×

Право на телефонный звонок

В настоящий момент даже невооруженным взглядом видна правовая неопределенность в части регламентации права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату
Рагулин Андрей
Рагулин Андрей
Адвокат АП Москвы, д.ю.н., профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, доцент, главный редактор международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура»
В марте этого года от депутатов Госдумы вновь прозвучало предложение ввести в УПК поправки, регламентирующие процедуру реализации права задержанных на телефонный звонок. Ранее с аналогичным предложением выступили члены Совета Федерации.

В нынешней редакции Федерального закона «О полиции» содержится правило, согласно которому в каждом случае задержания сотрудник полиции обязан разъяснить лицу, подвергнутому данному действию, его право на юридическую помощь, на услуги переводчика, на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения.

В ч. 7 ст. 14 этого же закона отмечается, что задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции. Также в ч. 8 ст. 14 отмечено, что о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей.

Уголовно-процессуальное законодательство, в свою очередь, устанавливает более длительный срок, в течение которого задержанному должно быть предоставлено право на звонок. Так, согласно ч. 1 ст. 96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии – других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому. Более того, ч. 4 ст. 96 УПК РФ устанавливает, что при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Таким образом, даже невооруженным взглядом видна правовая неопределенность в части регламентации права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату.

Представляется, что эти рассогласования, а также определенные сложности, имеющиеся в правоприменительной практике в реализации на практике права задержанного на сообщение о факте задержания своим родственникам и адвокату, послужили основанием для инициирования законопроекта, направленного на уточнение норм, регламентирующих это право.

В законопроекте идет речь об установлении возможности для задержанных совершить звонки адвокатам и родственникам общей продолжительностью не менее 15 минут в течение первого часа после фактического задержания.

Одновременно депутаты хотят конкретизировать понятие «момент фактического задержания» и сведения в протоколе, который составляют сотрудники правоохранительных органов. Согласно документу, речь идет о «моменте фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления». Сейчас в соответствии с УПК в протоколе содержатся дата и время его составления, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого (п. 2. ст. 92 УПК). Депутаты предлагают дополнить эти сведения датой, временем начала и окончания, местом совершения телефонного разговора в целях уведомления родственников или защитника о своем задержании и месте нахождения, а также номером телефона, с которого и на который «осуществлялись телефонные разговоры подозреваемым» с родственниками и защитниками.

Представляется, что предлагаемый законопроект следует оценить положительно, поскольку он будет способствовать более действенной реализации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи и минимизирует факты злоупотребления полномочиями со стороны сотрудников правоохранительных органов применительно к процедуре задержания. Кроме того, это будет способствовать развитию адвокатской деятельности, поскольку спрос на услугу «личный адвокат», элементами которой являются телефонная консультация и экстренный выезд к доверителю, несомненно, вырастет.

Рассказать:
Другие мнения
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»
Является ли цифровая валюта «опасным» имуществом?
Интернет-право
Предложенные законодателем поправки полезны и необходимы, но требуют дополнительной проработки
25 Ноября 2020
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020