×

Не стоит вырывать из контекста

Одно положение закона не может применяться вне всей системы устанавливаемых им норм и институтов
Материал выпуска № 1 (114) 1-15 января 2012 года.

НЕ СТОИТ ВЫРЫВАТЬ ИЗ КОНТЕКСТА

Одно положение закона не может применяться вне всей системы устанавливаемых им норм и институтов

3 июня 2011 г. в АП г. Москвы поступило письмо президента АП К. области Д., в котором указывалось, что П. (ранее по 22 октября 2008 г. являвшаяся членом АП К. области), являясь в настоящее время членом АП г. Москвы, участвует в качестве защитника по назначению в районных судах К. области. В связи с тем, что это противоречит решениям органов адвокатского корпоративного самоуправления, Д. попросил решить вопрос о привлечении указанного адвоката к дисциплинарной ответственности.

В соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатской деятельности), адвокат обязан исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта РФ, принятые в пределах их компетенции.

В решении от 19 апреля 2007 г. № 33 «О соблюдении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению» Совет АП г. Москвы разъяснил, что адвокатура РФ организована по региональному принципу, а порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, в соответствии с Законом об адвокатской деятельности, определяет совет адвокатской палаты того субъекта РФ, на территорию которого распространяется юрисдикция соответствующих правоохранительных органов и судов. Адвокатские образования и адвокаты, внесенные в соответствующие реестры г. Москвы, не вправе исполнять требования правоохранительных органов или судов об участии в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению, если перечисленные государственные органы не распространяют свою юрисдикцию на территорию г. Москвы.

При этом в решении от 25 марта 2004 г. № 8 «Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назна¬чению» Совет Адвокатской палаты г. Москвы разъяснил, что при отсутствии соглашения об оказании юридической помощи у лица, привлеченного к уголовной ответственности, нет права на назна¬чение выбранного им адвоката. Запрос об оказании юридической помощи по назначению передается не конкретному адвокату, а в соответствующее адвокатское образование.

Согласно абз. 11 Порядка изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта РФ на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ и урегулирования некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории РФ (утв. решением Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 г. (протокол № 4) в качестве приложения № 1 к решению), адвокат вправе оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда только на территории того субъекта РФ, в реестр которого внесены сведения об адвокате, и только в порядке, установленном советом адвокатской палаты.

Приняв на себя защиту по назначению на территории иного субъекта различных граждан, член Адвокатской палаты г. Москвы адвокат П. нарушила решение Совета Адвокатской палаты г. Мос¬квы от 19 апреля 2007 г. № 33 «О соблюдении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве за¬щитников в уголовном судопроизводстве по назначению», приня¬тое Советом Адвокатской палаты г. Москвы в пределах его компе¬тенции, определенной пп. 5 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Необходимо уточнить один важный момент. Согласно п. 5 ст. 9 Закона об адвокатской деятельности адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории РФ без какого-либо дополнительного разрешения.

Однако это положение не может применяться вне всей системы норм и институтов, закрепленных в данном законе. Так, в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 7 каждый адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению, но устанавливать порядок оказания юридической помощи данного вида имеет право лишь совет адвокатской палаты субъекта РФ (подп. 5 п. 3 ст. 31). Вопрос же о дисциплинарной ответственности адвоката за несоблюдение установленного порядка находится в исключительной юрисдикции Квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства.

Нарушение адвокатом требований законодательства об адво¬катской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосто¬рожности, влечет применение мер дисциплинарной ответствен¬ности, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексомпрофессиональной этики адвоката, установленных конференцией соответствующей адвокатской палаты (ст. 18 п. 1 Кодекса).

По итогам рассмотрения заявления, руководствуясь п. 7 ст. 33 Закона об адвокатской деятельности и подп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия АП г. Москвы единогласно вынесла заключение о неисполнении адвокатом П. решения Совета АП г. Москвы от 19 апреля 2007 г. № 33 «О соблюдении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению» и абз. 11 Порядка изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта РФ на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ и урегулирования некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории РФ, что выразилось в принятии ею поручений на защиту по назначению двенадцати граждан.

Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии и вынес адвокату П. дисциплинарное наказание в форме предупреждения.

Комментарий

«Трюк», позволяющий адвокатам выйти из-под юрисдикции палаты

Решение Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 19 апреля 2007 г. № 33 «О соблюдении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению» было направлено на упорядочение оказания юридической помощи по назначению и на борьбу с так называемыми «карманными адвокатами». Принимая его, Совет учитывал и позицию судебных органов: отменяя приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2006 г. в отношении И., судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда в кассационном определении от 16 апреля 2007 г. указала, что «следователь нарушил требования уголовно-процессуального закона, гарантирующие обвиняемому право пользоваться помощью (услугами) выбранного им защитника, и привлек к участию в деле в качестве защитника адвоката, числящегося в коллегии адвокатов Удмуртской Республики и не имеющего права участвовать в следственных действиях в порядке ст. 51 УПК РФ на территории г. Москвы согласно ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”».

Впоследствии оказалось, что, помимо «карманных адвокатов», нарушителями являются адвокаты, которые по тем или иным причинам формально изменили членство в адвокатской палате любого субъекта РФ на членство в Адвокатской палате г. Москвы, но при этом фактически остались проживать и работать там же, где проживали и работали до изменения членства. Такой «трюк» позволяет адвокатам выйти из-под юрисдикции адвокатской палаты соответствующего субъекта РФ. По всей видимости, они считают это для себя более удобным. Но когда такой адвокат перестает быть членом региональной палаты, он не включается советом этой палаты в график защит по назначению, то есть начинает осуществлять защиты по назначению не в порядке, определенном Советом региональной палаты, и неправомерно отбирает заработок у своих бывших коллег. Адвокатская палата г. Москвы не может привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности за нарушение решений советов региональных палат, поэтому именно решение Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 19 апреля 2007 г. № 33 позволяет обеспечить действие московской адвокатуры на основе законодательно закрепленных принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.

Такой подход ни в коей мере не ограничивает закрепленное в п. 5 ст. 9 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» право адвоката осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории России без какого-либо дополнительного разрешения. Данное положение закона имеет своей целью обеспечить свободу адвокатской деятельности, являющуюся гарантией конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ) – права каждого на свободный выбор представителя, на заключение с адвокатом соглашения об оказании юридической помощи.

Николай Кипнис,
к.ю.н., член Квалификационной комиссии АП г. Москвы.