×

Наступление на анонимность?

Михаил Якушев: «Идентификация пользователей должна коррелировать с гарантируемым Конституцией РФ правом на неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность персональных данных»
Материал выпуска № 22 (159) 16-30 ноября 2013 года.

НАСТУПЛЕНИЕ НА АНОНИМНОСТЬ?

Михаил Якушев: «Идентификация пользователей должна коррелировать с гарантируемым Конституцией РФ правом на неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность персональных данных»



По всему видно, что государство в своем стремлении «отрегулировать» интернет не собирается останавливаться на двух последних нашумевших законах – о «черных списках» и «произвольных блокировках». Новыми целями, по мнению экспертов, могут стать идентификация пользователей и расширение правовых оснований для ограничения права на тайну связи.


Идентификация пользователей
Управляющий партнер, руководитель российской практики по ИС, ИТ и телекоммуникациям международной юридической фирмы «Dentons» Виктор Наумов, выступая 17 октября на секции Шестой ежегодной Недели российского интернета «Право в отрасли», отметил, что российское законодательство позволяет внедрять механизмы, связанные с контролем за распространением информации, начиная с Конституции РФ, п. 3 ст. 55 которой предусматривает возможность ограничения прав посредством принятия федеральных законов в той мере, «в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

По словам Виктора Наумова, во многих странах мира уже рассматривается альтернативный способ борьбы с нелегальным контентом – идентификация пользователей. Она позволит выявлять конечных нарушителей и сведет на нет сложные споры, связанные с ответственностью интернет-посредников.

Андрей Солдатов, главный редактор интернет-ресурса Agentura.Ru, посвященного проблемам спецслужб, разведки и борьбы с терроризмом, рассказал, что внедренная в 2009–2011 гг. основными сотовыми операторами России система DPI (Deep Packet Inspection – технология накопления статистических данных, проверки и фильтрации сетевых пакетов по их содержимому, иногда используемая для обнаружения и блокирования трафика, содержащего незаконные материалы или нарушающего авторские права) воспринимается людьми, отвечающими за легальный перехват трафика, как «крайне удобная и эффективная система для идентификации пользователя, если ее совместить с СОРМом».

«Так, в августе этого года была опубликована конкурсная документация ОАО “Ростелеком” на внедрение системы контроля управления услугами передачи данных DPI для абонентов мобильной сети. Документ в одном из пунктов прямо предписывает установку средств СОРМа», – добавил он.

По мнению председателя Комиссии по правовым вопросам РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций) Михаила Якушева, идентификация пользователей в сети необходима в части обеспечения стабильности гражданско-правовых отношений и предотвращения использования анонимности в незаконных целях. Однако она должна коррелировать с гарантируемым Конституцией РФ правом на неприкосновенность частной жизни, конфиденциальность персональных данных. Кроме того, при регулировании такой глобальной структуры, как интернет, каждое отдельное государство, в том числе Россия, должно стремиться к гармонизации законодательств, чтобы различия в них не создавали барьеров на пути формирования надежной и безопасной информационной среды.

Ограничение права на «тайну связи»
На встрече также много говорили о любопытной судебной практике текущего года, связанной с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Две крупные компании – ОАО «МТС» и ООО «Рамблер Интернет Холдинг» – были привлечены к административной ответственности по п. 9 ст. 19.5 КоАП (невыполнение в установленный срок законного предписания Федеральной службы по финансовым рынкам (в действующей редакции – Банка России)) с наложением штрафа в 500 тыс. руб. В случае МТС – за отказ предоставить информацию о детализации счетов конкретного абонента, в отношении Рамблера – из-за отказа предоставить сведения об адресах электронной почты, с которыми конкретный пользователь переписывался.

МТС. 7 мая 2013 г. ОАО «МТС» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным и отмене постановления ФСФР (дело № А40-56142/2013).

По мнению МТС, детализация счетов подпадает под «тайну телефонных переговоров», так как устанавливается с помощью телефонной аппаратуры лишь при телефонных соединениях. Это подтверждает и Конституционный Суд в своем разъяснении от 2 октября 2003 г. № 345-О. Он отнес к тайне связи «любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи».

В соответствии с п. 4 Правил оказания услуг подвижной связи оператор связи обязан обеспечить соблюдение тайны телефонных переговоров и сообщений, передаваемых по сетям подвижной связи. Об этом же говорит и ст. 63 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» (далее – Закон о связи).

Сославшись на п. 2 ст. 23 Конституции РФ, согласно которому ограничение тайны телефонных переговоров возможно только по решению суда, приняв во внимание уголовную ответственность по ст. 139 УК РФ за нарушение тайны телефонных переговоров, ОАО «МТС» предоставило все указанные в предписании данные за исключением детализации счетов.

12 июля 2013 г. суд отказал МТС в удовлетворении жалобы, указав, что Федеральным законом от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон об инсайде) установлены прямые полномочия ФСФР по истребованию информации, поэтому доводы МТС о необходимости получения ФСФР судебного решения для таких действий являются несостоятельными и касаются исключительно органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Суд также отверг ссылку на разъяснение КС РФ, так как, по его мнению, оно касается исключительно действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и не рассматривает вопроса о полномочиях ФСФР.

Кроме того, суд отметил, что информация относительно абонентских номеров не относится к информации, составляющей тайну телефонных переговоров абонента, поскольку абонентские номера принадлежат операторам сотовой связи и выделены абонентам по договору использования, следовательно, установление фактов использования абонентских номеров относится исключительно к информации о деятельности оператора сотовой связи.

15 августа 2013 г. ОАО «МТС» подало апелляционную жалобу на решение Арбитражного суда г. Москвы. 30 октября газета «Ведомости» сообщила, что суд отменил решение нижестоящей инстанции. Представитель МТС Дмитрий Солодовников эту информацию подтвердил.

Рамблер. 25 июня ООО «Рамблер Интернет Холдинг» также обратилось в Арбитражный суд г. Москвы, требуя признать незаконным и отменить постановление ФСФР (дело № А40-56844/2013).

Рамблер указал, что у него отсутствует возможность предоставить сведения об адресах электронной почты, с которыми пользователь осуществлял переписку за запрашиваемый ФСФР период, ввиду того, что разглашение указанной информации является нарушением тайны переписки, гарантированной ст. 23 Конституции РФ. В соответствии с п. 3 ст. 63 Закона о связи ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемыми по сетям электросвязи и почтовой связи, возможно только на основании решения суда.

По мнению ФСФР, сведения об адресах электронной почты не относятся к информации, указанной в п. 3 ст. 63 Закона о связи, так как под тайной связи понимается именно тайна информации в сообщении, содержание которого ФСФР не истребовала.

Рамблер пояснил, что сведения об адресах электронной почты, с которыми пользователь осуществлял переписку в определенный период, могут быть получены только через доступ к информации, содержащейся непосредственно в сообщениях пользователя, относящихся к тайне переписки. Совершение таких действий будет являться нарушением Конституции РФ и повлечет за собой уголовную ответственность по ст. 138 УК РФ.

Суд принял доводы о технической невозможности для Рамблера предоставить запрашиваемые данные без проникновения в «тело» писем и об отсутствии у ФСФР судебного решения на такое проникновение, без которого действия Рамблера повлекут за собой нарушение тайны связи. 23 июля 2013 г. он признал незаконным и отменил постановление ФСФР.

19 августа ФСФР подала апелляционную жалобу в Девятый арбитражный апелляционный суд, который 12 сентября отменил решение суда первой инстанции. Он отметил, что в рассматриваемом случае ФСФР истребовала сведения лишь об адресах электронной почты, с которыми пользователь осуществлял переписку, а не информацию, содержащуюся в сообщениях.

Суд указал, что регистрация физического лица как пользователя электронного почтового ящика в интернете законодательно не регламентирована. Как правило, для создания почтового ящика конкретный пользователь не обязан указывать в адресе свои персональные данные. Следовательно, сведения об адресах электронной почты не относятся к информации, указанной в п. 3 ст. 63 Закона о связи.

Отдельно суд отметил, что ФСФР в случае необходимости раскрытия информации, содержащейся в электронной переписке пользователя, должна руководствоваться п. 7 ст. 14 Закона об инсайде, т.е. обратиться в органы внутренних дел для проведения оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением последними соответствующих процедур по получению информации, составляющей тайну связи.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»


NB

БУДЕМ ОСПАРИВАТЬ

Заместитель директора юридического департамента Афиша-Рамблер-SUP Евгения Плешкова рассказала, как Рамблер воспринял решение апелляционной инстанции

ПлешковаНесмотря на то что своим постановлением Девятый арбитражный апелляционный суд признал штраф ФСФР правомерным, из имеющихся на данный момент судебных актов оно самое адекватное.

В постановлении есть два важных момента. Во-первых, суд признал, что информация о том, с каким физическим лицом осуществлял переписку пользователь, относится к тайне связи. Во-вторых, суд указал, что ЦБ (к которому с 1 сентября 2013 г. перешли соответствующие полномочия ФСФР) при истребовании таких данных о физических лицах обязан обращаться к правоохранительным органам в установленном законом порядке с соблюдением последними процедур по получению информации, составляющей тайну связи. Когда ФСФР (а затем и ЦБ) придерживались мнения, что на основании Закона об инсайде они могут напрямую запрашивать любые данные, в том числе относящиеся к тайне связи, они ставили себя над правоохранительными органами, которым для получения таких данных необходимо судебное решение.

Этот момент принципиально отличает постановление суда апелляционной инстанции по «делу Рамблера» от предшествующих судебных актов. Надеемся, что свою позицию суд апелляционной инстанции подтвердит и в постановлении по «делу МТС» (28 октября 2013 г. он отменил решение суда первой инстанции и признал незаконным привлечение МТС к ответственности за непредоставление ФСФР данных о детализации, но мотивированное постановление по данному делу пока не готово). Насколько нам известно, МТС в числе прочего ссылался и на доводы суда апелляционной инстанции по нашему делу.

Но, конечно, мы будем оспаривать постановление, поскольку считаем, что информация об адресах лиц, с которыми осуществлял переписку пользователь, также относится к тайне связи, и не согласны с основным выводом суда о том, что при заведении электронного ящика от пользователя не требуются никаких данных кроме логина и пароля, поэтому информация об адресе электронной почты физического лица не относится к персональным данным и тайне связи. Такой странный вывод можно объяснить только тем, что данный вопрос не рассматривался на заседаниях ни в первой, ни в апелляционной инстанции, в связи с чем в материалах дела не было информации о том, как на самом деле производится регистрация пользователей.