×

Право на телефонный звонок

В настоящий момент даже невооруженным взглядом видна правовая неопределенность в части регламентации права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату
Рагулин Андрей
Рагулин Андрей
Адвокат АП Москвы, д.ю.н., профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, доцент, главный редактор международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура»
В марте этого года от депутатов Госдумы вновь прозвучало предложение ввести в УПК поправки, регламентирующие процедуру реализации права задержанных на телефонный звонок. Ранее с аналогичным предложением выступили члены Совета Федерации.

В нынешней редакции Федерального закона «О полиции» содержится правило, согласно которому в каждом случае задержания сотрудник полиции обязан разъяснить лицу, подвергнутому данному действию, его право на юридическую помощь, на услуги переводчика, на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения.

В ч. 7 ст. 14 этого же закона отмечается, что задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции. Также в ч. 8 ст. 14 отмечено, что о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей.

Уголовно-процессуальное законодательство, в свою очередь, устанавливает более длительный срок, в течение которого задержанному должно быть предоставлено право на звонок. Так, согласно ч. 1 ст. 96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии – других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому. Более того, ч. 4 ст. 96 УПК РФ устанавливает, что при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Таким образом, даже невооруженным взглядом видна правовая неопределенность в части регламентации права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату.

Представляется, что эти рассогласования, а также определенные сложности, имеющиеся в правоприменительной практике в реализации на практике права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату, послужили основанием для инициирования законопроекта, направленного на уточнение норм, регламентирующих это право.

В законопроекте идет речь об установлении возможности для задержанных совершить звонки адвокатам и родственникам общей продолжительностью не менее 15 минут в течение первого часа после фактического задержания.

Одновременно депутаты хотят конкретизировать понятие «момент фактического задержания» и сведения в протоколе, который составляют сотрудники правоохранительных органов. Согласно документу, речь идет о «моменте фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления». Сейчас в соответствии с УПК в протоколе содержатся дата и время его составления, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого (п. 2. ст. 92 УПК). Депутаты предлагают дополнить эти сведения датой, временем начала и окончания, местом совершения телефонного разговора в целях уведомления родственников или защитника о своем задержании и месте нахождения, а также номером телефона, с которого и на который «осуществлялись телефонные разговоры подозреваемым» с родственниками и защитниками.

Представляется, что предлагаемый законопроект следует оценить положительно, поскольку он будет способствовать более действенной реализации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи и минимизирует факты злоупотребления полномочиями со стороны сотрудников правоохранительных органов применительно к процедуре задержания. Кроме того, это будет способствовать развитию адвокатской деятельности, поскольку спрос на услугу «личный адвокат», элементами которой являются телефонная консультация и экстренный выезд к доверителю, несомненно, вырастет.

Рассказать:
Другие мнения
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Дёмин Юрий
Проблемы защиты трудовых прав осужденных
Уголовно-исполнительное право
Если заключенный не выполнил нормы выработки, это должно быть подтверждено документально
16 ноября 2022
Бузин Максим
Бузин Максим
Руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» АБ КИАП
Регулирование цифровых платформ: анализ пятого «антимонопольного пакета»
Арбитражный процесс
Вопросы, которые ставит проект поправок в Закон о защите конкуренции
15 ноября 2022
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Правопреемство: актуальная позиция ВС РФ
Арбитражный процесс
Оно возможно только при совершенном правопреемстве в материально-правовом смысле
15 ноября 2022
Яндекс.Метрика