×

Взаимодействие палат

Адвокатские палаты ЯНАО и ХМАО – Югры планируют совместно развивать дистанционное обучение адвокатов
Материал выпуска № 2 (211) 16-31 января 2016 года.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПАЛАТ

Адвокатские палаты ЯНАО и ХМАО – Югры планируют совместно развивать дистанционное обучение адвокатов

Президент АП Ямало-Ненецкого автономного округа Владимир Новкин рассказал, как Адвокатская палата пытается решить вопрос обязательного повышения квалификации адвокатов при достаточно сильной разбросанности защитников по региону.

– Владимир Яковлевич, согласно информации на сайте Вашей палаты, на сегодняшний день адвокатура округа насчитывает 206 адвокатов и 194 из них выбрали в качестве формы своей работы адвокатский кабинет. Расскажите, с чем это связано?
– Это выбор самих адвокатов, никто не имеет права навязывать им форму адвокатского образования. Я считаю, что это проявление самостоятельности, независимости от кого-либо и желание популяризировать свое имя среди граждан.

– То есть с географической разбросанностью малочисленного населения это никак не связано?
– Нет. Что касается малодоступных населенных пунктов, то Администрацией округа у нас определены четыре таких района, где образованы юридические консультации, которые функционируют за счет бюджета округа.

– Расскажите, как при такой разбросанности адвокатов Вы решаете вопрос обязательного повышения квалификации адвокатов?
– Это самый болезненный вопрос для нас. Поскольку регион большой, основной вид транспорта очень дорогой. По большому счету, мы передвигаемся по региону только на самолетах и вертолетах. Даже города, и те зачастую разделены реками и требуют переправы на водном транспорте. Я уже не говорю о других регионах: в Ноябрьск, где мы проводим собрания адвокатов, лететь целый час.

Кроме того, на территории нашего округа нет высших учебных заведений, поэтому приходится решать этот вопрос иначе, чем в большинстве адвокатских палат. Мы уже провели предварительные переговоры с президентом АП Ханты-Мансийского автономного округа – Югры насчет взаимодействия наших палат по вопросам повышения квалификации адвокатов. Планируем подключать к работе вузы, расположенные в их округе.

– Может быть, есть какие-то планы по дистанционному обучению?
– Мы уже предложили нашим адвокатам такую возможность. Волго-Вятский институт (филиал) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) в г. Кирове предлагает дистанционное обучение адвокатов на курсах повышения квалификации по дополнительной профессиональной образовательной программе: «Новое в законодательстве и судебной практике». Однако желающих пока мало. Мы планируем развивать сами это направление в сотрудничестве с АП ХМАО – Югры.

– В некоторых адвокатских палатах введены стандарты для адвокатских образований, в том числе для адвокатских кабинетов. Введены ли такие стандарты у Вас? Если нет, то планируете ли их введение?
– Мы пока такие стандарты не разрабатывали. Те адвокатские кабинеты, где я был сам, нареканий по поводу организации работы у меня не вызывали, поэтому пока планов вводить такие стандарты у нас нет. Мы не видим смысла бежать впереди паровоза.

– Считается, что большая часть дисциплинарных производств возбуждается в отношении адвокатов, практикующих в форме адвокатского кабинета. Высказывались предложения о том, чтобы разрешить создание адвокатских кабинетов только тем адвокатам, которые уже имеют опыт работы в коллективных образованиях. Как Вы относитесь к таким предложениям?
– У нас подобная статистика связана с тем, что подавляющее большинство адвокатов работает в форме адвокатских кабинетов. Что касается озвученного Вами предложения, то я отношусь к нему критически, поскольку выбор адвокатского образования – это право адвоката. Как говорится, не в тайге живем: если какие-то вопросы у адвоката-«кабинетчика» возникнут, он всегда может обратиться за советом как в АП, так и к старшим коллегам.

– Есть ли в Вашем регионе такие нарушения норм профессиональной этики, которые можно назвать типичными?
– Я не могу согласиться с термином «типичный». Все жалобы отличаются друг от друга, поэтому выделить какие-то более частые очень сложно. Но в основном причина жалоб кроется в неправильно построенных взаимоотношениях адвоката и его доверителя, особенно это касается молодых адвокатов, не имеющих достаточного опыта. Если говорить о других жалобах, то часть касается представлений судейского корпуса, часть – представлений, внесенных Управлением Минюста России, часть – несвоевременных ежемесячных отчислений на нужды палаты.

– Сильно ли, на Ваш взгляд, отличается дисциплинарная практика в разных регионах? Считаете ли Вы необходимым обобщение такой практики?
– Мы регулярно следим за дисциплинарной практикой АП г. Москвы, они присылают нам свои «Вестники». Но было бы неплохо, если бы на основании дисциплинарной практики адвокатских палат всех регионов составлялись обобщения. Особенно по актуальным вопросам, имеющим определенный резонанс.

– В последние месяцы этого года в рамках работы секции по стандартам Комиссии ФПА по этике и стандартам разрабатываются проекты трех стандартов: организации адвокатской деятельности; обеспечения доступности квалифицированной юридической помощи; участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Как Вы считаете, какие положения должны быть в этих стандартах?
– Я считаю самой важной разработку стандартов участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, поскольку основные проблемы возникают именно в этой сфере: с предварительным следствием, с защитой граждан в суде. В большинстве своем адвокаты ведут уголовные дела. По гражданским делам таких проблем нет. Во-первых, уже сложился определенный круг адвокатов, занимающихся только такими делами. Опыт и высокая квалификация обеспечивают должный уровень их услуг. Во-вторых, гражданскими делами занимаются и юристы без адвокатского статуса.

– Сейчас идет подготовка рекомендаций о поведении адвокатов в Интернете. За рубежом уже сложилась тенденция к нормативному регулированию поведения адвокатов в Интернете. Так, во Франции существует Внутренний национальный регламент, контролирующий поведение адвокатов при любом виде взаимодействия с общественностью, в том числе и в сети «Интернет», а Международная ассоциация юристов в 2014 г. приняла общие правила поведения адвокатов в социальных сетях. Считаете ли Вы необходимым утверждение таких рекомендаций?
– В нашем регионе случаев некорректного поведения адвокатов в сети не было, и, надеюсь, не будет. Но поскольку профессия адвоката носит публичный характер и в адвокатуру вливается много молодых людей, я считаю, что во избежание возможных негативных последствий рекомендации о поведении адвокатов в Интернете просто необходимы.

Беседовала Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»