×

Арбитраж: до и после реформы

Проблемы дореформенной системы третейских судов решены, но предприниматели все равно их избегают
Кирсанов Павел
Кирсанов Павел
Соруководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат АП Кемеровской области

В апреле в Кемерове состоялся круглый стол на тему «Альтернативные способы разрешения споров: арбитраж и медиация. Новые возможности для бизнеса». Мероприятие было организовано Коллегией адвокатов «Регионсервис», Кузбасской ТПП, Кемеровским региональным отделением АЮР при поддержке Арбитражного центра при Институте современного арбитража, международной юридической фирмы Norton Rose Fulbright и ТПП России. Участники дискуссии обсудили проблемы судебного разбирательства, связанные с арбитрабельностью корпоративных споров и споров из закупок, возможностью установления санкций за неисполнение арбитражных решений.

Тема рассмотрения споров в третейских судах приобрела особую актуальность после реформы арбитража. В связи с недавним завершением переходного периода реформы важно разобраться в вопросах арбитражного разбирательства на современном этапе его развития.

Представители бизнес-сообщества не питали доверия к российским дореформенным третейским судам

1 сентября 2016 г. вступил в силу Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Новый закон установил требования к созданию и функционированию постоянно действующих арбитражных учреждений (ПДАУ) и модернизировал правовое регулирование арбитражного разбирательства.

В дореформенной системе третейских судов существовали две основные проблемы.

1. Предприниматели использовали третейские суды для совершения недобросовестных действий. Наиболее ярким примером служило создание фиктивной кредиторской задолженности, как правило, с целью инициирования подконтрольной процедуры банкротства для дальнейшего незаконного получения большинства голосов кредиторов при принятии решений и в конечном итоге получения фиктивным кредитором денежных средств в ходе такой процедуры.

2. Экономически более сильная сторона договора, содержащего третейскую оговорку, навязывала выбор «карманного суда». Так, при заключении кредитных договоров ОАО «Сбербанк России» включало в текст третейскую оговорку о рассмотрении спора в АНО «Центр третейского разбирательства», при том что само ОАО «Сбербанк России» выступало соучредителем данного третейского суда.

Вместе с тем Конституционный Суд не усмотрел в этом противоречия Конституции РФ. В Постановлении от 18 ноября 2014 г. КС РФ согласился с позицией ОАО «Сбербанк России» и указал: чтобы добиться отмены решения третейского суда, необходимо «установить нарушение принципа беспристрастности конкретным составом третейского суда», хотя «учет в этих целях его организационно-правовых связей со сторонами спора» не исключается. Несмотря на позицию Конституционного Суда, описанная ситуация не прибавляла доверия к системе третейских судов.

Предприниматели считают нецелесообразным заключение договоров с третейской оговоркой

Сегодня предприниматели регионов России чаще не видят смысла в заключении договоров с третейской оговоркой.

Доводы сторонников арбитража обычно сводятся к тому, что стороны вправе выбрать судью с учетом его профессиональных навыков и определить место проведения заседания третейского суда. Также в числе достоинств называются более короткие сроки рассмотрения спора, высокая стоимость разрешения спора, которая должна дисциплинировать стороны, и конфиденциальность.

Стоит отметить, что, доводя до сведения доверителя при заключении сделки возможность передать споры на рассмотрение в третейский суд, адвокат, по сути, вынужден убеждать его в том, что арбитры обладают более высокой квалификацией, чем судьи арбитражных судов и СОЮ. Таким образом, доверитель может усомниться в квалификации судей арбитражных судов и СОЮ, но такая точка зрения неоправданна. Второй аспект – это независимость арбитра. Считаю, что говорить о большей независимости судей третейских судов было бы лукавством. Гарантии, установленные российскими законами, в большей степени защищают именно независимость судей арбитражных судов и СОЮ, но не арбитров третейских судов.

Является сомнительным довод о свободе в выборе места рассмотрения спора для предпринимателей. Стороны вправе без выбора третейского суда определить в договоре, на территории какого субъекта Федерации будет рассматриваться спор в первой инстанции.

Что касается более коротких сроков рассмотрения спора в третейских судах, то этот вопрос больше актуален для столичного региона. Нагрузка судей в Москве значительно выше судебной нагрузки в субъектах РФ, где сроки рассмотрения спора государственным судом не такие значительные. Вызывает опасения у предпринимателей и сокращение сроков рассмотрения спора за счет установления положения о невозможности обжалования третейского решения (ст. 40 Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»). Бизнес не готов к всецелому доверию одному арбитру или составу арбитров, и возможность полноценного оспаривания решения в государственных судах представляется предпринимателям дополнительной гарантией принятия справедливого и законного решения.

Считается, что высокая стоимость рассмотрения спора дисциплинирует стороны сделки и дополнительно стимулирует добросовестно исполнять свои обязанности. Однако в сегодняшних нестабильных экономических условиях, заключая договор, предприниматель не всегда может быть уверен в том, что он не нарушит условия сделки и ему не придется, наряду с другими убытками, нести еще и дополнительные расходы на значительно более дорогую процедуру разрешения спора.

На мой взгляд, единственным очевидным плюсом, с которым трудно спорить, является конфиденциальность разрешения спора. Однако далеко не все предприниматели готовы ради этого поступиться удобствами традиционной системы рассмотрения споров.

Арбитраж в послереформенный период

Очевидно, что система третейских судов должна была быть реформирована, и в целом названные проблемы внесенными изменениями были решены. Действующие третейские суды обладают более хорошей репутацией, нежели существовавшие до реформы суды, далеко не всегда созданные добросовестными лицами. Наличие у действующих третейских судов большого количества арбитров с высокой квалификацией в различных сферах способствует повышению доверия со стороны бизнеса.

На мой взгляд, повышение востребованности третейских судов у бизнеса возможно благодаря максимальной публичности их деятельности при условии соблюдения принципа конфиденциальности. Предприниматели начнут задумываться над передачей споров в третейские суды, только когда будут уверены в высокой квалификации арбитров и хорошей репутации третейских учреждений.

Кроме того, полагаю, что размещенная в интернете информация об арбитрах действующих третейских судов является неполноценной. И даже решив передать в третейский суд спор, разрешение которого требует более глубоких знаний в определенной сфере деятельности, предприниматель должен будет приложить значительные усилия, чтобы понять, кто из арбитров такими знаниями обладает (специализируется на определенной отрасли права, рассматривал споры в узких сферах экономики и т.д.).

Что касается действия новых норм арбитражного законодательства, то прошло не так много времени и делать выводы о необходимости дальнейшей корректировки было бы преждевременно. Когда объем дел, рассматриваемых в третейских судах, вырастет, возможно, будут выявлены проблемные точки, которые потребуют внесения изменений в законодательство.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
02 Августа 2022
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловая Россия», адвокат АП г. Москвы
Условия содержания под стражей: тенденции к улучшению
Уголовно-исполнительное право
О новых вступивших в силу правилах внутреннего распорядка СИЗО и пенитенциарных учреждений
29 Июля 2022
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Укрепление защиты семьи путем защиты родительства
Семейное право
Проект поправок в Семейный кодекс требует широкого обсуждения
28 Июля 2022
Осипова Светлана
Осипова Светлана
Партнер Osipov Legal
Временные, но необходимые меры
Гражданское право и процесс
Основные законодательные изменения в области валютного регулирования и ВЭД
27 Июля 2022
Постникова Мария
Постникова Мария
Адвокат АП Челябинской области, КА «Авангард» г. Челябинска
Изменение запретов при домашнем аресте
Уголовное право и процесс
Допустимо ли произвольное изменение порядка исполнения постановления суда об избрании меры пресечения?
18 Июля 2022
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
Параллельный импорт: норма временная и не для всех товаров
Право интеллектуальной собственности
Особенности применения закона о легализации параллельного импорта в России
13 Июля 2022
Яндекс.Метрика