×

В приказном порядке

Адвокатуру вычеркнули из списка научных специальностей
Материал выпуска № 8 (49) 16-30 апреля 2009 года.

В ПРИКАЗНОМ ПОРЯДКЕ

Адвокатуру вычеркнули из списка научных специальностей

20 марта 2009 г. в Министерстве юстиции зарегистрирован Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 25 февраля 2009 г. № 59 «Об утверждении Номенклатуры специальностей научных работников». В отличие от номенклатуры, утвержденной приказом Минпромнауки России от 31 января 2001 г. № 47, в новом Перечне не осталось такой научной специальности, как «Адвокатура». Хотя такие дисциплины, как судебная власть, прокурорский надзор и оперативно-розыскная деятельность, по-прежнему фигурируют в качестве самостоятельных научных дисциплин.
О причинах метаморфозы рассуждает наш корреспондент.

Секвестр, произведенный Министерством образования в отношении адвокатуры не может не настораживать, поскольку особых прегрешений против науки в последнее время за тружениками юридической помощи не числилось: они не опровергали основных законов природы, не сеяли социальную рознь и не ставили под сомнение монетизацию льгот. Перечень специальностей не просит есть, на него не расходуются бюджетные средства, и все же именно в этом храме науки адвокатуре указали на дверь – по какой причине, остается только гадать. Юриспруденция не вошла в число свободных искусств, достойных свободного человека и традиционно изображавшихся в виде семи юных невест, но в качестве прикладной науки ей воздавал должное всякий, кто не хотел, чтобы из-под него вытащили последнюю табуретку.

История появления перечня восходит к эпохе застоя. Мартовское Постановление ЦК КПСС 1987 г. в соответствии с решениями очередного съезда и в целях ускорения социально-экономического развития страны требовало «обеспечить коренное улучшение состава научно-педагогических и научных кадров, устранить имеющиеся серьезные недостатки в подборе, расстановке, воспитании и использовании профессоров, преподавателей и научных сотрудников, повысить требования к ним». Работников высших учебных заведений и научных учреждений, по мнению ЦК, должны были «отличать глубокая теоретическая подготовка, широкая эрудиция, диалектико-материалистическое мировоззрение, творческое отношение к педагогической и научно-исследовательской работе, высокие морально-политические качества, активная гражданская позиция».

На это руководящее указание уже в следующем 1988 году отреагировал Госкомитет СССР по науке и технике изданием постановления «О номенклатуре специальностей научных работников». С тех пор издание номенклатур стало традиционной забавой органов управления научной деятельностью: механике переливаемой жидкости и древесиноведению, олигофренопедагогике и паразитологии – всему находится место на скрижалях Минобрнауки, неустанно и трудолюбиво совершенствующего свой цифровой взгляд на мир. Одни науки исключаются из перечня достойных, другие возникают в нем – возможно, потому, что министерство вскрыло их антинародную сущность или, напротив, реабилитировало очередную продажную девку империализма.

В настоящее время всерьез обсуждается признание в качестве полноценной научной специальности богословия: как говорят, невозможность защищать диссертации и получать светские ученые степени ущемляет права теологов и, таким образом, противоречит Конституции РФ. Уже сейчас духовные образовательные учреждения могут получать государственную аккредитацию, и скорее всего, номенклатуру специальностей еще не раз придется обновить. Но и перетасовка существующих наук не всегда поддается рациональному объяснению.

Допустим, сейчас не самое подходящее время для трудов по специальности 09.00.02 «Теория научного социализма»), а специальность 05.17.20 «Технология минеральных удобрений» утратила актуальность из-за недоступности последних для сельхозпредприятий. Но чем не угодили высшим сферам «Системный анализ и автоматическое управление» (специальность 01.01.11) – для них не пробил час или, наоборот, каждый может наблюдать их плоды без всякой науки? Настоящим подрывом обороноспособности России могло бы стать исключение из номенклатуры специальности 08.00.08 «Деньги, финансы и кредит», охватывающей весь реальный сектор отечественной экономики. Правда, национального производителя не оставили без внимания благодаря номеру 08.00.10 «Финансы, денежное обращение и кредит». Сам Соломон не ответил бы, почему в системе ценностей философия (пункт 9) стоит ниже такой фундаментальной науки, как «пожарная безопасность» (пункт 5), и даже ниже «языков аборигенов Австралии» (10.02.22), которые, казалось бы, должны были уступить ей пальму первенства в силу неумолимого порядка цифр.

И, конечно же, совершенно не понятно, чем руководствовалось Минобрнауки при уточнении содержания специальности 12.00.11 «Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура», из которой выпало понятие адвокатуры!

Одно время адвокатуру причисляли к правоохранительным органам, не до конца постигая особенности этого независимого сообщества, не входящего в систему органов государственной власти. Однако если адвокатура в высшем смысле этого слова действительно первый и единственный субъект правоохранительной деятельности, это не основание для отказа в признании ее существования.

Проблемы адвокатуры, хотя и были включены в номенклатуру только в 1995 г., давно и плодотворно разрабатываются в науке. За последние годы адвокатура выделилась в совершенно самостоятельное научное направление, которое включило в себя проблемы ее истории, организации, принципов ее функционирования, а главное  эффективности, методики и тактики  деятельности практикующих адвокатов. Только с 1995 г. по тематике адвокатуры проведено 37 исследований и разрабатывается еще более 200. Это позволило выявить основные направления исследований, их актуальность, оценить проблемы реализации адвокатом их полномочий при оказании конституционно гарантированной квалифицированной юридической помощи в целом. Правда, наблюдается преобладание тем, связанных с деятельностью адвоката по уголовным делам – 60% всех диссертаций, что вполне объяснимо доминированием этого направления в адвокатской практике. Но это вряд ли может оправдать вывод о том, что при наличии прокурорского надзора необходимость в изучении адвокатуры отпадает.

Было бы напрасным надеяться на то, что государство, стремящееся к регулированию всего и вся, оставило бы своим вниманием количество и состав научных дисциплин и не стремилось склонить их к подчинению. Хотя Конституция РФ гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, органы государственной власти, безусловно, вправе определять те направления развития науки, которые представляются им приоритетными. Но и в этой связи совершенно не понятно почему, взяв курс на борьбу с правовым нигилизмом и наращивая усилия по оказанию юридической помощи малообеспеченным слоям населения, государство отказывает адвокатуре вправе иметь равный научно-правовой статус с органами следствия, прокурорского надзора и судебной власти.

Ян ГУСЕВ

"АГ" № 8, 2009