×

Криптовалюта – объект гражданских прав

Судебным актом криптовалюта признана имуществом и включена в конкурсную массу несостоятельного должника
Карпова Юлия
Карпова Юлия
Партнер, руководитель практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс»

Арбитражным судом г. Москвы было возбуждено дело № А40-124668/2017 о признании гражданина-должника Ильи Царькова несостоятельным (банкротом). Решением от 24 октября 2017 г. должник был признан несостоятельным (банкротом), открыта процедура реализации имущества должника.

В рамках указанного дела финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий между ним и должником: включении содержимого криптокошелька в конкурсную массу должника и обязании его передать финансовому управляющему доступ к криптокошельку (передаче пароля). 

Должник не отрицал, что имеет доступ к криптокошельку. Однако в обоснование своих возражений против удовлетворения заявления финансового управляющего он указывал, что криптовалюта не является объектом гражданских прав (имуществом) и потому не подлежит включению в конкурсную массу.

Определением от 5 марта 2018 г. Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении заявления финансового управляющего. В обоснование принятого определения суд указал на следующие два обстоятельства.

Во-первых, на момент судебного разбирательства понятие и правовая природа криптовалюты в законодательстве Российской Федерации не определены. Отсутствие   легальной дефиниции криптовалюты, а также специальных требований к порядку обращения криптовалют не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, регулирующие сходные отношения.

Фактически суд первой инстанции указал, что согласно действующему законодательству криптовалюта не признается имуществом, объектом гражданских прав.

Во-вторых, согласно позиции суда, отсутствие в системе криптовалюты контролирующего центра, анонимность пользователей криптовалют не позволяют с определенностью установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке, находящемся в сети «Интернет» по адресу: www.blockchain.info, именно должнику Царькову И.И.

Финансовый управляющий не согласился с принятым определением и обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Читайте также
Изготовлена мотивировка решения о признании криптовалюты имуществом
Апелляция указала, что учла находящийся в стадии рассмотрения проект закона о цифровых правах
24 Мая 2018 Новости

Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 15 мая 2018 г. отменил обжалуемое определение суда первой инстанции и вынес новый судебный акт об удовлетворении требований финансового управляющего. Суд обязал должника передать финансовому управляющему доступ к криптокошельку (передать пароль) для пополнения конкурсной массы. 

В постановлении суд апелляционной инстанции со ссылкой на ст. 18 («Содержание правоспособности граждан») и ст. 128 («Объекты гражданских прав») Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) указал, что в силу диспозитивности норм гражданского права в ГК РФ отсутствует закрытый перечень объектов гражданского права. Поскольку действующее гражданское законодательство не содержит понятия «иное имущество», упомянутого в ст. 128 ГК РФ, с учетом современных экономических реалий и уровня развития информационных технологий допустимо максимально широкое его толкование. Фактически криптовалюта с точки зрения классификации объектов гражданских прав была отнесена к «иному имуществу». Согласно позиции суда апелляционной инстанции, в силу ст. 6 ГК РФ права и обязанности применительно к криптовалюте определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Вывод суда первой инстанции о невозможности применения по аналогии к отношениям в связи с криптовалютами положений гражданского законодательства был признан не соответствующим закону.

Постановление суда представляется верным. Отсутствие прямого законодательного регулирования уже существующих экономических отношений не может препятствовать реализации прав и обязанностей в связи с такими отношениями. Более того, в рассматриваемом случае отсутствие прямого законодательного регулирования не должно приводить к ущемлению прав и законных интересов кредиторов должника – владельца криптовалюты, обладающей экономической ценностью, за счет которой может быть увеличен размер конкурсной массы должника и удовлетворены требования кредиторов. 

Как верно указал суд апелляционной инстанции, в отсутствие прямого законодательного регулирования отношений в связи с криптовалютой к ним могут применяться положения гражданского законодательства по аналогии (ст. 6 ГК РФ). Суд, с моей точки зрения, обоснованно отметил, что с учетом классификации объектов гражданских прав, приведенной в ст. 128 ГК РФ, криптовалюта может быть отнесена к «иному имуществу», перечень которого является открытым.

Следует упомянуть, что, принимая решение об удовлетворении требований финансового управляющего, суд не оставил без внимания рассматриваемый Государственной Думой проект федерального закона № 424632-7 (принят в первом чтении 22 мая 2018 г.). В постановлении суда апелляционной инстанции содержится прямое указание на то, что «суд учитывает находящийся на стадии рассмотрения законопроект “О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации”». Согласно законопроекту, криптовалюта отнесена к категории «иное имущество, в том числе имущественные права». Как отмечалось, суд апелляционной инстанции в своем постановлении квалифицировал криптовалюту именно как «иное имущество».

Значение постановления Девятого арбитражного апелляционного суда невозможно преуменьшить – это первый акт государственного суда Российской Федерации, которым криптовалюта признана имуществом.

Рассмотренное постановление действительно может быть признано «прорывом». Судебная практика свидетельствует преимущественно о том, что отсутствие прямого законодательного регулирования или сложившейся судебной практики зачастую усложняет разрешение спорных ситуаций. Правоприменителю в такой ситуации всегда непросто взять на себя роль «первопроходца».

Уже несколько раз в российских судах затрагивались вопросы, связанные с криптовалютой. Но никогда ранее в рамках судебных разбирательств прямо не был поставлен вопрос о признании криптовалюты объектом гражданских прав. В рассматриваемом деле о банкротстве такой вопрос возник и был разрешен судами. 

Данный судебный акт, безусловно, может стать «практикообразующим», если не будет отменен вышестоящими судебными инстанциями. 

Признание судом за криптовалютой статуса объекта гражданских прав позволит защищать  права (в том числе в судебном порядке) не только кредиторам в рамках дел о банкротстве должников – владельцев криптовалюты, но и в связи с иными правоотношениями (например, совершение сделок, имущественные отношения супругов и пр.).

Обсуждаемый судебный акт свидетельствует о том, что вопрос признания государством криптовалют и определения их статуса «назрел» и требует разрешения, которое может быть найдено как в связи с новым законодательным регулированием, так и в сфере применения уже существующих норм.

Следует отметить, что и в зарубежных судах неоднократно вставали различные вопросы, связанные с признанием и квалификацией криптовалют.

В СМИ неоднократно появлялись сообщения о вынесенных судебных актах или постановлениях органов исполнительной власти в отношении криптовалют.

Так, сообщалось, что Окружной судья США Джек Вайнштейн в Бруклине признал криптовалюту товаром.

Широко  также обсуждалось дело Европейского Cуда по правам человека (ЕСПЧ) (дело № С-264/14 от 22 октября 2015 г.; Налоговая полиция Швеции против Дэвида Хедквиста (Case C‑264/14 22 October 2015 Skatteverket vs. David Hedqvist)).

В данном деле рассматривался вопрос о том, облагаются ли НДС операции по обмену традиционных валют на биткойны. Согласно постановлению ЕСПЧ, подобные операции не должны облагаться НДС. Такая позиция была обусловлена тем, что правила ЕС не позволяют взимать НДС с операций по обмену валют, банкнот и монет. ЕСПЧ квалифицировал криптовалюты не как товары или услуги (goods/services), а отнес их к платежным средствам (tender) и указал, что биткойн в рассматриваемом случае являлся «контрактным средством платежа» (contractual means of payment).

На практике как российским, так и зарубежным законодателям и правоприменителям предстоит решить еще много проблем, связанных с обращением криптовалюты, включая вопросы «свойств» криптовалют (делимость, наличие родовых признаков и т.д.), установления «владельца» криптокошелька и криптовалюты, получения фактического доступа к криптокошельку и криптовалюте, налогообложения и иные.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020