×
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.

Позволю себе не согласиться с мнением многих коллег относительно проекта федерального закона № 383208-7 о внесении изменений в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ, предложенного Верховным Судом РФ (принят в первом чтении 13 июня 2018 г., далее – законопроект).

Вопрос о мотивировочной части решений суда стал лейтмотивом негативных отзывов о планируемой «процессуальной революции». Главный посыл критиков законопроекта: «Верховный Суд РФ предлагает отказаться от мотивировки судебных решений».

Однако такая формулировка неверна в принципе, поскольку не отражает сути предлагаемых изменений, хотя, конечно, звучная и привлекает внимание. Читатель/слушатель критической статьи/выступления сразу делает вывод: не мотивировать решение суда – явный произвол.

На самом же деле речь идет не об отказе от мотивировки решения в принципе, а о том, что мотивировка будет выдаваться по запросу. Нужны истцу/ответчику мотивы судьи, который отказал в иске/удовлетворил иск, – пиши заявление, и судья изложит их на бумаге. Не нужны – они останутся в голове судьи. При этом есть категории дел (ВС РФ увеличил их количество с 9 до 17), по которым суд обязан составить полный текст решения. Кроме того, в скорректированном варианте законопроекта ВС РФ прямо указал на обязательность составления мотивированного решения в случае подачи апелляционной жалобы.

На мой взгляд, точка приложения критики выбрана неверно. Попробую доказать свое утверждение статистическими данными.

С 4 апреля 2013 г. мировые судьи получили право не составлять мотивированное решение по рассмотренным ими делам (Федеральный закон от 4 марта 2013 г. № 20-ФЗ), и, естественно, с этого времени из решений мировых судей мотивировочная часть исчезла.

Статистические данные по рассмотрению гражданских и административных дел с вынесением решения1:

tabl1.jpg

Из таблицы видно, что количество дел, рассматриваемых мировыми судьями, возрастает: в 2017 г. на их долю пришлось 5/6 всех споров. То есть уже 4 года в подавляющем большинстве решений нет мотивировочной части. Она составляется мировым судьей только по заявлению участника спора.

Мотивировка по запросу была введена в упрощенном производстве: в гражданском процессе Федеральным законом от 2 марта 2016 г. № 45-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», в арбитражном процессе – Федеральным законом от 2 марта 2016 г. № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

В упрощенном порядке в 2017 г. было рассмотрено 175 437 гражданских и 624 099 арбитражных дел2. И если для гражданского процесса – это капля в море, то для арбитража – 35,7% от их общего количества3.

Судя по отсутствию какой-либо реакции на вынесение такого количества решений с мотивировкой только по запросу, вообще никто не считает это проблемой – ни юридическое сообщество, ни сами тяжущиеся.

Интересно, что в вопросе о составлении мотивировки в первоначальном тексте законопроекта мировых судей приравняли к остальным судам, а в скорректированном 17 мая 2018 г. варианте – они снова получили право не составлять мотивированное решение.

Поэтому полагаю, что предложенный Верховным Судом РФ подход – мотивировка по запросу заинтересованного лица – следует, напротив, поддержать.

Во-первых, она не нужна стороне, выигравшей дело. Если, конечно, смысл обращения в суд совпадает с тем, что написано в резолютивной части, а не был каким-либо иным, например получить преюдицию. Во-вторых, если уж сторона считает себя правой, то все равно подаст жалобу на решение, вынесенное не в ее пользу, чтобы ни было написано в резолютивной части. Положа руку на сердце, разве те решения, которые выносят судьи сейчас, кого-нибудь убеждают? Зато суды при объяснении низкого качества решений лишатся такого убедительного (на первый взгляд) аргумента, как непомерная нагрузка на судей. В-третьих, решения судов первой инстанции не являются практикообразующими. Они не рассматриваются как ориентир при вынесении решений по аналогичным делам, в том числе тем же судом. Как недавно сказал судья в процессе: сейчас можно найти решение, подкрепляющее любой аргумент в споре. Зачастую на кипу решений в пользу истца ответчик приносит не меньшую, а то и большую, в обоснование его диаметрально противоположной позиции.

На мой взгляд, критикуя законопроект, основной акцент следует сделать на необходимости мотивировать акты не первой, а вышестоящих инстанций. Этот момент освещался коллегами, но только как сопутствующий.

Прежде всего, речь идет об апелляционных определениях/постановлениях. Предлагается дать апелляционной инстанции право не составлять мотивированное определение/постановление, если решение оставлено в силе и в жалобе не было новых доводов, а в процессе – новых доказательств. Что следует из подобной нормы? Раз есть право не писать текст судебного акта, то апелляционный суд этого делать и не будет. Сейчас Нижегородский областной суд оставляет в силе примерно 85% решений первой инстанции. Если законопроект будет принят, то процент отмен/изменений очень быстро приблизится к нулю, а новые доказательства апелляционные суды принимать перестанут вовсе. В результате апелляционные определения с мотивировкой мы больше не увидим. А ведь это одна из двух инстанций, которая рассматривает (во всяком случае, должна это делать) спор по существу. И вот именно за эти 15%, которые есть сейчас, стоит побороться.

Читайте также
Реформа судебной системы от ВС
Адвокаты о полномочиях, порядке образования и деятельности кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, предлагаемых законопроектом Верховного Суда
12 Сентября 2019 Дискуссии

Мотивировка для определений об отказе в кассационном рассмотрении отдана на усмотрение судьи. Понятно, что подобные определения исчезнут как класс. Конечно, на приемлемую мотивировку отказных определений рассчитывать не приходится уже давно, ведь нельзя же считать таковой «копипаст» фразы о принципе правовой определенности или об отсутствии доводов, опровергающих выводы суда первой и/или апелляционной инстанций. Сейчас вернуть мотивировку в эти судебные акты невозможно никакими силами. И законопроект, по сути, закрепляет этот весьма неприятный статус-кво. Однако проблема приобрела новое звучание в связи с инициированным Верховным Судом РФ проектом федерального закона № 374020-7 «О внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции» о создании экстерриториальных кассационных судов (принят в I чтении) и с инициативой (пока устной) председателя ВС РФ о введении сплошной кассации. Если составление мотивированных определений об отказе передать дело на кассационное рассмотрение оставить на усмотрение судьи, то обе указанные инициативы превращаются в фикцию. Никакого смысла ни в экстерриториальной, ни в сплошной кассации не останется.

В заключение обращу внимание на еще один связанный с мотивировкой судебных актов вопрос, хотя и не затронутый в законопроекте напрямую, но его можно было бы обозначить, что называется, пользуясь случаем.

Сейчас алгоритм вынесения решения таков: сначала объявляется резолютивная часть, затем – появляется мотивировочная. То есть сначала судья принимает решение, потом 5 (по законопроекту – 10) дней размышляет, как обосновать его. В результате процесс вынесения решения поставлен с ног на голову, нарушена логика принятия решения. Вместо того чтобы сначала проанализировать дело, оценить доказательства, продумать мотивы, свериться с законом и разъяснениями Верховного Суда РФ, из которых и будет вытекать вывод – решение, судья вынужден сначала объявить итог по делу и только потом подобрать для него аргументы. Стоит ли тогда обижаться на пословицу «закон, что дышло…»? Ведь сам закон толкает на «поворачивание» закона и фактов в нужную сторону.

Поэтому следующим этапом реального реформирования судебной системы стоило бы сделать изменение процесса вынесения решения: оглашать (или просто выдавать) сразу же полный текст решения и с резолютивной, и с мотивировочной частями. Да, процесс получения решения по делу будет занимать больше времени, но это стоит того, чтобы получить решение суда на основе продуманных правовых рассуждений судьи и проанализированных им доказательств.


1 Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения 11 июня 2018 г.).

2 Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения 11 июня 2018 г.).

3 Всего в 2017 г. арбитражные суды рассмотрели 1 747 979 дел по первой инстанции.

Рассказать:
Другие мнения
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Можно ли поверить «универсальному свидетелю»?
Правосудие
Адвокат Редькин считает, что нет
12 Сентября 2019
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Первый вице-президент АП Московской области
Диктует логика
Правосудие
Кто станет оператором рынка юридических услуг?
16 Августа 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
В поисках объективной оценки страданий потерпевшего
Правосудие
Почему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда
02 Июля 2019
Гончаров Матвей
Гончаров Матвей
Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда
Правосудие
Надо менять не только систему компенсации, но и менталитет суда
30 Мая 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем
Правосудие
От индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат
24 Мая 2019
Хомич Дмитрий
Хомич Дмитрий
Адвокат АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры»
Необходимо изменить особый порядок
Правосудие
Судебный механизм превратился в способ подавления воли обвиняемого на стадии предварительного расследования    
19 Апреля 2019