×

Не нападение, а необходимая оборона

Защите удалось доказать правомерность действий пассажира такси, вступившего в конфликт с водителем
Кияшко Дмитрий
Кияшко Дмитрий
Адвокат АП Калужской области

Можно считать дело частного обвинения малозначимым, но только не для его участников. Напомнить об этом я решил в связи с завершением производства по уголовному делу в отношении моего доверителя Н., оправдательный приговор которому, вынесенный 20 декабря 2019 г. мировым судьей, устоял в апелляции.

Частный обвинитель К., работающий водителем такси, обратился к мировому судье с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Н., являвшегося пассажиром, за причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ). По версии обвинения, пассажир, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, по дороге оскорблял водителя, а затем ударил его кулаком в лицо. В ходе проверки заявления потерпевшего органом дознания была назначена судебно-медицинская экспертиза, установившая наличие у потерпевшего соответствующих телесных повреждений и вред здоровью. 

Избранная мной и моим доверителем Н. тактика защиты строилась на утверждении, что подсудимый во время конфликта находился в состоянии необходимой обороны: в результате инцидента у него образовались множественные повреждения на лице и предплечье, которые были причинены не менее чем семью травматическими воздействиями. Свидетели защиты – пассажиры, также находившиеся в это время в такси, – подтвердили показания Н. о самообороне.

Однако сами по себе эти обстоятельства не исключают признания наличия состава преступления и традиционно квалифицируются судами как «обоюдная драка». При этом показания свидетелей защиты обычно не принимаются во внимание со ссылкой на дружеские отношения с подсудимым или иную заинтересованность в исходе дела. Кроме того, свидетели не исключали нанесение моим доверителем удара потерпевшему. 

В связи с этим защита акцентировала внимание суда на противоречиях в показаниях потерпевшего. Тот утверждал, что подсудимый первым ударил его в лицо, удерживал за руку, отчего у водителя порвался рукав куртки. Сам он при этом лишь вырывался и отмахивался рукой. 

Однако показания К. не объясняли высокую интенсивность его действий в отношении подсудимого, а также характерные для самозащиты повреждения на предплечьях последнего. На момент начала конфликта водитель, вдвое крупнее Н., находился в преимущественном положении, стоя перед сидевшим на пассажирском сиденье пассажиром. В такой ситуации механизм образования у подсудимого множественных телесных повреждений не находит разумного объяснения. Если потерпевший вырывался от подсудимого, ему пришлось бы совершать разнонаправленные движения – в сторону от автомобиля, чтобы вырваться, и – в сторону салона, чтобы не менее семи раз ударить Н.

Для подтверждения позиции защиты было заявлено ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы о количестве травматический воздействий, в результате которых Н. были причинены установленные у него повреждения. В дело были представлены несколько развернутых положительных характеристик Н.

Кроме того, защита обращала внимание мирового судьи на мотив потерпевшего К. давать ложные показания в отношении подсудимого, поскольку на момент рассмотрения дела судом он сам являлся обвиняемым в причинении вреда здоровью Н. Такой довод защиты в совокупности с исключительно положительными характеристиками подсудимого позволил преодолеть презумпцию доверия показаниям потерпевшего в судебном заседании.

В ходе судебного заседания представитель частного обвинителя заявил, что действия подсудимого необходимо переквалифицировать по более тяжкой статье УК РФ в связи с неизгладимым обезображиванием лица потерпевшего, ходатайствовал о передаче дела для производства предварительного расследования. Защита возражала против удовлетворения этого ходатайства, в итоге отклоненного мировым судьей. 

Приговор мирового судьи был обжалован стороной обвинения. В апелляционной жалобе частный обвинитель указал на недостатки приговора и просил его отменить, поскольку мировой судья безосновательно не учел показания свидетелей обвинения, постановив приговор на базе противоречивых показаний свидетелей защиты. 

Калужский районный суд полностью поддержал выводы мирового судьи, указав в решении от 16 марта 2020 г., что свидетели обвинения не являлись очевидцами конфликта, оснований для передачи дела в следственные органы в порядке ч. 6 ст. 321 УПК РФ не было, поскольку вывод эксперта о неизгладимости повреждений К. был вероятностным, доказательства обезображивания его лица в деле отсутствуют. 

Следует отметить, что защита по таким делам имеет ряд особенностей, обусловленных состязательностью процесса, равенством сторон и небольшой общественной опасностью самих преступлений. Например, стороны должны самостоятельно формировать доказательственную базу, продумывать обвинение. В связи с этим защитнику необходимо отнестись к такому делу со всей ответственностью, принимая во внимание существующие в судах «де факто» презумпции в оценке доказательств сторон, находить опровергающие названные презумпции доказательства и аргументировать ими правовую позицию.

Кроме того, начинающие адвокаты могут оказаться неподготовленными к отсутствию материалов предварительного расследования, на которые можно ссылаться в качестве доказательств. В таком случае неплохим ориентиром для организации работы, на мой взгляд, может стать исковое производство, внутренняя логика и процесс которого во многом схожи с делами частного обвинения. 

Рассказать:
Другие мнения
Сафоненков Павел
Сафоненков Павел
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры», к.ю.н., доцент
На правоприменительном «распутье»…
Конституционное право
Допустимо ли расширительное толкование нормы об обратной силе закона, отменяющей ответственность по КоАП?
07 декабря 2022
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Рязанцева Вероника
Рязанцева Вероника
Адвокат АП Ярославской области, Адвокатская контора Ленинского района ЯОКА
Ознакомление с протоколом – не право, а обязанность защитника
Уголовное право и процесс
Апелляция напомнила, что суд не вправе устанавливать пределы полномочий адвоката
02 декабря 2022
Митин Сергей
Митин Сергей
Адвокат АП Красноярского края, Красноярская краевая коллегия адвокатов, к.ю.н.
Защита прав регионального оператора по обращению с ТКО
Арбитражный процесс
Суды поддержали доводы истца о том, что он незаконно лишен указанного статуса
01 декабря 2022
Яндекс.Метрика