федерации приказами территориальных департаментов здравоохранения (например, см. приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 19 февраля 2016 г. № 137). В отношении осужденных установлены еще более строгие требования: согласно Правилам медицинского освидетельствования осужденных медицинское освидетельствование осужденных проводится исключительно врачебными комиссиями медицинских организаций уголовно-исполнительной системы. И лишь при отсутствии у них условий допускается привлечение врачей-специалистов из медицинских организаций государственной и муниципальной системы здравоохранения для проведения консультаций.

Исключение из числа допущенных к проведению медицинских освидетельствований частных врачей представляется необоснованным. Несомненно, само освидетельствование в целях обеспечения независимости должно проводиться бюджетными медицинскими организациями, тем более что и возможности оплачивать частных врачей нет у большинства подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Однако возможны и встречаются на практике случаи, когда привлеченное к уголовной ответственности лицо, страдающее тяжелым заболеванием, получало необходимую медицинскую помощь у конкретных врачей узкой специальности, а исключение возможности привлечения указанных частных врачей к проведению медицинского освидетельствования в качестве консультантов в целях получения информации о состоянии больного, истории его болезни, ходе лечения может повлиять на достоверность освидетельствования. Кроме того, лишение подозреваемого, обвиняемого или осужденного возможности продолжить необходимое лечение, иногда даже небольшой перерыв в курсе лечения могут привести не только к существенному ухудшению здоровья указанных лиц, но и к их смерти.

В связи с изложенным считаю необходимым предусмотреть законодательную возможность привлечения для участия в проведении медицинских освидетельствований подозреваемых, обвиняемых и осужденных на предмет наличия у них тяжелых заболеваний врачей медицинских организаций независимо от формы собственности и при условии наличия лицензии на осуществление медицинской деятельности, полученной в установленном законом порядке. Привлечение частных врачей может быть осуществлено за счет подозреваемого, обвиняемого или осужденного по двум направлениям:

  • участие в консультировании в ходе медицинского освидетельствования в целях получения достоверной информации о пациенте;
  • обеспечение продолжения курса лечения тяжело больного, если прерывание лечения сопряжено с ухудшением здоровья пациента и угрозой смерти.

Следует отметить, что определенные позитивные изменения в этом направлении уже происходят. Так, 4 июля 2022 г. подписан приказ Министерства юстиции РФ № 110 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и Правил внутреннего распорядка исправительных центров уголовно-исполнительной системы», которым предусматривается возможность получения услуг частной системы здравоохранения как заключенными под стражу, так и отбывающими наказание в исправительных центрах и колониях. Следующим шагом должно стать внесение соответствующих изменений в Правила медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых, а также в Правила медицинского освидетельствования осужденных.

Приглашение к дискуссии

Выше изложены наиболее, на мой взгляд, актуальные проблемы, которые связаны с несовершенством процедуры освобождения из-под стражи, а также освобождения от наказания лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями. Разумеется, охватить все нюансы данной темы в одной статье невозможно. Я лишь хотел бы обратить внимание читателей на необходимость дискуссий по обозначенной мной теме, так как жизнь является наивысшим благом, и каждый имеет право на нее независимо от факта привлечения к уголовной ответственности. Предложенные же мной изменения показывают, как, на мой взгляд, можно обеспечить безопасность жизни и здоровья подозреваемых, обвиняемых и осужденных, не препятствуя производству по уголовному делу и исключив малейшие риски нарушения публичных интересов государства.

Рассказать:
Другие мнения
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Рязанцева Вероника
Рязанцева Вероника
Адвокат АП Ярославской области, Адвокатская контора Ленинского района ЯОКА
Ознакомление с протоколом – не право, а обязанность защитника
Уголовное право и процесс
Апелляция напомнила, что суд не вправе устанавливать пределы полномочий адвоката
02 декабря 2022
Митин Сергей
Митин Сергей
Адвокат АП Красноярского края, Красноярская краевая коллегия адвокатов, к.ю.н.
Защита прав регионального оператора по обращению с ТКО
Арбитражный процесс
Суды поддержали доводы истца о том, что он незаконно лишен указанного статуса
01 декабря 2022
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»
Нарушение Закона о контрактной системе или нет?
Арбитражный процесс
Тренды административной и судебной практики в сфере госзакупок медицинского оборудования
30 ноября 2022
Лукинская Ярославна
Лукинская Ярославна
Юрист практики «Реструктуризация и банкротство» КА «Регионсервис»
«Непосильные» обязательства?
Арбитражный процесс
ВС пояснил, в каких случаях гражданин-банкрот может быть освобожден от исполнения обязательств перед кредиторами
29 ноября 2022
Яндекс.Метрика