×

«Утяжеление» обвинения следствием как одна из причин вынесения неправосудного приговора

За такие нарушения необходимо установить ответственность
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»

Практикующие адвокаты в ходе судебного разбирательства довольно часто вынуждены решать проблему незаконного вменения подзащитным более тяжкого обвинения.

Изначальные причины незаконного «утяжеления» обвинения могут быть связаны с различными обстоятельствами, например с тем, что по той статье УК РФ, по которой должны быть квалифицированы действия обвиняемого, истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, либо в случае необходимости возбуждения уголовного дела в отсутствие заявления потерпевшего (если дело относится к делам частного или частно-публичного обвинения).

Однако какими бы ни были причины незаконного «утяжеления» обвинения при расследовании уголовного дела, они связаны с нормой, закрепленной в ст. 252 УПК РФ, устанавливающей пределы судебного разбирательства.

Как ни парадоксально, ст. 252 УПК нацелена на защиту прав подсудимого и является гарантией важного принципа уголовного процесса, согласно которому суд не является стороной обвинения. То есть законодатель при принятии данной статьи исходил из понятной логики, которая в данном случае должна приветствоваться. Однако правоприменительная практика извратила изначальный смысл данной нормы, трактовав ее по-своему. Так, следователи и дознаватели с согласия прокуроров зачастую придерживаются принципа, что лучше вменить подозреваемому (обвиняемому) что-то лишнее – никаких негативных последствий это не повлечет, а суд сможет исключить излишнюю квалификацию, – нежели «недовменить» тот или иной эпизод и получить возвращение уголовного дела на основании ст. 237 УПК. При этом суды, оставляя обвинение в первоначальном виде, выносят таким образом неправосудные итоговые решения.

Как правило, незаконное «утяжеление» обвинения реализуется по следующим сценариям:

  • обвиняемому в числе нескольких эпизодов преступления вменяется аналогичный по фактическим обстоятельствам совершения эпизод, который не подтвержден собранными по делу доказательствами;
  • обвиняемому в рамках одного эпизода преступления вменяются дополнительные факты, не влияющие на итоговую квалификацию, но влекущие увеличение фактического объема обвинения (например, с большим объемом ущерба, дополнительными потерпевшими и пр.);
  • действия обвиняемого квалифицируются по более тяжкой статье УК. Это может происходить как в рамках одной статьи уголовного закона, с квалификацией по части, предусматривающей ответственность за более тяжкое преступление, так и по смежным составам, ответственность за которые предусмотрена разными статьями УК (например, при наличии оснований для квалификации действий обвиняемого по статье, предусматривающей ответственность за причинение вреда жизни или здоровью человека при превышении пределов необходимой обороны, вменяются соответственно ст. 105 или 111 УК либо при наличии оснований для квалификации деяния по ст. 159 УК (мошенничество) вменяется взяточничество и т.п.).
Приведу пример из недавней практики, когда следствие использовало сразу два из приведенных вариантов незаконного «утяжеления» обвинения.

Руководителю госкорпорации было вменено незаконное получение денежных средств организации путем включения себя в число соавторов служебных изобретений, последующего издания приказа о выплате вознаграждения за создание служебного изобретения и получения данного вознаграждения.

Ввиду того что с учетом фактических обстоятельств дела единственным доказательством незаконного присвоения обвиняемым соавторства в данном случае могли быть только показания соавторов изобретений, которые, по мнению следствия, действительно участвовали в их разработке, следователи пытались допросить каждого из них. Однако по ряду патентов допросить соавторов не удалось. Более того, по двум патентам не был допрошен ни один из соавторов, который показал бы, что обвиняемый не принимал творческого участия в создании изобретения. Тем не менее это не помешало следствию вменить обвиняемому эпизоды по патентам, по которым не был допрошен ни один из соавторов и не было получено ни единого доказательства, подтверждающего незаконные действия обвиняемого. Фактически обвинение по недоказанным патентам было вменено по аналогии с эпизодами по тем патентам, по которым были получены доказательства обвинения.

Более того, по тому же делу следствие при наличии оснований для квалификации действий обвиняемого по ст. 147 и ст. 201 УК инкриминировало ему более тяжкую статью – ч. 4 ст. 160, что лишило подзащитного возможности воспользоваться правом на освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, назначением судебного штрафа или примирением.

На все ходатайства защиты о необоснованности обвинения были получены немотивированные ответы со стандартной отпиской о том, что все решения следствия законны и обоснованны. В ходе устного общения и следователь, и надзирающий прокурор уверяли, что суд во всем разберется и исключит излишне вмененные эпизоды, а также сможет переквалифицировать действия обвиняемого по менее тяжкой статье.

Имея опыт защиты по уголовным делам, я не уповал на то, что суд обязательно во всем разберется. И здесь очевиден вопрос: что в подобных ситуациях при необоснованном «утяжелении» обвинения может предпринять защита до рассмотрения судом дела по существу?

Учитывая, что шаги к решению данной проблемы всегда зависят от фактических обстоятельств дела, можно тем не менее обозначить следующие варианты.

Первый: обжалование незаконной излишней квалификации при производстве предварительного следствия.

Незаконные решения следствия могут быть обжалованы защитой в порядке ст. 124 УПК. Примечательно, что закон, позволяя подавать жалобы на незаконность обвинения прокурору, не допускает подобной возможности для обжалования указанных решений в суд. Проверка законности и обоснованности обвинения, в том числе в части незаконной квалификации или излишнего вменения отдельных эпизодов или фактов преступления, относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу, в связи с чем предметом для рассмотрения судом в порядке ст. 125 УПК оно быть не может (п. 3.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1).

Обжалование процессуальных решений следователей прокурору в порядке ст. 124 УПК в части предъявленного обвинения до окончания расследования представляется малоэффективным, так как в большинстве случаев прокуроры отказываются рассматривать их по существу, ссылаясь на то, что следствие не завершено, а оценка доводам жалобы будет дана после поступления материалов дела прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Второй: выявление защитой существенных нарушений УПК, допущенных стороной обвинения, с указанием на них в ходатайствах и жалобах, поданных после окончания предварительного следствия.

Так, для исключения из обвинения недоказанных фактов или с целью законной переквалификации деяния следует по результатам ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК выделить нарушения, препятствующие утверждению обвинительного заключения. Разумеется, выявление нарушений УПК – это обычная работа адвоката по уголовным делам, но в данном случае целью таких действий является донесение информации об имеющихся нарушениях до руководителя следственного органа и (или) прокурора, чтобы сподвигнуть их к исключению из обвинения недоказанных эпизодов или фактов и к законной переквалификации деяния.

При этом следует внимательно отнестись к выбору момента и способа информирования стороны обвинения о допущенных ею нарушениях. Дело в том, что ходатайства, заявленные по результатам выполнения требований ст. 217 УПК, могут не привести к ожидаемым результатам по той причине, что руководитель следственного органа, не желая портить статистику возглавляемого им подразделения возвращением дела прокурором, а тем более судом в порядке ст. 237 УПК, может дать указание о возобновлении следствия и устранении выявленных нарушений, а при истечении срока следствия установит для исправления ошибок дополнительный срок (месяц). В связи с этим более эффективным будет указать на данные нарушения именно в жалобе прокурору в порядке ст. 124 УПК, поданной одновременно с поступлением дела для утверждения обвинительного заключения.

Третий: использование стадии предварительного слушания для доведения до суда информации о необоснованно предъявленном подсудимому обвинении. Очевидно, что суд в большинстве случаев откажет в удовлетворении ходатайства, так как обвинение прокурором не оглашалось, судебное следствие не начиналось и доказательства не исследовались. В то же время в случае достаточной обоснованности заявленного суду ходатайства, а также при условии, что при переквалификации обвинения есть все законные основания для прекращения дела по одному из нереабилитирующих оснований, велики шансы, что суд в целях процессуальной экономии не станет переходить к судебному следствию и примет решение о переквалификации деяния и прекращении дела.

Как отмечалось в начале статьи, корни проблемы, связанной с незаконным утяжелением обвинения следствием, лежат в извращении на практике смыслов ст. 252 УПК, в результате чего руководители следственных органов и прокуроры, опасаясь ухудшения показателей из-за возвращения дела по причине «недовменения» обвинения, не опасаются каких-либо негативных последствий в случае незаконного «утяжеления» обвинения.

Решить проблему, на мой взгляд, могло бы изменение законодательства и одновременно практики его применения, чтобы за незаконное вменение дополнительных эпизодов преступной деятельности, увеличение фактического объема обвинения и незаконную квалификацию действий обвиняемого по более тяжкой статье для должностных лиц, допустивших такие нарушения, наступали конкретные негативные последствия. Вид и размер такой ответственности – тема отдельной дискуссии, поскольку ее пределы могут быть различными – от дисциплинарной ответственности до уголовной с применением ст. 299 УК, предусматривающей наказание за привлечение заведомо невиновного лица к уголовной ответственности. Следователи, дознаватели и прокуроры должны четко понимать, что за вынесение и утверждение процессуальных решений, связанных с незаконным «утяжелением» обвинения, последует ответственность, которая по степени должна быть не меньшей, чем неприятности по службе, связанные с ухудшением статистических показателей в результате возвращения уголовного дела по причине «недовменения» обвинения.

Рассказать:
Другие мнения
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Яндекс.Метрика