×

Экспертиза – царица доказательств по гражданским делам

Но она не должна умалять значение нотариального удостоверения сделок
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Верховный Суд РФ опубликовал определение по весьма интересному делу, причем данный гражданско-правовой спор (оспаривание сделки по п. 1 ст. 177 ГК РФ) интересен тем, что является типичным.

Кратко напомню фабулу дела. Суд первой инстанции удовлетворил исковое заявление Натальи Власовой, подарившей внуку 100%-ную долю в ООО, но потом неожиданно решившей забрать ее обратно, ссылаясь на непонимание значения ее действий (как следовало из заключения экспертизы, положительной для требования истца). Апелляция пересмотрела дело и отказала в удовлетворении исковых требований, основываясь на показаниях привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица и.о. нотариуса, непосредственно удостоверявшего сделку и заявившего о полной адекватности дарительницы в момент совершения сделки. Окружной суд поддержал позицию апелляционной инстанции.

Верховный Суд РФ в свою очередь отменил определения судов апелляционной и кассационной инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию, руководствуясь доводом о том, что нотариус не может давать оценку состоянию здоровья граждан, совершающих сделку, поскольку не обладает специальными познаниями в этой области, в то время как эксперты, естественно, такими познаниями обладают, и нижестоящие суды не обосновали, почему отдали объяснениям нотариуса предпочтение перед экспертным заключением.

Ситуация сама по себе весьма любопытна, так как спор на данный момент состоит уже из нескольких дел – гражданских и даже уголовного (подробности можно узнать из опубликованных в картотеке арбитражных дел судебных актов).

Но меня как практикующего адвоката в данном деле больше всего беспокоит лишь то, как правильно относиться к возможности нотариального удостоверения сделок, не подлежащих такому удостоверению в обязательном порядке.

В связи с этим хочется обратиться к государству с предложением четко определиться:

  • либо в свете недавних изменений в законодательство нотариальное удостоверение сделки придает ей дополнительный (причем весьма надежный) иммунитет от оспаривания, основанный на том, что государство доверяет нотариусам и призывает нас (т.е. наших доверителей) тоже доверять им, полагая, что нотариус обладает необходимым опытом и уровнем знаний, чтобы определить, осознают ли граждане, совершающие сделку, подписывающие соответствующие документы и впоследствии удостоверяющие сделку, ее суть и правовые (а также фактические) последствия, и если нет, он должен отказать в удостоверении сделки;
  • либо работа нотариуса по подготовке, оформлению и удостоверению сделки ровным счетом ничего не значит, поскольку он не обладает специальными познаниями и не может определить, понимали ли стороны сущность и правовые последствия сделки.

Судя по упомянутому мной судебному делу, в реальности государство нотариусам в этом не доверяет.

Поясню свой вывод. Государство исходит из общепринятой в мире презумпции добросовестности нотариусов при осуществлении ими профессиональной деятельности, и мы вправе полностью положиться в данном вопросе на государство (самое главное – на государство вправе положиться участники удостоверяемых нотариусами сделок).

То есть получается, что государство по общему правилу безоговорочно доверяет нотариусам, но в отношении определения состояния психического здоровья граждан считает их некомпетентными. Но ведь этот момент – краеугольный камень деятельности нотариусов, и без официально выраженного и далее официально подтверждаемого судами доверия в этом аспекте нотариальная деятельность теряет свою значимость для гражданского оборота.

В связи с этим нам, адвокатам, необходима определенность судебной практики, причем крепко сопряженная со стабильностью. Выявляя перспективы оказания помощи при новом обращении, связанном с данной категорией гражданских дел, мы должны четко понимать, имеет ли нотариальное удостоверение сделки «железобетонную» надежность и при оказании ответчикам юридической помощи на него можно полагаться, или все оспоримо, и в интересах истца целесообразно оспаривать даже нотариально удостоверенную сделку.

Эксперты – психиатры и (или) психологи – разумеется, профильные профессионалы. Но они по совокупности доказательств (медицинской документации и, хотелось бы верить, еще и объяснений сторон и показаний свидетелей) оценивают состояние лица, в отношении которого требуется экспертное заключение, в определенный период. Нотариус, в свою очередь, не специалист в данной области, но он общался с названным лицом в конкретный день – как перед совершением данным гражданином сделки, так и в момент ее оформления – и при малейших подозрениях нотариус должен отказать в удостоверении сделки. Почему же государство, формально доверяя нотариусу, в процессе судебного разбирательства отдает однозначный приоритет экспертизе, которая по делам такой категории становится «царицей доказательств», поскольку суды выносят решения в полном соответствии с заключением экспертов (при том, что добиться назначения повторной или дополнительной экспертизы крайне сложно)?

По моему мнению, это внутренне сильно искаженная и потому весьма противоречивая ситуация, требующая внимательного изучения и корректировки.

В заключение добавлю, что особенно ценной представляется официальная видеозапись нотариусом процедуры совершения и удостоверения сделки, на которой запечатлены все ее стороны.

Рассказать:
Другие мнения
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат АП г. Москвы, ZHAROV GROUP, лауреат Ecoworld РАЕН, к.э.н
Презумпция экологической опасности
Природоохранное право
О пятилетней практике применения постановления Пленума ВС в области природоохранного законодательства
08 декабря 2022
Кузнецов Николай
Кузнецов Николай
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Солидаритет саморегулируемых организаций арбитражных управляющих
Арбитражный процесс
Какие факторы учитывает суд, определяя объем регрессного требования
08 декабря 2022
Сафоненков Павел
Сафоненков Павел
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры», к.ю.н., доцент
На правоприменительном «распутье»…
Конституционное право
Допустимо ли расширительное толкование нормы об обратной силе закона, отменяющей ответственность по КоАП?
07 декабря 2022
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Яндекс.Метрика