×

С учетом позиции КС

Определения коллегий Верховного Суда РФ не могут служить основанием для пересмотра по новым обстоятельствам
Тай Юлий
Тай Юлий
Управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н., профессор НИУ ВШЭ

26 сентября Конституционный Суд РФ рассмотрит жалобу по поводу п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в соответствии с которым к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, относятся в том числе постановления Президиума ВС РФ и Пленума ВС РФ.

По мнению заявителей, положения этой статьи не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют судам общей юрисдикции неправомерно расширять перечень законных оснований для пересмотра судебных постановлений, признавая новым обстоятельством определения судебных коллегий ВС РФ, вынесенные по результатам рассмотрения других дел в кассационном порядке.

Основные доводы КС РФ
Следует отметить, что вопрос, поднятый в жалобах заявителей, в нормативно-правовом плане является достаточно определенным, и содержание нормы п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ не может считаться противоречащим Конституции РФ, по крайней мере в его дословном текстуальном смысле. Более того, само появления данной нормы ГПК РФ и АПК РФ обусловлено и даже предопределено правовой позицией Конституционного Суда, выраженной в Постановлении от 21 января 2010 г. № 1-П.

В этой связи необходимо отметить основные доводы КС РФ, имеющиеся в указанном постановлении.

Согласно ст. 127 Конституции РФ Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Это правомочие направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы, который основан на предписаниях ст. 15 (ч. 1), 17, 18, 19 и 120 Конституции РФ и реализация которого в процессуальном регулировании обеспечивается установленной законом возможностью отмены судебных актов, в том числе в случае их расхождения с актами ВАС РФ.

Отрицание права этого суда давать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие правовые позиции означало бы умаление его конституционных функций и предназначения как высшего суда в системе арбитражных судов, притом что он не вправе выходить за пределы своих полномочий, определяемых Конституцией РФ и федеральными конституционными законами, и вторгаться в компетенцию других органов государственной, в том числе судебной, власти.

Процессуальный механизм пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам (ныне именуемый как новые обстоятельства), с одной стороны, позволяет повысить эффективность института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, освобождая Президиум ВАС РФ от рассмотрения дел, разрешение которых должно быть основано на уже выработанной последним правовой позиции, а с другой – расширяет для лиц, участвующих в деле, возможность путем  обращения к данному этим судом толкованию норм права добиться защиты своего права или законного интереса в других арбитражных судах.

Соответственно, и для арбитражных судов не исключается возможность пересмотра, в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам, судебных актов, основанных на норме, которой ранее в ходе применения в конкретном деле было придано истолкование, расходящееся с ее правовым смыслом, выявленным впоследствии Высшим Арбитражным Судом РФ.

Толкование норм права может осуществляться ВАС РФ как в связи с рассмотрением конкретного дела (ad hoc), так и – в целях обеспечения единообразного их понимания и применения арбитражными судами – в отношении всех дел со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их разрешения. Соответственно, придание толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, допустимо только при наличии специального указания на это, которое должно быть выражено ВАС РФ формально определенным образом, ясно и недвусмысленно.

В противном случае вопрос, обладает ли обратной силой толкование, данное в постановлениях Пленума или Президиума ВАС РФ по рассмотренному им конкретному делу с учетом сформированной ВАС РФ правовой позиции, в том числе исходя из разъяснений его Пленума, при последующем аналогичном обращении с заявлением или представлением о пересмотре судебного акта в порядке надзора, решался бы коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выполняющим функцию предварительного рассмотрения соответствующих заявлений и представлений и не наделенным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Кроме того, отсутствие в таком постановлении указания о его применении с обратной силой порождало бы возможность неоднозначной оценки различными судьями природы и последствий толкования нормы и тем самым приводило бы к нарушению критерия формальной определенности закона, а в конечном счете – к нарушению конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

Не может не предполагаться дифференцированный подход к оценке возможности придания обратной силы правовой позиции, содержащейся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Следовательно, положения ст. 311 АПК РФ не подразумевают возможность придания обратной силы постановлениям Пленума или Президиума ВАС РФ, содержащим его правовую позицию по вопросу применения положений законодательства, без учета характера спорных правоотношений и установленных для этих случаев конституционных рамок действия правовых норм с обратной силой.

Отмена судебного решения в связи с изменением высшим судебным органом уже после его вынесения толкования положенных в его основу норм права, если она приводит к ухудшению правового положения гражданина, установленного этим решением, рассматривается Европейским Судом по правам человека (вне зависимости от примененной процедуры отмены) как несовместимая с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а критерием ее правомерности признается направленность на защиту приобретенного статуса гражданина или объединения граждан как заведомо более слабой стороны в отношениях с государством, что обеспечивает действие принципа правовой определенности в отношении правового статуса гражданина. Данный принцип не может рассматриваться в качестве препятствующего отмене вступившего в законную силу судебного решения, если это необходимо для восстановления прав гражданина или улучшения его правового положения (в частности, по основаниям, которые в иных случаях признавались бы неприемлемыми), что в целом соответствует и общим принципам действия норм права во времени, в том числе вероятности придания им обратной силы.

Это не лишает коллегиальный состав судей ВАС РФ права указать на возможность такого пересмотра, хотя такое указание не может оцениваться как носящее обязательный характер для нижестоящего суда, принявшего оспариваемый судебный акт, и не устраняет необходимость соблюдения предусмотренных гл. 37 АПК РФ требований к процессуальной форме при пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Пересмотр возможен только в пределах срока на обжалование судебных актов в порядке надзора (в течение шести месяцев) и в течение трех месяцев с момента получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в порядке надзора в Президиум ВАС РФ.

Применение механизма: обязательные условия
Конституционный Суд РФ посчитал возможным применение данного механизма, но лишь при выполнении обязательных условий:
– невозможность придания обратной силы правовым позициям, ухудшающим положение частных лиц в споре с государством;
– только наличие прямого предписания в тексте постановления Пленума или Президиума о придании сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;
– указание коллегии судей ВАС РФ на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не выступает в качестве обязательного требования такого пересмотра;
– сохранение возможности непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, в арбитражный суд, принявший оспариваемый судебный акт;
– невозможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, с нарушением процедуры, установленной процессуальными нормами о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам.

Следовательно, появившееся в последующем регулирование пересмотра по новым обстоятельствам, как в ГПК РФ, так и в АПК РФ, может быть истолковано только с учетом этой правовой позиции КС РФ, которая сохраняет свое значение и правовую силу.

Не только в силу буквального толкования
В этой связи очевидно, что определения как гражданской, так и экономической коллегии Верховного Суда РФ не могут служить основанием для пересмотра по новым обстоятельствам не только и не столько в силу буквального и дословного толкования ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ (хотя требования соблюдения процессуального закона очевидно и однозначно имеют в виду постановления Президиума и Пленума ВС РФ), но и по ряду других правовых и фактических обстоятельств.

  1. Определения коллегий ВС РФ не могут считаться правовыми позициями Верховного Суда РФ, поскольку они выносятся в порядке кассационной (а не надзорной) инстанции тремя судьями коллегии (а не Президиумом), которые в силу полномочий, предоставленных им Конституцией РФ, Законом о статусе судей, Законом о Верховном Суде РФ, ГПК РФ, не наделены правами по формированию правовой позиции и даче разъяснений по вопросам судебной практики.
  2. Ни одно определение как гражданской (около 3000), так и экономической (около 1500) коллегии не содержит указание на то, что правовые позиции, имеющиеся в их определениях, могут послужить основанием для пересмотра в порядке гл. 42 ГПК РФ или гл. 37 АПК РФ.
  3. В большинстве случаев определения содержат указания на причины/основания отмены судебных актов нижестоящих инстанций, а не на общие (генеральные) правовые позиции, которые можно было бы применять в релевантных случаях (или, как это называл КС РФ, «к делам со схожими фактическими обстоятельствами»).

По данным судебной статистики, число постановлений Президиума ВС РФ, вынесенных в порядке надзора по гражданским и арбитражным делам, составляет от 0 до 8 в год, и при этом ни в одном из них не содержалось указания на то, что выраженные в них правовые позиции могут послужить основанием для пересмотра по новым обстоятельствам в делах со схожими фактическими обстоятельствами. В постановлениях Пленума ВС РФ, коих было разработано достаточно много по актуальным и злободневным вопросам, также не содержится указанной оговорки. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что полномочие высшего суда, одобренное, хоть и с оговорками, КС РФ в 2010 г., в действительности не реализуется (т.е. можно констатировать фактический мораторий на применение данной нормы ГПК РФ). И это происходит при очевидно огромном запросе на его использование как со стороны лиц, участвующих в делах, так и со стороны судейского корпуса страны.

Следовательно, учитывая значительный поток нарушений со стороны нижестоящих судов, связанных с необоснованным применением нормы ст. 392 ГПК РФ, когда определения гражданской коллегии Верховного Суда РФ признаются достаточными основаниями для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам, Конституционному Суду РФ, с одной стороны, надлежит поддержать свои ранее выраженные правовые позиции, а с другой – настоятельно рекомендовать Верховному Суду РФ более активно реализовывать предоставленное ст. 127 Конституции РФ полномочие по разъяснению вопросов судебной практики и установлению единообразного применения законов, в том числе в части указания в  постановлениях Пленума и Президиума ВС РФ на возможность использования их в качестве основания для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Рассказать:
Другие мнения
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП МО, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н.
Экспертиза – царица доказательств по гражданским делам
Гражданское право и процесс
Но она не должна умалять значение нотариального удостоверения сделок
18 Сентября 2020
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов
«Работа над ошибками»
Уголовное право и процесс
Неправильная квалификация деяния следствием помогла добиться в апелляции прекращения уголовного преследования доверителя
17 Сентября 2020
Чуднова Елена
Чуднова Елена
Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа
Доказывать притворность сделки станет легче
Гражданское право и процесс
Позиция ВС повысит эффективность судебной защиты по делам данной категории
16 Сентября 2020
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража
ВС повысил кредиторам стандарт доказывания
Арбитражное право и процесс
Для привлечения директора к субсидиарной ответственности факта исключения ООО из ЕГРЮЛ недостаточно
16 Сентября 2020
Усольцев Дмитрий
Усольцев Дмитрий
Юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру»
Когда судьба залога зависит от добросовестности залогодержателя
Гражданское право и процесс
Суды обладают высокой дискрецией, квалифицируя действия сторон по этому критерию
15 Сентября 2020
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АК «Судебный адвокат»
Хулиганство или преступление из хулиганских побуждений?
Уголовное право и процесс
Особенности квалификации деяний с учетом конкуренции норм УК
11 Сентября 2020