×

Техническая ошибка – не препятствие для снижения оборотного штрафа

Суд вправе изменить размер штрафа, оценив доказательства ошибки в расчетах

Ответственность для юридических лиц за правонарушения, предусмотренные ст. 14.31–14.33 КоАП РФ, возникает в виде так называемого оборотного штрафа, исчисляемого в процентном отношении от годовой выручки компании за предшествующий нарушению календарный год.

Для юристов, практикующих в области антимонопольного права, не секрет, что административные штрафы в данной области являются, пожалуй, самыми суровыми. Согласно данным, размещенным на сайте ФАС России, суммы крупнейших оборотных штрафов, наложенных ведомством, составляют от 10 млн до 4,6 млрд руб.

Итак, за нарушение положений ч. 2 ст. 14.31, ч. 1, 3–6 ст. 14.32, ч. 2 ст. 14.33 КоАП в качестве санкции для юрлиц предусмотрен штраф, который рассчитывается как процент от выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги) либо суммы его расходов на приобретение товара (работы, услуги). Расчетным периодом является календарный год, предшествующий нарушению. Конкретный размер штрафа ФАС и ее территориальные управления исчисляют на основании ряда методических рекомендаций ФАС России по расчету величины штрафов, налагаемых на юридических лиц за совершение административных правонарушений. Данные рекомендации содержат коэффициенты тяжести нарушения, обстоятельства, увеличивающие и уменьшающие штраф, а также формулу его расчета.

Судебной практике известны примеры, когда суды уменьшают размер оборотного штрафа в связи с его неправильным расчетом (в частности, определения Верховного Суда РФ от 18 декабря 2017 г. № 302-АД17-15273 по делу № А69-2132/2015; от 4 октября 2019 г. № 307-ЭС19-17338 по делу № А56-107052/2018, а также постановление АС Московского округа от 20 июня 2018 г. по делу № А40-138749/2017).

В моей адвокатской практике встретился более редкий случай, когда общество, привлекаемое к административной ответственности, не разобравшись с указанным порядком расчета оборотного штрафа, представило в ФАС неправильные данные по выручке, что впоследствии привело к назначению более сурового, чем следует из буквы закона, наказания. Речь идет о деле № А08-6/2017, в котором я, начиная со стадии апелляционного обжалования, представлял интересы лица, привлекаемого к ответственности. Практический интерес дела состоит также в том, что оно было возбуждено ФАС России, а не его территориальным управлением и «прошло» все судебные инстанции, в том числе Верховный Суд.

Так, в 2016 г. во время производства по делу об административном нарушении, возбужденному ФАС по ч. 1 ст. 14.32 КоАП (после изменений, внесенных в 2017 г., теперь это ч. 4 данной статьи), у общества была затребована информация о выручке за 2014 г., а также о выручке на рынке совершенного правонарушения. Общество представило запрошенную информацию в виде справок, при этом данные бухгалтерского баланса за 2014 г. не показало, а в справках допустило ошибку при расчете размера общей выручки за 2014 г., в результате чего был назначен административный штраф на 9,7 млн руб. больше положенного.

При этом ФАС сослалась на то обстоятельство, что размер штрафа был определен исходя из представленных обществом сведений о размере выручки с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июня 2012 г. № 17599/11 и поддержанной решением АС Белгородской области от 14 ноября 2019 г.

Данная позиция ФАС и суда была оспорена в апелляционном порядке, при этом доводы, изложенные в жалобе, заключались в следующем.

Во-первых, в справке, содержащей размер выручки, представленной обществом в ФАС, была допущена техническая ошибка. Следует принять во внимание действительный размер выручки, отраженный в бухгалтерской (финансовой) отчетности по форме КНД 0710099 в Отчете о финансовых результатах по форме ОКУД 0710002 по строке 2110 «Выручка».

Во-вторых, выводы ФАС и суда первой инстанции («размер административного штрафа был определен исходя из представленных Обществом сведений о размере выручки, и на органы ФАС не возложена безусловная обязанность самостоятельно определять размер выручки лица, привлекаемого к административной ответственности, на основании непосредственного исследования первичных документов») являются ошибочными. Дело в том, что согласно п. 1 ст. 3 Закона о бухучете от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ бухгалтерская (финансовая) отчетность – информация о финансовом положении экономического субъекта на отчетную дату, финансовом результате его деятельности и движении денежных средств за отчетный период, систематизированная в соответствии с требованиями, установленными указанным законом.

Согласно ст. 9 Закона о бухучете бухгалтерская (финансовая) отчетность не входит в состав первичных учетных документов. В ст. 29 Закона о бухучете закреплена обязанность хранения обществом первичных учетных документов, регистров бухучета, бухгалтерской (финансовой) отчетности. Следовательно, согласно указанным положениям бухгалтерская (финансовая) отчетность и первичные учетные документы являются разными документами, не входящими в одну группу. При этом в силу ч. 1 ст. 13 закона именно бухгалтерская (финансовая) отчетность дает достоверное представление о финансовом положении экономического субъекта на отчетную дату, финансовом результате его деятельности и движении денежных средств за отчетный период, необходимое пользователям этой отчетности для принятия экономических решений.

В-третьих, как следует из Постановления Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. № 17599/11, у антимонопольного органа отсутствует безусловная обязанность определять размер выручки на основании исследования именно первичных документов, но не бухгалтерской (финансовой) отчетности общества. Кроме того, в постановлении указано: «доводы о несоответствии суммы выручки, примененной для расчета штрафа, первичным или иным документам общество в судебных инстанциях не заявляло». В то же время общество неоднократно указывало на несоответствие суммы выручки, примененной для расчета штрафа, данным бухгалтерской (финансовой) отчетности. В постановлении изложена позиция, допускающая право суда на перерасчет заявленного штрафа.

В итоге апелляционный суд признал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, убедительными и изменил решение первой инстанции, уменьшив размер штрафа с 14,3 до 4,6 млн руб. Постановлением АС Центрального округа от 27 июля 2020 г. и Определением ВС от 27 ноября 2020 г. апелляционное постановление оставлено без изменения.

В заключение хотелось бы рекомендовать лицам, привлекаемым к ответственности в виде оборотного штрафа, а также их представителям во время производства по делу об административном правонарушении соответствующим органом ФАС всегда представлять в материалы дела бухгалтерскую (финансовую) отчетность общества за календарный год, предшествующий году правонарушения, так как органы ФАС редко запрашивают ее в ИФНС. Если в материалы дела лицом, привлекаемым к административной ответственности, представлена необходимая для расчета оборотного штрафа информация, содержащая технические или математические ошибки, а производство по делу уже завершено вынесением постановления, данное лицо вправе представить дополнительные доказательства технической ошибки в суд, а тот – обязан дать им оценку.

Рассказать:
Другие мнения
Устюшенко Анна
Устюшенко Анна
Партнер и руководитель практики «Трудовое право» фирмы INTELLECT 
Неопределенная значимость…
Трудовое право
КС попытался преодолеть пробел в единстве подхода к процедурам, связанным с трудовым правом
22 Июня 2021
Багрян Арсен
Багрян Арсен
Адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверенный»
Особый или общий?
Уголовное право и процесс
ВС ответил на вопрос о порядке рассмотрения уголовных дел о тяжких преступлениях после вступления в силу поправок в УПК
22 Июня 2021
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры»
Решение суда важнее воли кредиторов
Арбитражное право и процесс
Нельзя использовать инструменты судебной власти для легализации недобросовестных намерений, подчеркнул ВС
21 Июня 2021
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph.D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «чрезмерную активность» под маской профнепригодности
Международное право
Спор врача с клиникой о незаконном увольнении завершился мировым соглашением
18 Июня 2021
Карсетская Елена
Карсетская Елена
Юрист, эксперт по трудовому праву
Увольнение профсоюзного лидера: компромиссный подход КС
Трудовое право
Суд вправе принять решение о незаконности увольнения, но без восстановления на работе
17 Июня 2021
Плахотнюк Вячеслав
Плахотнюк Вячеслав
Адвокат АП Санкт-Петербурга
«Проблемный иммунитет»
Уголовное право и процесс
Из-за коллизии законов норма о неприкосновенности сенатора РФ и депутата Госдумы может «кануть в небытие»
16 Июня 2021
Яндекс.Метрика