×

Судебный штраф: проблемы законодательного регулирования и практики применения

Институт доказал свою «жизнеспособность» и нуждается в развитии
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»

В 2016 г. в уголовное законодательство введен новый вид освобождения от уголовной ответственности, предусматривающий назначение судебного штрафа. Уже в 2019 г. Верховный Суд РФ констатировал1, что «институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность в правоприменительной практике. В соответствии со статистическими данными Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, судебный штраф в 2017 г. был назначен 20 639 лицам, в 2018 г. − 33 329 лицам. Приведенные данные свидетельствуют о последовательном увеличении количества принимаемых судами решений об освобождении от уголовной ответственности с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа».

Читайте также
ВС обобщил практику освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа
Как следует из утвержденного Президиумом Верховного Суда обзора применения ст. 76.2 УК РФ, институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность и в 2018 г. его назначили более чем в 33 тыс. случаев
17 июля 2019 Новости

Действительно, и в 2019 г., и в 2020 г. количество решений об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа росло, составив 51 213 и 57 061 соответственно. Однако в 2021 г. оно резко снизилось до 36 791.

Снизилось и общее количество прекращенных судами с назначением судебного штрафа уголовных дел, достигнув «допандемийных» размеров. Так, если по итогам 2018 г. из всех рассмотренных судами общей юрисдикции и мировыми судьями 635 289 уголовных дел были прекращены с назначением судебного штрафа 17 200 (2,7% от всех рассмотренных уголовных дел и 9,7% от всех дел, прекращенных судами по различным основаниям), в 2019 г. из общего количества рассмотренных дел (579 853) судебным штрафом закончились 30 678 (5,3% от всех рассмотренных судами дел и 17,4% от прекращенных).

В 2020 г. количество изменилось незначительно, составив из 713 735 рассмотренных судами уголовных дел – 32 427 дел, прекращенных с назначением судебного штрафа (4,5% от всех рассмотренных судами общей юрисдикции и мировыми судьями уголовных дел и 18,4% от всех дел, прекращенных судами по различным основаниям). По итогам 2021 г. из 733 600 уголовных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции и мировыми судьями, прекращены с назначением судебного штрафа всего 15 648 – то есть 2,1% от всех рассмотренных уголовных дел и 9,8% от прекращенных2.

Изменение количества решений судов с назначением судебного штрафа за 2018–2021 гг.

Всего рассмотрено судами дел

(графа 1)

Прекращено по различным основаниям

(графа 2)

Прекращено с назначением судебного штрафа

Число лиц, в отношении которых назначен судебный штраф

количество дел

относительно графы 1, %

относительно графы 2, %

2018

635 289

176 563

17 200

2,7

9,7

32 050

2019

579 853

175 633

30 678 

5,3 

17,4 

51 213 

2020

713 735

175 535

32 427 

4,5

18,4 

57 061 

2021

733 660

159 211

15 648 

2,1 

9,8   

36 791 

В настоящее время делать выводы относительно основных причин столь резкого сокращения за календарный год количества уголовных дел, прекращенных судами с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, на мой взгляд, преждевременно – для этого необходимо дождаться итогов как минимум 2022 г., а то и 2023 г. Но могу утверждать, что помимо прочего на сокращение повлияло и то, что органы предварительного следствия и суды «освоились» в новых условиях и, не считаясь с назначением уголовно-процессуального законодательства и порой в нарушение основных принципов уголовного процесса, начали «подгонять» новый институт под свои служебные потребности, успешно пользуясь проблемами, которые были заложены в правовое регулирование назначения судебного штрафа еще на стадии его введения в законодательство.

Выделю некоторые из основных проблем, связанных с применением и правовым регулированием судебного штрафа.

Первая: усмотрение следственных органов и суда при решении вопроса о назначении судебного штрафа. Проблема заключается в противоречивости законодательных норм – так, законодатель указал в ст. 25.1 УПК РФ и в ст. 76.2 УК РФ, что при наличии законных оснований лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, то есть прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по данному основанию является правом, а не обязанностью органов предварительного расследования и суда.

В то же время ст. 446.2 и 446.3 УПК содержат несколько иную трактовку, не предусматривающую возможность при наличии законных оснований принимать иное решение, кроме как прекратить дело с назначением судебного штрафа. Согласно нормам указанных статей при установлении оснований для прекращения уголовного дела, предусмотренных ст. 76.2 УК, следователь с согласия руководителя следственного органа (или дознаватель с согласия прокурора) выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела, а суд одновременно с прекращением уголовного дела разрешает вопрос о назначении судебного штрафа.

Таким образом, несмотря на то что Верховный Суд РФ и нижестоящие суды общей юрисдикции неоднократно указывали, что решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа при наличии указанных в законе оснований является правом органов следствия и суда (см. например, Определение ВС от 8 сентября 2021 г. по делу № 49-УД21-36СП-А4), практика идет по несколько другому пути.

Так, органы предварительного следствия последовательно претворяют в жизнь постулат о том, что принятие решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования с назначением судебного штрафа является их правом: по аналогичным уголовным делам в каждом конкретном случае при наличии оснований, предусмотренных ст. 76.2 УК, могут быть вынесены решения как о возбуждении ходатайства о прекращении дела с назначением судебного штрафа, так и о направлении дела прокурору для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд.

Читайте также
Генпрокурор РФ представил доклад о состоянии законности и правопорядка в 2021 году
Игорь Краснов, в частности, отметил, что состояние законности в исправительных учреждениях и СИЗО вызывает серьезную озабоченность
27 апреля 2022 Новости

Некоторое единообразие в последние месяцы наблюдается по делам коррупционной направленности после того, как Генпрокурор РФ Игорь Краснов выступил 26 апреля 2022 г. в Совете Федерации с докладом о состоянии законности и правопорядка в 2021 г. и о работе по их укреплению, в котором подчеркнул необходимость запрета на прекращение уголовных дел в связи с назначением судебного штрафа. Предложенные Генпрокурором изменения практического воплощения не нашли, но были взяты на вооружение прокурорами всех уровней, которые теперь возражают против прекращения уголовных дел с назначением судебного штрафа по должностным преступлениям, а следователи и дознаватели, зная об этом, о прекращении дел по указанной категории перед судом не ходатайствуют.

Данная тенденция, на мой взгляд, крайне негативная, так как лишение граждан возможности освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа по преступлениям коррупционной направленности нередко носит дискриминационный характер и не учитывает степень общественной опасности деяния.

Что касается судов, то здесь практика иная и зависит от того, был ли преступлением причинен реальный ущерб. Так, по уголовным делам о преступлениях, по которым общественно опасные последствия выражены в конкретной денежной сумме, суды после установления факта наличия предусмотренных ст. 76.2 УК оснований, в том числе полного возмещения ущерба, практически во всех случаях освобождают лицо от уголовной ответственности и назначают судебный штраф.

К решению вопроса о прекращении уголовных дел по преступлениям с формальными составами, неоконченным преступлениям (покушению на совершение преступления), а также по преступлениям, по которым причиненный ущерб был возмещен иным лицом (как правило, иным соучастником преступления), суды подходят иначе. По указанным уголовным делам заглаживание вреда происходит путем направления денежных средств на благотворительные и гуманитарные цели, в связи с чем суды в каждом случае принимают различные решения, исходя из предписанной необходимости «расценить уменьшение общественной опасности содеянного как позволяющее освободить лицо от уголовной ответственности»2.

Вторая: отсутствие единообразного применения процессуального порядка освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Согласно ч. 1 ст. 25.1 и ч. 2 ст. 446.2 УПК уголовное дело или уголовное преследование могут быть прекращены в отношении как обвиняемого, так и подозреваемого, – закон не содержит требование обязательного предъявления обвинения перед тем, как следователь вынесет постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования с назначением судебного штрафа.

Однако на практике органы следствия в подавляющем большинстве случаев направляют в суд материалы дела для назначения судебного штрафа после предъявления обвинения. С одной стороны, производство следователем не предусмотренных законом для прекращения уголовного дела процессуальных действий имеет свою логику: следователь перед направлением в суд постановления о возбуждении ходатайства о прекращении дела в отношении лица по нереабилитирующему основанию должен убедиться, что данное лицо причастно к совершению преступления, а согласно ч. 1 ст. 171 УПК при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

С другой стороны, не требуемое законом предъявление обвинения при решении вопроса о назначении судебного штрафа и предусмотренная возможность принятия такого решения в отношении подозреваемого влекут нарушение принципа процессуальной экономии и сопряжены с тем, что лицо, в отношении которого решается вопрос об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, пытаясь сделать со своей стороны все возможное для прекращения дела, ответит положительно на вопрос о признании вины, что впоследствии – в случае отказа судом прекратить дело –может ограничить возможности обвиняемого по защите его прав в кардинально изменившихся условиях.

Третья: несовершенство закона в части оснований для принятия судом решения об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа.

Так, согласно ч. 5 ст. 446.2 УПК по поступившему от следственных органов постановлению о возбуждении ходатайства о прекращении уголовного дела (преследования) с назначением судебного штрафа суд может принять одно из двух решений: об удовлетворении ходатайства и назначении штрафа либо об отказе в удовлетворении ходатайства. При этом отказать в удовлетворении ходатайства суд вправе только при условии, что сведения об участии лица в совершении преступления, изложенные в постановлении следователя (дознавателя), не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела либо дело (преследование) подлежит прекращению по иным основаниям.

Указанная формулировка, на мой взгляд, некорректна. Во-первых, буквальное толкование изложенной нормы формально не дает суду право отказать в удовлетворении ходатайства в связи с отсутствием оснований для прекращения дела (преследования) с назначением штрафа, – например, не заглажен причиненный преступлением вред или лицо, согласившись в ходе расследования на назначение штрафа, в суде отказалось от дачи согласия на прекращение дела.

Очевидно, что указанное обстоятельство не является проблемой для правоприменителей, поскольку суд всегда может отказать (и отказывает) в удовлетворении ходатайства в описанных случаях со ссылкой на ст. 25.1 УПК и с указанием на отсутствие предусмотренных законом оснований для прекращения дела. Однако в части совершенствования законодательства, полагаю, следовало бы привести ч. 5 ст. 446.2 Кодекса в соответствие с иными нормами закона и расширить перечень оснований для принятия судом решения об отказе в удовлетворении ходатайства органов предварительного расследования, прямо указав, что установление судом отсутствия законных оснований и условий для освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа также является одним из оснований для принятия решения об отказе в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя).

Четвертая: пробелы законодательного регулирования апелляционного обжалования постановления суда о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа.

УПК ограничил пределы апелляционного обжалования приговоров, вынесенных при особом порядке судебного разбирательства, запретив их обжаловать в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, установленным судом фактическим обстоятельствам дела (п. 1 ч. 1 ст. 389.15 Кодекса).

Между тем в отношении постановлений суда об освобождении от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа подобных ограничений не предусмотрено, что не соответствует общепринятому подходу к обжалованию судебных решений, вынесенных без исследования доказательств. И в ходе судебного разбирательства в особом порядке, и при особом порядке уголовного судопроизводства с назначением судебного штрафа отсутствует такая важная часть, как судебное следствие. Приговоры, вынесенные при особом порядке, как и постановление о прекращении дела (преследования) с назначением судебного штрафа (обладающее признаками квазиприговора), основываются на обвинительных утверждениях органов предварительного следствия, изложенных в процессуальных решениях о направлении дела в суд, а исследование доказательств фактически подменяется согласием подсудимого на рассмотрение дела в особом порядке (с обязательным признанием вины) или согласием подозреваемого (обвиняемого) на прекращение дела с назначением судебного штрафа.

Поскольку полноценное установление фактических обстоятельств дела без исследования доказательств невозможно, очевидно, что и пределы апелляционного обжалования постановления об освобождении лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа на основании п. 1 ч. 1 ст. 389.15 УПК должны быть ограничены. Игнорирование проблемы порождает ситуации, когда привлекаемые к уголовной ответственности лица, стремясь одержать тактическую победу в защите своих прав и прекратить применение мер процессуального принуждения, соглашаются на прекращение дела с назначением судебного штрафа, питая иллюзии успешного обжалования решения о назначении судебного штрафа в апелляционном порядке для полной реабилитации, однако впоследствии приходят к выводу о фактической невозможности реализации такой стратегии, притом что законом она допускается.

Пятая: неоправданное лишение права на освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа лиц, подозреваемых (обвиняемых) в приготовлении к тяжкому преступлению.

Закон допускает освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа лиц, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести. В связи с тем что уголовная ответственность наступает при приготовлении исключительно к тяжким и особо тяжким преступлениям, освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в отношении лиц, обвиняемых или подозреваемых в приготовлении к преступлениям, не допускается.

Между тем по степени общественной опасности приготовление к преступлению находится примерно на одном уровне с оконченными преступлениями средней тяжести – не случайно предельное наказание за совершение приготовления к преступлению снижено в два раза относительно максимального размера наиболее сурового наказания, предусмотренного санкцией Особенной части УК за совершение оконченного преступления. К примеру, наиболее суровое наказание за приготовление к тяжкому умышленному преступлению не может превышать пять лет лишения свободы, как и за умышленные преступления средней тяжести.

С учетом изложенного полагаю справедливым и отвечающим тренду на гуманизацию и либерализацию уголовного законодательства расширение круга лиц, имеющих право на освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, за счет включения в их число подозреваемых (обвиняемых), впервые совершивших приготовление к преступлению.

Изложенный перечень проблем законодательного регулирования и практики применения судебного штрафа является далеко не полным. Существует множество иных проблем, в том числе связанных с решением вопросов относительно преюдициального значения постановлений об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, практики сокрытия постановлениями о назначении судебного штрафа постановлений о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям и оправдательных приговоров, отсутствия единого и обоснованного подхода судов к определению размера штрафа.

Также весьма интересной и полезной в целях совершенствования законодательства представляется дискуссия о возможности применения судебного штрафа по делам, по которым органами предварительного следствия бесспорно установлен факт возмещения причиненного преступлением ущерба, на основании процессуального решения следователя и дознавателя (без обращения в суд) с одновременным закреплением в законе конкретных размеров штрафа, что исключало бы возможность усмотрения при их определении по конкретным делам (правда, это должно было бы повлечь исключение слова «судебный» из наименования института).

В заключение добавлю, что судебный штраф как основание освобождения от уголовной ответственности, очевидно, зарекомендовал себя положительно и доказал свою «жизнеспособность». Он должен развиваться и дальше, а споры и дискуссии ученых и практиков могли бы сподвигнуть законодателя к дальнейшему совершенствованию данного института и устранению проблем правоприменения путем законодательных изменений.


1 См. п. 1 Обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

2 Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 10 июля 2019 г.).

3 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судов: за 2018, 2019, 2020 и 2021 гг.

Рассказать:
Другие мнения
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Дёмин Юрий
Проблемы защиты трудовых прав осужденных
Уголовно-исполнительное право
Если заключенный не выполнил нормы выработки, это должно быть подтверждено документально
16 ноября 2022
Бузин Максим
Бузин Максим
Руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» АБ КИАП
Регулирование цифровых платформ: анализ пятого «антимонопольного пакета»
Арбитражный процесс
Вопросы, которые ставит проект поправок в Закон о защите конкуренции
15 ноября 2022
Яндекс.Метрика