×
Клювгант Вадим
Клювгант Вадим
Адвокат, партнер КА Pen&Paper, вице-президент АП г. Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов
Материал выпуска № 13 (294) 1-15 июля 2019 года.

В данном комментарии к статье Сергея Пепеляева «Конфликтная сфера» автор формулирует требования, которые должны соблюдаться при создании Свода обычаев делового оборота, отмечая туманность предлагаемых в его проекте определения «обоснованности и разумности» и критерия установления размера гонорара, и призывает коллег отстаивать консолидированную позицию по данной проблеме.

Прежде всего хотелось бы выразить признательность уважаемому коллеге Сергею Пепеляеву за публичное обращение к проблеме посягательств на адвокатский гонорар и его легитимации. Сам по себе факт этого обращения уже значим, поскольку актуальность вопроса требует того, чтобы он постоянно был в публичной повестке. К сожалению, этого пока не происходит даже в рамках адвокатской корпорации, видимо, в силу недооценки масштаба и важности проблемы многими коллегами.

Нельзя не согласиться с выводами Сергея Пепеляева о том, что наибольшей и наиболее опасной проблемой является ревизия условий о гонораре адвоката разнообразными третьими лицами, а также о том, что правовой основой для «гонорарных» отношений адвоката и доверителя является фундаментальный цивилистический институт свободы воли сторон договора. К этому следовало бы добавить и предусмотренные ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» дополнительные гарантии именно для соглашения об оказании юридической помощи как особого вида гражданско-правового договора.

Предложение автора статьи исследовать экономическую природу «гонорара успеха» представляется не столь очевидным с точки зрения его прикладного значения для противостояния посягательствам на адвокатское вознаграждение. Но оно тоже не вызывает принципиальных возражений, если будет правильно поставлена и объяснена задача такого исследования, а выполняться оно будет компетентно, с учетом всей специфики адвокатской деятельности.

Сергей Пепеляев также сообщает о проводимой ОКЮР работе по созданию некоего Свода обычаев делового оборота в сфере установления и исполнения соглашений об оказании юридической помощи (далее – Свод). Представляется, что создание такого Свода может быть полезной и относительно эффективной инициативой при условии соблюдения совокупности следующих концептуальных требований.

1. Свод должен быть совместным и консенсусным продуктом адвокатского сообщества и сообщества корпоративных юристов. Это требование должно быть соблюдено как по содержанию документа (включая его терминологию), так и по форме, и процедуре его принятия (утверждения) в каждом из сообществ. В противном случае нет шансов на работоспособность созданного документа и, следовательно, на какую-либо практическую пользу от него. Адвокаты во взаимоотношениях с корпоративными доверителями в любом случае обязаны руководствоваться законодательством и профессионально-этическими требованиями, регулирующими их деятельность. Эти требования не могут быть проигнорированы или заменены каким-либо Сводом.

2. Свод должен быть полностью основан на фундаментальных нормах Конституции РФ и законодательства – как гражданского, так и об адвокатской деятельности (включая Кодекс профессиональной этики адвоката, имеющий статус делегированного закона). Здесь, прежде всего, имеются в виду следующие правовые постулаты: – свобода обращения к адвокату и выбора юридического представителя как неотъемлемые составляющие конституционной гарантии на получение квалифицированной юридической помощи. Эта гарантия без каких-либо ограничений распространяется и на юридические лица как на объединения граждан, созданные ими для ведения предпринимательской или иной законной деятельности;

  • равноправие субъектов публичного права (включая государственные компании и корпорации) в частных гражданских правоотношениях и, разумеется, в реализации права на получение квалифицированной юридической помощи;
  • свобода соглашения об оказании юридической помощи как особого вида гражданско-правового договора и его существенных условий, в том числе размера, формы и порядка выплаты гонорара;
  • полная доверительность (фидуциарный характер) отношений доверитель-адвокат, охраняемая законодательной гарантией соблюдения адвокатской тайны. Как следствие – недопустимость какого-либо вмешательства в эти отношения извне;
  • творческий, часто эксклюзивный характер юридической помощи (особенно в сфере судебного представительства), предопределяющий невозможность как установления какого-либо универсального «прейскуранта» на оказание такой помощи, так и применения стандартных процедур закупок для государственных нужд к выбору юридического представителя и заключению соглашения с ним;
  • легитимность «гонорара успеха» как минимум по делам об имущественных спорах.

Соблюдение совокупности этих требований, в свою очередь, означает недопустимость ревизии извне (в том числе, ретроспективной):

  • самой необходимости для доверителя обращения за юридической помощью (в том числе и при наличии у него штатных юристов);
  • выбора конкретного юридического представителя;
  • условий, на которых юридическая помощь оказывалась (включая размер, форму и порядок выплаты гонорара);
  • самого факта ее оказания, подтвержденного доверителем.

Такая ревизия извне возможна лишь в двух случаях: когда доказано, что юридическая помощь не была оказана или имел место явно выраженный порок воли доверителя при заключении соглашения.

Представляется, что концепция Свода должна полностью соответствовать изложенному подходу.

1. Свод не должен быть проявлением «стокгольмского синдрома». Иными словами, он не должен стать попыткой «точечного смягчения» складывающейся противоправной практики посягательств третьих лиц на вознаграждение за оказанную адвокатом юридическую помощь и на сами соглашения об этом. Подобные попытки «точечного смягчения» (особенно путем введения в эти отношения дополнительных оценочных понятий, не имеющих конкретного содержания и ясных критериев оценки), в наших реалиях способны принести лишь дополнительный негативный эффект.

2. Необходимо помнить и учитывать, что любые дополнительные оценочные понятия, предлагаемые в качестве критериев «обоснованности и разумности» размера гонорара, – это дополнительные возможности для репрессивного произвола. Авторы и исполнители такого произвола наверняка будут признательны за такие новые возможности. А вот те, кого предполагается защитить, – адвокаты и корпоративные юристы – напротив, окажутся под еще большим риском.

В самом деле, каковы реально измеримые и объективные критерии «обоснованности и разумности»? Представляется, что убедительного ответа на этот вопрос нет, и такой подход вносит неопределенность с предсказуемыми негативными последствиями. Давайте вдумаемся в предлагаемое в проекте Свода определение: «Стоимость услуги соответствует требованию обоснованности и разумности, если для ее определения применены обоснованные и разумные ставки, а также учтено разумное время, необходимое для исполнения услуги высокого качества». Вряд ли попытка определить «обоснованность и разумность» через самих себя («масло масляное») может стать реально полезным решением.

А если ставки не применяются, а определяется фиксированный размер гонорара за весь проект или за стадию дела, тогда как быть с «разумностью стоимости»?

Не вносит ясности (и более того, игнорирует вышеперечисленные принципы и специфические черты соглашений об оказании юридической помощи) и другой предлагаемый в указанном проекте критерий: «соответствие уровню обычно применяемых ставок юристов сопоставимой квалификации или юридических организаций со сравнимой деловой репутацией (рыночным ставкам)». Во-первых, «рыночных ставок» адвокатских гонораров, которые можно было бы воспринимать всерьез, в нашей стране не существует и при нынешнем нормативном регулировании существовать не может.

«Рыночные ставки» оплаты непредпринимательской деятельности – оксюморон. Во-вторых, общеизвестно, что «обычно применяемые ставки юристов» (размеры гонораров) могут отличаться и отличаются в разы, при этом все они остаются «обычно применяемыми». В-третьих, «деловая репутация юридических организаций» – понятие, вообще юридически неприменимое к адвокатам, выступающим в отношениях с доверителями в личном качестве, не говоря уже об отсутствии по-настоящему репрезентативных измерений этой репутации в Российской Федерации.

Наконец, кто будет арбитром, уполномоченным проводить все эти оценки и проверять размер гонорара на соответствие столь туманным критериям? Никто, кроме самого доверителя, не вправе оценивать качество оказанной ему юридической помощи. К тому же содержание этой помощи – адвокатская тайна. А доверитель уже все сказал (в том числе и про гонорар) в заключенном им с адвокатом соглашении и документах, подтверждающих, что помощь оказана надлежащим образом.

В заключение хотелось бы предложить всем заинтересованным коллегам объединить усилия для выработки и отстаивания консолидированной позиции по этой остро актуальной проблеме, как это сделал Совет Адвокатской палаты г. Москвы еще в прошлом году. Насколько могу судить, руководство ФПА РФ в этом также заинтересовано.

Рассказать:
Другие мнения
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга
Поправки в Закон об адвокатуре: больше демократичности, меньше централизации
Адвокатура, государство, общество
Что еще желательно успеть до рассмотрения проекта во втором чтении
12 Ноября 2019
Передрук Александр
Передрук Александр
Адвокат АП Санкт-Петербурга и проекта «Апология протеста»
Квалификационный экзамен: как он проходит и как эффективно к нему подготовиться
Правовые вопросы статуса адвоката
На что обратить внимание претендентам на статус адвоката
31 Октября 2019
Будылин Сергей
Будылин Сергей
Советник АБ «Бартолиус»
ВС усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»
Адвокатура, государство, общество
Практика судов общей юрисдикции по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов
28 Октября 2019
Голенко Алексей
Голенко Алексей
Адвокат АБ «Мусаев и партнеры»
Адвокату необходим не только уголовный, но и гражданский иммунитет
Защита прав адвокатов
Гарантии независимости адвокатов нуждаются в дополнении
25 Октября 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Адвокат Редькин советует сменить табличку
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский кабинет мал для «компании», решил совет палаты
03 Октября 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Вопреки мнению адвоката и доверителя
Защита прав адвокатов
Реакция на одно из разъяснений АП Санкт-Петербурга для ее полномочных представителей по защите профессиональных прав адвокатов
25 Сентября 2019