×

Кс поддержал единственного кормильца

Многодетная семья добилась защиты нарушенных прав без помощи профессиональных юристов
Материал выпуска № 1 (114) 1-15 января 2012 года.

КС ПОДДЕРЖАЛ ЕДИНСТВЕННОГО КОРМИЛЬЦА

Многодетная семья добилась защиты нарушенных прав без помощи профессиональных юристов

ОстаевНередко приходится слышать мнение о том, что всем российским гражданам поголовно свойствен правовой нигилизм. Однако события 10 декабря, когда состоялся самый массовый за последние 10 лет митинг «За честные выборы», свидетельствуют скорее о высоком уровне их правосознания (см.: Анисимов С. О российском правовом нигилизме // Сайт «АГ». http://www.advgazeta.ru/newsd/288). Еще один пример того, что наши граждане хотят и умеют эффективно пользоваться теми правовыми инструментами, которые позволяют им вести равноправный диалог с властью, дает рассмотренное Конституционным Судом дело по жалобе Алексея Остаева. Постановление по этому делу было провозглашено 15 декабря.

Алексей Остаев был уволен с должности главного художника ООО «Логос-Медиа» в июне 2010 г. в связи с сокращением штата. Пытаясь восстановиться на работе в судебном порядке, Остаев утверждал, что расторжение с ним трудового договора по данному основанию без его согласия невозможно, поскольку он многодетный отец, воспитывающий троих детей — двух дочерей двенадцати и семи лет, и двухлетнего сына. Причем на его иждивении находится и жена, занятая уходом за детьми, в том числе за ребенком-инвалидом. 

Согласно ч. 4 ст. 261 ТК РФ, расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по следующим основаниям: ликвидация организации либо прекращение деятельности индивидуальным предпринимателем; недобросовестное исполнение работником трудовых обязанностей и др.). 

По мнению Алексея Остаева, эта норма лишает отца ребенка равных с матерью государственных гарантий при расторжении трудового договора, поэтому носит дискриминационный характер и нарушает конституционный принцип защиты семьи, материнства, отцовства и детства. 

Провозглашая постановление, КС РФ отметил, что государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства в настоящее время приобрела особую социальную значимость, требующую действия правовых механизмов, которые обеспечивали бы институту семьи эффективную защиту. 

Однако КС РФ не согласился с заявителем в том, что оспариваемая норма носит дискриминационный характер. Данная мера, по мнению Суда, направлена на обеспечение женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей того же возраста без матери, действительно равными трудовыми правами в условиях объективных трудностей. 

Несмотря на эту существенную оговорку, КС РФ признал, что необходимо учитывать особое положение многодетных семей, единственным кормильцем в которых, как правило, является отец. В таких случаях гарантии от увольнения по инициативе работодателя должны распространяться на обоих родителей, так как размер пособия по безработице, максимальный размер которого составляет 4900 руб., не может быть признан достаточным для многодетной семьи. Иных механизмов, позволяющих в достаточной степени компенсировать семье, воспитывающей нескольких малолетних детей, утрату работы кормильцем, действующее законодательство не предусматривает. 

В связи с этим Конституционный Суд РФ признал ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ противоречащей Конституции РФ в части, которая лишает отца, который является единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми, возможности пользоваться гарантией от увольнения по инициативе работодателя.

ПО ЗАКОНУ, А НЕ ИЗ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ

Алексей ОСТАЕВ с двумя дочерьми пришел в пресс-центр КС РФ в Москве, где организуются прямые трансляции заседаний Суда, чтобы услышать постановление по делу. Он ответил на вопросы «АГ» о том, собирается ли он восстанавливаться на прежнем месте работе и кто представлял его интересы в процессе.

Я надеялся на то, что Конституционный Суд РФ разрешит дело по закону, а не исходя из целесообразности. Ведь все возражения на мою жалобу в КС РФ сводились к тому, что ее удовлетворение повлечет за собой расходы для государства и для работодателей, а это нецелесообразно для экономики. Но ведь для экономики страны целесообразны человек, семья. Дети — наше будущее, решение суда должно быть целесообразно для них. А нам предлагается жить за счет будущих поколений.

Конечно, я рассчитываю восстановиться на прежнем месте работы. Это требование и было основным в моем иске к работодателю. Я его подтверждал и в кассации, и в надзоре, и в жалобе в КС РФ. Я очень хорошо отношусь к трудовому коллективу в «Логос-Медиа», к работе: она творческая и радует меня. Дело не в фирме, а в одном-двух людях. Я же не буду обижаться на весь мир, если кто-то меня обидел.

Мои интересы в процессе представляла моя супруга Людмила Викторовна. Она не юрист, а педагог и технолог пищевой и текстильной промышленности. Но в нашей стране поневоле засядешь за интернет, чтобы получить правовые знания.

Мы вначале обратились к юристам из Инспекции по труду, они помогли нам написать первое исковое заявление, но в нем было много ошибок, а ч. 4 ст. 261 ТК РФ даже не упоминалась. Поэтому мы решили дальше действовать самостоятельно.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»