×

Не могу поступаться принципами

Своей последовательностью Европейский суд все больше напоминает государства-ответчики
Материал выпуска № 2 (67) 16-31 января 2010 года.

НЕ МОГУ ПОСТУПАТЬСЯ ПРИНЦИПАМИ

Своей последовательностью Европейский суд все больше напоминает государства-ответчики

В шестое десятилетие своего существования Европейский суд вступает с гордо поднятой головой и все той же практикой присуждения мелких компенсаций за одни и те же нарушения Конвенции, недопустимость которых мог бы за полвека усвоить даже дятел. Не так давно страсбургское собрание постегало речь-посполитую за необеспечение прав осужденных на юридическую помощь при подаче кассационных жалоб (о делах «Куликовский против Польши» и «Антоницелли против Польши» наша газета уже рассказывала), но перед католическим рождеством суду вновь пришлось рассматривать жалобу пана Западки против того же необузданного лимитрофа.

Западка не был осужден, что, возможно, и сбило с толку гордую шляхту. Однако он тоже немало претерпел – при лечении рака легких заразился гепатитом В и с тех пор уповал на гражданско-правовые способы защиты, а именно предъявил иск к больнице при содействии адвоката З.К. По-видимому, это был не слишком удачный выбор – адвокат путал наименования ответчиков и даже решения, которые необходимо обжаловать. Тем не менее, заявитель дал З.К. последний шанс и оформил ему доверенность на представление его интересов в кассационной инстанции.

Менее чем через год Верховный суд отклонил кассационную жалобу, в том числе потому, что адвокат-затейник пренебрег некоторыми формальными требованиями. Это решение было вручено З.К. спустя месяц, но он забыл сообщить об этом заявителю, который оставался в неведении о свершившемся суде в течение года, когда обратился в канцелярию лично. Наконец ему стало ясно, что договор с представителем пора расторгать.

Вскоре после этого заявитель предъявил иск о компенсации к самому З.К., и в его пользу взыскали компенсацию морального вреда. Видимо, ему хотелось чего-то еще, поскольку еще примерно через год он обжаловал это решение, но жалобу оставили без удовлетворения. Тогда пан Западка стал подумывать о подаче кассационной жалобы, для чего согласно местному законодательству требуется участие адвоката. С этим возникли проблемы, поскольку адвокат M.K. представил заключение об отсутствии оснований для обжалования. Западка подал жалобу в Министерство юстиции, после чего Гданьский апелляционный суд обязал M.K. подготовить кассационную жалобу в семидневный срок. М.К. не счел возможным поступаться принципами и наотрез отказался. Не пошла ему навстречу и коллегия адвокатов, которая уклонилась от назначения нового представителя со ссылкой на то, что согласно прецедентной практике Верховного суда адвокат по назначению вправе отказаться от подготовки кассационной жалобы, если считает ее бесперспективной. Финальным аккордом этой захватывающей эпопеи на пустом месте стал отказ Верховного суда в восстановлении срока на подачу кассационной жалобы.

Не требовалось быть пророком, чтобы предсказать, что Европейский суд, который неоднократно указывал Высоким договаривающимся сторонам на необходимость обеспечения доступа к правосудию, не оставит этого без внимания. Ранее он указывал, что сам факт уклонения назначенного адвоката от представления интересов стороны в высшем суде не является отказом в юридической помощи, не совместимым с обязательствами государства, предусмотренными статьей 6 Конвенции (дела Сялковской, Антоницелли, Куликовского). Правительство подливало масло в огонь, указывая, что, во-первых, ни Конвенция, ни национальное законодательство не гарантирует права на рассмотрение дела в третьей инстанции, во-вторых, положение о юридической помощи не может быть истолковано как ее гарантия во всех делах. Адвокат может отказаться от написания жалобы, а государство не вправе его заставить. Согласившись с этим в принципе, Европейский суд не одобрил правила исчисления сроков на подачу жалобы, не учитывающие реальную обеспеченность заявителя юридической помощью. Поскольку отказ адвоката последовал в день истечения срока на подачу жалобы, заявитель не имел возможности представить дело в Верховный суд в срок, установленный законом. Пана Западку можно поздравить с присужденной ему справедливой компенсацией в 2 тысячи евро, а государство-ответчик имеет шанс еще много раз сделать вид, что позиция Европейского суда ему не до конца понятна.

"АГ" № 2, 2010