×

Конституция vs упк рф

Особый порядок производства при согласии с обвинением
Материал выпуска № 7 (120) 1-15 апреля 2012 года.

КОНСТИТУЦИЯ vs УПК РФ

Особый порядок производства при согласии с обвинением

Статья 317 УПК РФ гласит: «Приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 379 настоящего Кодекса». Конституция РФ (ч. 1 ст. 49) гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Очевидно, что конституционная гарантия от произвольного неправосудного обвинения распространяется как на стадию непосредственно самого судебного разбирательства в первой инстанции, заканчивающуюся приговором суда, так и на стадию его обжалования, результатом которой является вынесение судебного акта (определение кассационной инстанции), после чего приговор вступает в законную силу (ч. 4 ст. 391 УПК РФ).

Таким образом, Конституция РФ гарантирует действие презумпции невиновности до вступления приговора в законную силу, а значит и на стадии кассационного и апелляционного обжалования соответственно.

Указанная норма (ст. 317 УПК РФ), во-первых, содержит ошибку, отсылая к п. 1 ст. 379 УПК РФ, не называя при этом часть указанной статьи, так как текст ст. 379 УПК РФ имеет следующий вид:

«Статья 379. Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке.

1. Основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции;

2) нарушение уголовно-процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора.

2. Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 – 4 части первой настоящей статьи».

В правоприменительной практике предполагается, что речь идет о норме, предусмотренной ч. 1 п. 1 ст. 379 УПК РФ.

При таких обстоятельствах положения ст. 317 УПК РФ, которые лишают лицо возможности ссылаться на свою невиновность в суде кассационной и апелляционной инстанций, являются противоречащими Конституции РФ (ч. 1 ст. 49), а также, соответственно, ст. 14 УПК РФ, которая фактически дублирует положения Конституции РФ и каких-либо исключений как принцип уголовного процесса не содержит: «Статья 14. Презумпция невиновности. 1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Рустам ЧЕРНОВ,
АП г. Москвы


Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 7, 2012 г.

КОНСТИТУЦИОННОСТЬ ОСОБОГО ПОРЯДКА

Иную точку зрения на проблему представляет Александр ПЕТРОВ (адвокат МКА «Юридическая фирма “ЮСТ”»)

Не представляется возможным согласиться с мнением автора статьи о том, что положения гл. 40 УПК РФ противоречат положениям ст. 49 Конституции РФ и фактически отменяют действие презумпции невиновности при постановлении приговора в порядке особого производства, лишают возможности лицо осуществлять свою защиту, ссылаясь на презумпцию невиновности в вышестоящем суде до вступления приговора в законную силу. Кроме того, полагаю, что автор слишком широко толкует понятие «презумпция невиновности».

Хочется сразу оговориться, что в данной статье анализируется лишь конституционность особого порядка принятия судебного решения. В статье не затрагиваются проблемы понуждения обвиняемых к даче признательных показаний и, как следствие, возможность незаконного осуждения. Потому что в случае незаконных и недобросовестных действий сотрудников дознания, следствия, прокурора, судьи и адвоката незаконно привлечь к уголовной ответственности и осудить можно кого угодно не только в особом, но и в общем порядке.
Единственной реальной гарантией соблюдения конституционных прав привлекаемых к уголовной ответственности лиц может быть только добросовестная работа всех участников уголовного судопроизводства. В противном случае самое совершенное законодательство будет бессильно.

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 7, 2012 г.