×

В условиях неопределенности…

О проблемах представления защитой процессуально допустимого письменного заключения специалиста
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Адвокатская группа Lawguard

С интересом прочел заметку Нвера Гаспаряна «Закон "обратного действия" в действии?», в которой он комментирует Определение Конституционного Суда РФ от 31 января 2023 г. № 6-О. 

Читайте также
«Закон обратного действия» в действии?
О правовых позициях Конституционного Суда, касающихся полномочий специалиста в уголовном судопроизводстве
24 марта 2023 Мнения

Ситуация, описанная в материале, наводит на мысль о том, что нам, адвокатам, следует вдумчиво относиться к вопросу о целесообразности обращения в Конституционный Суд РФ. Обращаясь в высший судебный орган конституционного контроля, стоит четко просчитывать возможный результат и избегать обращений при наличии риска ухудшить и без того нестабильную процессуальную парадигму, в которой сегодня работают адвокаты, выполняющие функции защитников по уголовным делам.

Читайте также
КС не увидел неопределенности в порядке признания заключения специалиста недопустимым доказательством
При этом Суд указал, что защита вправе с опорой на суждения, высказанные привлеченными ею специалистами, приводить суду доводы, опровергающие заключение судебной экспертизы, и ходатайствовать о дополнительной или повторной экспертизе
15 февраля 2023 Новости

Для опытных адвокатов неопределенность правового статуса заключений специалиста, полученных по адвокатскому запросу, была очевидна еще в 2002 г. – с введением в действие УПК РФ. Ведь, строго говоря, в соответствии с положениями процессуального закона представленное адвокатом заключение специалиста доказательством не является.

Так, согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе привлекать специалиста, но! – в соответствии со ст. 58 Кодекса. При этом, как указано в ч. 2 ст. 58, вызов специалиста и порядок его участия в следственных и иных процессуальных действиях, судебных заседаниях определяются ст. 168 и 270 Кодекса. Названными нормами, в свою очередь, установлено, что специалист привлекается к участию в деле следователем и судом.

Наконец, ч. 3 ст. 86 УПК, в которой перечислены формы собирания адвокатом доказательств, не содержит указания на возможность получения им такого доказательства, как заключение специалиста. При этом ч. 6 ст. 161 Кодекса, допускающая предоставление адвокатом сведений специалисту, исходя из системного анализа изложенного, всего лишь отражает право адвоката обращаться к специалисту за разъяснениями, но не придает легальную силу доказательства заключению специалиста, полученному в результате такого обращения.

То есть письменное заключение специалиста станет доказательством с позиции уголовно-процессуального закона только в том случае, если упомянутое лицо будет привлечено в качестве специалиста следователем или судом. Адвокат при этом может использовать определенные гарантии, закрепленные в ч. 2.1 ст. 58 УПК, в соответствии с которой защите не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении специалиста к участию в производстве по уголовному делу, и ч. 4 ст. 271, согласно которой суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Тем не менее специалистом как участником процесса, статус которого определен ст. 58 УПК, лицо, обладающее специальными знаниями, становится лишь после его «посвящения в специалисты» лицом или судом, в производстве которого находится дело.

Таким образом, единственный, на мой взгляд, путь представления защитой процессуально допустимого письменного заключения специалиста – явка последнего в суд (или к следователю), допрос либо участие в ином процессуальном действии (например, его участие в допросе эксперта) и лишь последующее приобщение письменного заключения специалиста.

Однако адвокатам все же удавалось (поскольку специалист не всегда может прибыть в судебное заседание) успешно представлять письменные заключения специалиста, минуя данную процедуру, и далеко не всегда суд отвергал их. Причем 9 из 10 таких заключений содержали критическую оценку экспертных заключений, имеющихся в уголовном деле, а порой заключения специалиста вообще содержали результаты исследований, проведенных по запросу защитника.

При этом некоторые коллеги периодически пытались «поправить» законодателя и изменить существующую практику. На мой взгляд, нецелесообразность таких попыток должна была стать очевидной с принятием Определения КС от 6 октября 2015 г. № 2443-О «По жалобе граждан Динзе Дмитрия Владимировича и Сенцова Олега Геннадиевича на нарушение их конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 38, части третьей статьи 53 и статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в котором четко описана изложенная процессуальная парадигма: специалист вступает непосредственно в уголовное дело только после привлечения его к участию в деле в этом процессуальном качестве следователем или судом. Материалы, полученные адвокатом при взаимодействии со специалистами, не являются доказательствами, а лишь содержат сведения об источниках, которые могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем.

Поскольку Конституционный Суд четко выразил свое отношение к статусу специалиста и характеру работы с ним адвоката, выполняющего функции защитника, на этом следовало бы остановиться. Тем более, как отмечалось, защита в принципе приспособилась «обходить» определенные неудобства.

Однако коллеги продолжили «опыты», подтверждая тем самым верность изречения, которое приписывают Альберту Эйнштейну: «Безумие: делать одно и то же вновь и вновь и ожидать другого результата». Результаты – в соответствии с высказыванием гениального физика – получались те же самые. Например, Определение КС от 26 октября 2021 г. № 2144-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Брянцева Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» содержит лишь общие фразы, из которых в целом следует, что адвокат может обращаться к специалисту лишь за консультацией, а процессуально это все легализуют только следователь и суд.

Откровенно говоря, выводы, изложенные в Определении КС от 31 января 2023 г. № 6-О, настроение мне испортили. Суд четко указал: полномочия адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, регламентируются уголовно-процессуальным законодательством. Согласно же УПК, специалист привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном Кодексом, – в том числе ст. 58, 164, 168 и 270, – для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Никаких иных полномочий специалиста, в том числе по оценке экспертных заключений, проведению схожих с экспертизой исследований, Кодекс не предусматривает.

Называется – «доуточнялись»…

Хотя, объективно говоря, особой беды не случилось: изложенное в определении закреплено в законе, и защитники с этим как-то работали. То, что специалист не вправе сам проводить экспертные исследования, не запрещает защите представлять такие исследования «для примера», а потом ставить вопрос о недостоверности экспертизы и необходимости повторного исследования, а уж разъяснить термины и содержание методик, примененных экспертом, как и подвергнуть теоретической критике их содержание, запретить в принципе невозможно. Поэтому работа продолжается. Однако хотелось бы попросить коллег впредь обращаться с жалобами в КС более осмотрительно.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика