×

Легализация доказательств, обеспеченных нотариусом, в уголовном процессе

В каких случаях это не поможет стороне защиты
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»

Принцип равноправия и состязательности сторон, являясь одним из фундаментальных принципов российского уголовного судопроизводства, на практике, к сожалению, нарушается сплошь и рядом. Адвокаты не могут смириться с таким положением дел и пытаются решить указанную проблему различными способами, в том числе путем использования правовых средств, предусмотренных иными отраслями законодательства. Однако такие попытки восстановить равноправие сторон процесса не всегда действенны, так как зачастую противоречат основным смыслам уголовного процесса.

Один из подобных примеров, сопряженных с желанием повысить статус доказательств со стороны защиты, уравняв их в восприятии правоприменителей с доказательствами, полученными стороной обвинения и судами, – попытка легализовать доказательства, обеспеченные нотариусом.

Основы законодательства РФ о нотариате содержат гл. ХХ «Обеспечение доказательств». Эта глава, состоящая из двух статей, регламентирует основания, порядок и виды действий нотариуса по обеспечению доказательств. Указанная процедура, нацеленная на решение задач гражданского процесса, «перекочевала» в действующее законодательство из Закона РСФСР от 2 августа 1974 г. № 852 «О государственном нотариате».

Согласно ст. 102 и 103 Основ законодательства о нотариате нотариус при наличии оснований полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным, вправе по просьбе заинтересованных лиц допросить свидетелей, произвести осмотр письменных и вещественных доказательств, назначить экспертизу. Ранее такие полномочия могли быть реализованы нотариусом только на досудебной стадии производства по делу, однако с 2015 г. указанное ограничение снято, и нотариус может обеспечить доказательства независимо от того, находится дело в производстве суда либо административного органа или нет.

Некоторые адвокаты, обратив внимание на тот факт, что законодательство наделяет нотариусов правом производить процессуальные действия с получением на выходе протоколов допросов свидетелей, протоколов осмотра и заключений эксперта, решили использовать указанные документы в уголовном процессе. При этом зачастую внимание уделяется именно названию обозначенных документов, без проверки соответствия порядка их получения установленным уголовным процессом процедурам. 

Читайте также
Заключение эксперта vs заключение специалиста
Анализ критериев разделения функций компетентных лиц
18 октября 2022 Мнения

Цель подобных действий адвокатов понятна. Ведь не секрет, что при абсолютном равенстве с точки зрения доказательственной силы заключений экспертов, с одной стороны, и заключений специалистов, полученных по инициативе стороны защиты, – с другой, на практике органы расследования и суды отдают приоритет именно заключениям эксперта. По логике наших коллег представление следователю экспертного заключения, полученного по результатам исследования, назначенного нотариусом в порядке обеспечения доказательств по инициативе стороны защиты, обеспечит восприятие такого экспертного мнения наравне с заключением, полученным по результатам экспертизы, назначенной органами следствия или суда. Однако совершенно очевидно, что указанная мотивация представляется неверной, и, если адвокат при попытке ввести полученное таким образом заключение в область уголовно-процессуального исследования доказательств руководствуется именно ею, – то и лишена смысла.

В связи с изложенным полагаю, что при использовании стороной защиты в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных в порядке их обеспечения нотариусами, необходимо исходить из следующего.

Во-первых, использование процедуры обеспечения нотариусами доказательств в уголовном процессе возможно, но при условии, что не ставится цель подменить нотариусом лицо, в производстве которого находится уголовное дело и которое правомочно само направлять ход расследования и рассмотрения дела, реализуя монополию государства на обвинение и осуществление правосудия. В частности, наиболее обоснованными случаями использования указанной процедуры для решения задач уголовного судопроизводства являются закрепление доказательств – информации, размещенной в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», – а также доведение до следствия и суда позиции участников процесса при невозможности их явки (например, в связи с нахождением за пределами России).

Возможно и назначение экспертных исследований в порядке обеспечения доказательств нотариусом на досудебной стадии судопроизводства при наличии опасности утраты или существенного повреждения предмета исследования, однако необходимость избрания именно данного пути для отстаивания своих прав в сфере уголовного судопроизводства, на мой взгляд, сомнительна, так как в подобном случае заинтересованное лицо может самостоятельно, минуя нотариуса, обратиться в экспертную организацию, а тот факт, что исследование будет проведено именно по назначению нотариуса, сам по себе существенных бонусов для защиты не несет.

Во-вторых, инициирование процедуры обеспечения доказательств нотариусом исключительно в целях гарантирования восприятия органами расследования и судами полученных по результатам такой процедуры протоколов допросов (осмотров) и заключений эксперта в качестве соответственно показаний участников процесса, протоколов следственных действий или заключений эксперта представляется бессмысленным. Вопреки пословице «как назовешься, так и поведешься», УПК при идентификации тех или иных сведений как относящихся к одному из конкретных видов доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 74, требует исходить из анализа процессуального порядка получения и содержания указанных сведений, а не из названия.

Более того, несмотря на пересечение и одинаковое название некоторых видов доказательств, предусмотренных нормами, регулирующими уголовный процесс и иные виды судопроизводств, квалификация сведений в качестве конкретного вида доказательств – к примеру, согласно нормам гражданского процесса – не влечет автоматического признания их таковыми в уголовном процессе. Так, согласно ст. 103 Основ о нотариате нотариус при производстве действий в порядке обеспечения доказательств руководствуется нормами гражданского-процессуального законодательства, а для получения доказательств в уголовном процессе применительно к каждому виду доказательств установлен специальный порядок, не идентичный порядку, предусмотренному норами иного (в том числе гражданско-процессуального) законодательства.

В-третьих, следует учитывать, что заключение эксперта по результатам исследования, назначенного нотариусом по инициативе стороны защиты в порядке обеспечения доказательств, в случае удовлетворения заявленного впоследствии защитником ходатайства о приобщении указанного заключения к материалам уголовного дела может быть исследовано и учтено при принятии процессуального решения по уголовному делу в качестве иного документа, а не как экспертное заключение. В дальнейшем оно может явиться основанием для назначения органами расследования и судами экспертизы, но само по себе заключением эксперта с точки зрения вида доказательств в уголовном процессе не является и заменить его в этом качестве не может. Это в полной мере относится и к таким обеспеченным нотариусом доказательствам, как протоколы осмотров и допросы участников процесса.

Наконец, необходимо иметь в виду, что законодательство предусматривает конкретное условие для проведения нотариусом действий по обеспечению доказательств, а именно – наличие оснований полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным. В связи с этим при установлении того факта, что действия в порядке обеспечения доказательств были произведены нотариусом в отсутствие законного основания, в удовлетворении ходатайств защиты о приобщении таких доказательств к делу следственные органы и суды могут отказать, признав полученные таким образом доказательства недопустимыми.

Кроме того, следует помнить, что обеспечение доказательств и действия нотариуса в этой области изначально связаны именно с гражданским процессом, в котором нет досудебных стадий производства по делу как обязательных этапов. В уголовном процессе судебному рассмотрению всегда предшествует стадия предварительного расследования, которую в большинстве случаев предвосхищает стадия проверки сообщения о преступлении. И предварительное расследование, и так называемая «доследственная проверка» предусматривают наличие лица, в производстве которого находится уголовное дело или материал проверки, и именно указанные лица уполномочены принимать меры по обеспечению доказательств. Более того, уголовно-процессуальное законодательство содержит нормы, наделяющие следственные органы правом производить отдельные следственные действия и до возбуждения уголовного дела, что также нацелено на обеспечение доказательств (наряду с целью обеспечить принятие законного и обоснованного решения, предусмотренного ст. 145 УПК).

Таким образом, обеспечение доказательств в уголовном процессе является правом и обязанностью лица, в производстве которого находится уголовное дело, а обращение в этих целях к нотариусу после того, как начата проверка сообщения о преступлении (тем более после возбуждения уголовного дела), фактически призвано продублировать полномочия должностного лица (органа дознания, дознавателя, следователя и суда).

Полагаю, что обеспеченные нотариусом доказательства могут быть использованы адвокатами для отстаивания прав обвиняемого (подозреваемого), представления интересов потерпевшего и иных участников процесса, однако при этом не стоит пытаться подменить реализацией нотариусом его полномочий деятельность органов расследования и суда. Использовать указанный институт необходимо исходя из смыслов, заложенных законодателем при его введении. Иной подход адвокатов не только нарушает основные принципы уголовного судопроизводства, но и очевидно не может помочь в отстаивании прав и законных интересов их доверителей по уголовным делам.

Рассказать:
Другие мнения
Нечаева Екатерина
Нечаева Екатерина
Адвокат АП Свердловской области
Если суд уклоняется от рассмотрения вопроса о смягчении осужденному меры пресечения…
Уголовное право и процесс
Что поможет изменить подобный подход
27 января 2023
Колосов Антон
Колосов Антон
Адвокат АП г. Москвы, АБ «Колосов и партнеры»
Коллизия норм ст. 208 и 205.1 УК РФ
Уголовное право и процесс
Практика работы по конкретному делу выявила пробел в уголовном законодательстве
26 января 2023
Кузнецов Николай
Кузнецов Николай
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Взыскание убытков с руководителей в практике ВС в 2022 году
Арбитражный процесс
Новые подходы и «повторение пройденного»
26 января 2023
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер юридической группы «Парадигма»
Распределение бремени доказывания по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации
Уголовное право и процесс
Основные условия, которые должен установить суд
25 января 2023
Застрожин Валерий
Застрожин Валерий
Адвокат АП г. Москвы, КА «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры» г. Москвы
Хищение или находка?
Уголовное право и процесс
Изменится ли правоприменительная практика в связи с принятием нового постановления КС РФ
24 января 2023
Немчинова Светлана
Немчинова Светлана
Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры»
Отсутствие «прописки» – не основание для отказа в пособии
Гражданское право и процесс
ВС указал на необходимость отличать регистрационный учет граждан от факта проживания
23 января 2023
Яндекс.Метрика