×

Рейдеров внесут в уголовный кодекс

Правоохранительные органы готовят законопроект против захватчиков чужой собственности
Материал выпуска № 8 (49) 16-30 апреля 2009 года.

РЕЙДЕРОВ ВНЕСУТ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС

Правоохранительные органы готовят законопроект против захватчиков чужой собственности

Борьба с экономической преступностью – хлеб и забава правоохранительных органов – по традиции всегда обостряется с благословения первых лиц государства. Не стал исключением и поход против надоевшего всем рейдерства, осуществление которого в значительной степени подстегнул Национальный план противодействия коррупции, где данное социальное зло с пометкой «так называемое» упомянуто предпоследним пунктом. Об активизации усилий в этой части с понятной гордостью рассказали представители Следственного комитета МВД на заседании комиссии по законодательству в сфере обороны, безопасности и совершенствования правоохранительной деятельности Ассоциации юристов России, состоявшемся недавно в Совете Федерации – даже само понятие рейдерства почти раскрыто или будет раскрыто в самое ближайшее время.

Действительно, рейдерство в силу своей сложной природы заставило плакать не одного правоведа. Не всегда его звериный облик раскрывается со всей очевидностью, порой свободой приобретения и отчуждения долей в уставном капитале настолько умело злоупотребляют, что отъявленный бандит выглядит стороной корпоративного спора. Сами рейдеры, у нас и за рубежом, провозглашают себя санитарами леса, несущими оздоровление народному хозяйству, и искренне удивляются возмущению общества, якобы не понимающего своего счастья. Про себя они наверняка думают, что извлекают средства к существованию благодаря могучему аналитическому уму, которому менее развитые субъекты просто завидуют.

«Отберите у этого дурака поскорее сокровище. Он только бесчестит божий дар»

Если гоголевский герой при перераспределении собственности расплачивался звонкой монетой, его отдаленные потомки любят получать имущество безвозмездно и беспрепятственно. И хотя лицо рейдера трудноразличимо, правительство в настоящее время не заинтересовано в том, чтобы предприятия, особенно оборонно-промышленного комплекса, постоянно захватывались подозрительными экземплярами, как это происходило еще недавно. Не случайно на встрече присутствовал сенатор Озеров, надежда и опора отечественной «оборонки», который мало говорил, но много записывал в книжечку.

Впрочем, и захват необоронных предприятий может иметь последствия, сопоставимые с применением оружия массового поражения, что могло произойти при захвате рыбкомбината «Меридиан» на севере Москвы, когда вооруженные молодчики обстреливали цистерны с аммиаком, создавая угрозу экологической катастрофы. Известно, что рейдеры не считают для себя табу и предприятия, работающие с ядерными материалами (возможно, иногда их пресловутая сообразительность дает сбои, поскольку в таких случаях из захваченного объекта можно просто не успеть унести ноги).

Смех и Греф

Как разъяснил выступивший на конференции заместитель начальника Следственного комитета МВД Юрий Алексеев, основной метод рейдеров – регистрация в реестре юридических лиц фиктивного руководителя, который в дальнейшем обеспечит захват имущества жертвы. В ответ на сигналы следствия регистраторы обычно возражали, что не вправе вмешиваться в действия субъектов предпринимательской деятельности; тем более это противоречило бы так называемой идеологии Германа Грефа. В качестве полумеры МВД предлагало ужесточить контроль на стадии внесения в регистрационные документы различных изменений, если даже первичная регистрация осуществлялась в уведомительном порядке.

Как известно, в настоящее время при внесении в ЕГРЮЛ записи о новом директоре заявителем может быть и сам заинтересованный товарищ, который представляет нотариусу решение о своем назначении. Одно время регистраторы требовали, чтобы при смене руководства заявителем был исключительно прежний босс, но корпоративная общественность взбунтовалась под благовидным предлогом того, что старый директор не всегда бывает доступен для употребления в этих целях. Поэтому после нескольких судебных решений не в пользу органов ФНС выпустила разъяснение, что вновь избранный директор обладает полномочиями с момента избрания, а не с момента внесения в ЕГРЮЛ и, соответственно, может быть заявителем при регистрации смены руководства. Следовательно, потратившись на покупку печати нотариуса, заявитель может регистрировать в реестре все что угодно.

Кое-какие меры правительство замышляет – им разработан законопроект, призванный усовершенствовать регулирование корпоративных конфликтов. Но главная задумка заключается в том, что на так называемых рейдеров вполне можно усилить воздействие уголовно-правового характера, выделив особо зловредные составы их деятельности. В принципе и сейчас в отдельных случаях рейдеры страдают по статье «мошенничество» и «подделка документов», хотя суды кассационной инстанции при небольших усилиях со стороны обвиняемых могут согласиться с тем, что имел место обычный корпоративный конфликт (палочка-выручалочка всех бандитов России). После пика, достигнутого в 2004–2005 гг., в настоящее время возбуждается 300–500 рейдерских дел в год.

Не все рейдеры одинаково нетерпеливы

Недавно доигрались Виктор Хазанов (ОАО «Тулабумпром» и ОАО «Сокольский целлюлозно-бумажный комбинат»), Ружьёв и Шамбир (Мытищинский электромеханический завод), Бирюков, Тимофеев (ЗАО «Бизнес-центр»), бывший ликвидатор «МММ» Глодев, Федулёв (Качканарский ГОК), Седов и еще целый ряд менее удачливых рейдеров. Органы полагают, что работу немало упростят две новеллы УК РФ – ст. 201.1 «Незаконное присвоение полномочий органа управления юридического лица» (в рамках которой можно предусмотреть ответственность за незаконное вторжение, причинение телесных повреждений и т.п.) и ст. 201.2 «Злоупотребление правами участника (акционера) юридического лица». Максимальным наказанием за оба преступления станут десять лет лишения свободы (как сейчас за мошенничество в крупном размере), а расследованием будет заниматься милиция.

Авторы законопроекта считают возможным применение уголовной статьи в том случае, если деятельность предприятия была остановлена, был причинен крупный ущерб и т.д. Трудно сказать, как они станут выходить из положения, если рейдер на первый взгляд действует исключительно в интересах предприятия (хотя бы до поры, до времени). Например, упомянутые представителем Следственного комитета Павлом Сычёвым мытищинские рейдеры Шамбир и Ружьёв ссылались в свою защиту как раз на то, что им удалось оживить производство. На завод, по их словам, «стали приходить молодые специалисты, в несколько раз повысилась зарплата, был проведен ремонт всех помещений, участникам войны и ветеранам труда выдавались подарки, даже построен вольер для собак». Не все рейдеры одинаково нетерпеливы, и, возможно, кто-то из них предпочтет извлекать выгоду постепенно, оставив органы с носом.

Как разъяснялось на заседании, даже этот частный проект – под большим вопросом: он прошел первое чтение и замер в недрах Госдумы (представителей которой мероприятие Ассоциации нисколько не заинтересовало; как отметил сенатор Торшин, их отсутствие «показательно, и весьма»). Но даже если под нажимом структур, которых думцы привыкли слушаться беспрекословно, проект обретет права закона, маловероятно, что он повлияет на ситуацию. Выступавшие отмечали, что проект никак не затрагивает возможность засыпать жертву поглощения судебными исками, и, добавим от себя, нисколько не препятствует районному прокурору потребовать передачи ему в собственность местного рынка и при неисполнении посадить строптивого руководителя на полгода в СИЗО, откуда правовое государство видится совсем другими глазами.

«Самый главный укрыватель – это ты, эмир»

Рассказывая о подготовке законопроекта, Павел Сычёв признал, что попытки набраться позитивного опыта в Европе не вполне удались. Например, французские коллеги не сразу разобрали, чего от них хочет Следственный комитет, и нетрудно понять почему – рейдер не имел бы никаких шансов, если бы дело рассматривал независимый и беспристрастный судья. Если арбитражный суд г. Москвы способен случайно забыть о том, что неустойка не может превышать в три раза сумму основного долга, в результате чего уничтожено крупнейшее в мире издательство, вряд ли стоит беспокоиться по поводу злоупотребления правами акционеров. О возможностях прицельного кредитования как одного из инструментов рейдерства (особенно в условиях кризиса) также говорилось на заседании, но внимание СК они не привлекли.

Как бы в подтверждение сказанного собравшиеся признали, что «рейд мельчает» идет в регионы и в настоящее время интересуется не столько горно-обогатительными комбинатами, сколько булочными, аптеками и прочими объектами соцкультбыта. Представители СК давали понять, что во многих случаях к рейдерству причастны адвокаты, однако, судя по всему, их роль в этом деле не главная и не основная (что, в частности, отметил в защиту чести своей корпорации авторитетный адвокат Гасан Мирзоев).

Прочитав предпоследний пункт Национального плана противодействия коррупции, Следственный комитет, естественно, не может не принимать меры, не осуществлять процессуальный контроль за уже похороненными рейдерскими делами и не хлопотать относительно совершенствования законодательства для возбуждения новых. Главное, чтобы он не принимал это слишком всерьез. Как известно, один из руководителей некогда знаменитой фирмы «Росбилдинг», оздоровившей немало предприятий Москвы и области, заседает в Совете Федерации в качестве члена комитета по экономической политике, предпринимательству и собственности.

Александр ДЁМИН

"АГ" № 8, 2009