×

Дайджест событий «Ковалевских чтений»

Деловая программа 14–15 февраля включала пленарные сессии и панельные дискуссии, которые прошли на разных площадках
Материал выпуска № 4 (285) 16-28 февраля 2019 года.
Фото: Юлия Богатырева
Перед участниками конференции выступили ученые, специализирующиеся в различных отраслях права, и практикующие юристы: адвокаты, нотариусы, представители правоохранительных органов, судейского корпуса. Среди спикеров – ученые и юристы не только из России, но и из США, Италии, Германии, Великобритании, Австрии, Филиппин.

Пленарная сессия

Модераторы пленарной сессии первого дня конференции – председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас и управляющий партнер Адвокатского бюро «LOYS» Денис Пучков.

Право выступить с первым докладом было предоставлено доктору юридических наук, профессору Уральского государственного юридического университета Зинаиде Незнамовой. По ее наблюдениям, в последнее время стали активнее обсуждать бизнес-ошибки, судебные, следственные и нотариальные ошибки, а также ошибки в адвокатской деятельности. Однако нигде не говорится об ошибках законодателей, хотя многие ошибки, допускаемые правоприменителями, связаны с ошибками, которые допускают законодатели.

В рамках пленарной сессии выступил первый вице-президент ФПА РФ, президент АП Санкт-Петербурга Евгений Семеняко. Он поднял вопрос о том, кто вправе оценивать ошибки адвокатов: члены адвокатского самоуправления или независимые эксперты. Приведя множество примеров из истории отечественной адвокатуры и современной практики других стран, Евгений Васильевич выразил уверенность в первом варианте. Бывает, что за ошибки даже не привлекают к дисциплинарной ответственности. У адвокатского сообщества хватает мудрости, чтобы самостоятельно разбираться с ошибками адвокатов, уверен он. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» за время своего существования сберег все свои основные принципиальные положения, и это позволяет российской адвокатуре сохранять свою профессиональную независимость, убежден Евгений Семеняко.

В свою очередь Андрей Клишас заметил, что, хотя адвокатура и независима, она представляет собой публично-правовой институт. Он поблагодарил президента ФПА РФ Юрия Пилипенко и первого вице-президента ФПА РФ Евгения Семеняко за тесное сотрудничество с Комитетом Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

Заведующий кафедрой уголовного права МГЮА им. О. Е. Кутафина Алексей Рарог посвятил свое выступление ошибкам законодателя, отнеся их к наиболее опасным разновидностям ошибок, потому что закон должен стоять выше правоприменения.

Тема заключительного доклада пленарной сессии, с которым выступил адвокат из США, председатель комиссии по назначению федеральных судей по Южной Флориде Кендалл Коффи, – «Жалобы на адвоката».

Подводя итоги пленарной сессии, Андрей Клишас признался, что во многих сферах в России не существует государственно-правовой политики. «Как представитель Совета Федерации в Конституционном Суде постоянно сегодня сталкиваюсь с ситуацией, когда я прекрасно понимаю, что та или иная норма конституционна, но права заявителя – человека, который обратился в Конституционный Суд, действительно нарушены в результате ошибок, в результате неверного толкования судами тех или иных положений». Как правило, это происходит в тех случаях, когда в диспозиции нормы отсутствует правовая определенность, что ставит правоприменителей в тупик, уточнил он.

Второй модератор сессии адвокат Денис Пучков согласился с необходимостью выработки государственно-правовой политики и заключил, что эти полномочия находятся у Минюста России.

Интервью

Первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко выступил также перед журналистами.

«Ошибка – это то, что нельзя предъявить в качестве некого виновного действия, – уточнил он. – Но зачастую ее последствия настолько драматичны, что способны превзойти то, что причиняется умышленно».

Евгений Семеняко посетовал, что в любой профессии, в том числе в медицинской или адвокатской практике, случаются ситуации, когда из-за профессиональной ошибки страдает другой человек. «Но не все можно поставить человеку в вину. Эта грань очень тонкая, ее нужно искать и определять, что, собственно, мы пытаемся делать в рамках сегодняшних дискуссий», – отметил первый вице-президент ФПА РФ.

Особенно это важно для лиц тех профессий, чьи ошибки наиболее чреваты опасными последствиями для других людей. К ним относятся в том числе профессии юриста и врача. В частности, существует тонкий баланс между правом врача на так называемую врачебную ошибку и профнепригодностью. «Если ужесточить наказание за врачебную ошибку, мы попадем в ситуацию, когда врачи начнут перестраховываться и будут отказываться от риска, который подразумевает любая операция. Надо уйти от этой демагогии. На самом деле врачей следует готовить так, как это происходит в других профессиональных корпорациях, и повышать требования к этой деятельности, чтобы была гарантия, что человек имеет дело с настоящим профессионалом», – считает Евгений Семеняко.

Комментируя законодательные инициативы, которые зачастую готовятся «на злобу дня», он указал, что они не должны применяться однобоко: «Мне кажется, законы не должны мешать власти слушать своих граждан, для которых эта власть существует».

Панельная дискуссия об ошибках в адвокатской и нотариальной деятельности

Вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов и президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко выступили модераторами панельной дискуссии «Профессиональные ошибки в адвокатской и нотариальной деятельности: сила слова и плата за него?». Станислав Смирнов пояснил, что Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы) содержат положения о том, что нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона; за реальный ущерб, причиненный неправомерным отказом в совершении нотариального действия, а также разглашением сведений о совершенных нотариальных действиях. При этом вред (ущерб) возмещается за счет страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности нотариуса в случае его недостаточности – за счет страхового возмещения по договору коллективного страхования гражданской ответственности нотариуса, заключенного нотариальной палатой, в случае недостаточности такого страхового возмещения – за счет личного имущества нотариуса, а в случае недостаточности его имущества – за счет средств компенсационного фонда ФНП (ст. 17).

Таким образом, для нотариусов существуют четыре уровня имущественной ответственности.

Касаясь вопроса о сходстве и различиях профессий нотариуса и адвоката, Станислав Смирнов напомнил, что в декабре 2014 г. в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате включена ст. 6.1, согласно которой Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации устанавливает требования к профессиональной этике нотариуса и лица, его замещающего, а также основания возникновения дисциплинарной ответственности нотариуса, порядок привлечения его к дисциплинарной ответственности и меры дисциплинарной ответственности нотариуса, занимающегося частной практикой, и лица, его замещающего.

Станислав Смирнов перечислил четыре сферы ответственности, которые связаны с результатами производимых органами юстиции проверок производств нотариусов, контролем со стороны нотариальных палат, судебным контролем, а также контролем налоговых органов. Также он сообщил, что ФНП обобщает практику применения Кодекса профессиональной ответственности нотариусов в Российской Федерации, по итогам могут быть составлены предложения по внесению в Кодекс изменений.

Президент Нотариальной палаты Свердловской области, заведующий кафедрой гражданского процесса Уральского государственного юридического университета Владимир Ярков назвал систему двойного контроля, который осуществляется и государством, и адвокатскими палатами, довольно сложной. Он осветил моменты, связанные с регулированием профессии нотариуса как гарантией защиты от профессиональных ошибок. Исходным посылом для регулирования в этом аспекте, по его словам, служит законодательное положение о том, что нотариальная деятельность не является предпринимательской.

Адвокат Derra, Meyer&Partner Rechtsanwälte Андреас Диппе подробно рассказал о страховании риска профессиональной имущественной ответственности адвоката в Германии, которое в этой стране, в отличие от России, является обязательным.

Тему ответственности адвоката за ошибку продолжил советник Федеральной палаты адвокатов РФ, кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина Сергей Макаров.

По его мнению, при решении вопроса о возможности привлечения адвоката к ответственности за ошибку следует отталкиваться от определения «независимый профессиональный советник по правовым вопросам». При этом очень важным моментом является то обстоятельство, что решения в связи с делом принимает не сам адвокат, а доверитель, основываясь на советах адвоката. Следовательно, при качественной работе адвоката его ответственность за негативные последствия решений, принятых доверителем, должна быть исключена, а ошибка является его правом, считает Сергей Макаров.

Сопредседатель коллегии адвокатов «Регионсервис» Андрей Переладов рассказал о способах, благодаря которым адвокаты могут избежать в своей профессиональной деятельности ошибок при взаимодействии с клиентом.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит развил тему взаимоотношений с клиентом, проанализировав ситуацию, когда у адвоката и его доверителя расходятся позиции по делу, и дал коллегам советы, как избежать профессиональной ошибки в случае, если доверитель не соглашается с предложенным адвокатом планом процессуальных действий и настаивает на собственном. Он пояснил, что такие ситуации могут возникать, например, под влиянием штатных юристов фирмы, которая является клиентом адвоката.

Подводя итоги дискуссии, Станислав Смирнов сказал, что каждый человек имеет право на ошибку, но действует и принцип ответственности. Степень ответственности, в свою очередь, различается в зависимости от обстоятельств и тяжести проступка. Он отметил, что в случае совершения профессиональной ошибки «сохранить лицо» нотариусам позволяет многоступенчатая система имущественной ответственности.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ключевым моментом при решении о привлечении к ответственности считает оценку обстоятельств, в которых произошла ошибка. «Я сторонник как можно более частого дисциплинарного реагирования на проступки коллег, но меры дисциплинарной ответственности должны применяться с большой осторожностью – нужно “семь раз отмерить, прежде чем отрезать”», – сказал он в заключение.

Судебные ошибки

14 февраля участники панельной дискуссии «Судебные ошибки и их источники: законодатель, стороны или сами судьи?» обсуждали различные причины принятия неправосудных судебных решений, приводили примеры, свидетельствующие о последствиях таких ошибок, а также размышляли о возможности их оперативного исправления. Модераторами выступили член КЭС ФПА РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин и эксперт Совета Европы, Комитета ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию Виталий Квашис.

Арбитражная конференция

15 февраля в рамках XVI «Ковалевских чтений» прошла арбитражная конференция «Альтернативное разрешение споров: последствия и цена ошибки», где рассматривались способы минимизации ошибок при заключении арбитражного соглашения, ошибки арбитров и сторон в арбитраже, пределы осуществления процессуальных прав, возможность различить процессуальную стратегию, злоупотребление правом и ошибку представителя в рамках рассмотрения гражданско-правовых споров и другие проблемы, которые стали почвой для содержательных дискуссий.

Рассказать: