×
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы (адвокатский кабинет «Судебный адвокат»)

С существованием в российском уголовном судопроизводстве стадии доследственной проверки связано наличие целого ряда проблем, с которыми сталкиваются простые граждане и представляющие их интересы адвокаты при обращении с заявлениями о совершении преступлений.

В 90-е годы основной трудностью являлась сама подача заявления в органы внутренних дел – сотрудники дежурных частей территориальных отделов зачастую отказывали в принятии заявлений по надуманным предлогам. Принятые государством меры по борьбе с сокрытием информации о преступлениях помогли исправить эту ситуацию. В настоящее время, особенно в крупных городах, областных центрах и районах, такой проблемы нет. Однако возникли иные препятствия в реализации потерпевшими своего права на получение защиты от преступлений путем обращения в правоохранительные органы, особенно при проведении проверок территориальными органами полиции.

Напомню, что основными нормативными актами, регламентирующими порядок приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлении в органах внутренних дел, являются Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Административный регламент, утвержденный Приказом МВД РФ от 1 марта 2012 г. № 140.

При адекватном толковании указанных нормативных актов существующий порядок рассмотрения сообщений о преступлении представляется весьма понятным и логичным. Однако на практике заявители и практикующие адвокаты сталкиваются с весьма вольной их трактовкой сотрудниками правоохранительных органов, что создает серьезные и подчас неразрешимые препятствия в реализации одного из основных назначений уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. 6 УПК РФ, – осуществления защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ установлен общий 3-дневный срок для проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Согласно ч. 3 указанной статьи, по мотивированному ходатайству следователя, дознавателя этот срок может быть продлен до 10 суток соответственно руководителем следственного органа или начальником органа дознания, а при необходимости производства проверок, ревизий, экспертиз, исследований, проведения оперативно-розыскных мероприятий – до 30 суток соответственно руководителем следственного органа или прокурором. Таким образом, максимальный срок, установленный действующим законодательством для проведения проверки сообщения о преступлении, составляет 30 суток.

Данный срок исчисляется со дня получения сообщения о преступлении, а именно с даты регистрации рапорта или заявления о преступлении в Книге учета заявлений (сообщений) о преступлениях, административных правонарушениях и происшествиях (КУСП) сотрудником дежурной части территориального органа полиции.

Между тем на практике органами полиции данный срок соблюдается далеко не всегда. Так, сотрудники органов внутренних дел для формального соблюдения сроков и получения дополнительного сверх 30 суток времени для проведения проверки прибегают к различным способам толкования действующих норм в своих интересах, не соответствующих как букве, так и духу закона. Рассмотрим основные из них.

1. Повторная регистрация в КУСП. При необходимости в получении дополнительного времени для проведения проверки органами внутренних дел, в особенности по делам в сфере экономики, используется способ повторной регистрации материала по КУСП. В этом случае сроки исчисляют с даты новой регистрации. Данная практика используется достаточно давно и дает сотрудникам ОВД возможность фактически растянуть проверку на 2-3 месяца.

К сожалению, прокуратура не реагирует достаточно жестко на данный творческий и не соответствующий закону подход органов внутренних дел при толковании действующих процессуальных норм. Может быть, поэтому в последние два года сотрудники таких органов пошли еще дальше в этом направлении. Так, при рассмотрении заявлений о преступлении сотрудниками ОЭБиПК окружных управлений внутренних дел г. Москвы все чаще 30-дневный срок проведения проверки сообщения о преступлении исчисляется не с регистрации заявления в КУСП, а с даты поступления материала проверки в соответствующее подразделение УВД.

К примеру, 12 марта 2017 г. в ОЭБиПК УВД по ЦАО ГУ МВД РФ по г. Москве было подано заявление о совершении преступления в сфере экономики, подписанное генеральным директором ЗАО «С». После истечения продленного прокурором максимального 30-дневного срока для проведения проверки материал проверки в последний день срока был отправлен в следственное управление того же окружного управления. В следственном управлении материал находился в производстве в течение еще 30 дней, а в последний день проверки материал был отправлен обратно в ОЭБиПК УВД для проведения дополнительных оперативно-розыскных мероприятий. Впоследствии он перенаправлялся между следственным и оперативным подразделениями УВД подобным образом еще несколько раз. При этом каждый раз 30-дневный срок проверки исчислялся с даты регистрации материала в секретариате следственного или оперативного подразделения без изменения номера и повторной регистрации в КУСП, а решение о возбуждении уголовного дела было принято лишь в декабре 2017 г., то есть по истечении 7 месяцев с даты регистрации заявления о преступлении в КУСП.

Таким образом, фактически проверка сообщения о преступлении была проведена с превышением установленного законом максимального 30-суточного срока проверки в несколько раз.

2. Незаконный и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела. Весьма распространенным способом, используемым в целях получения дополнительного, не предусмотренного законом времени для проведения проверки, применяемым как сотрудниками органов внутренних дел, так и подразделений Следственного комитета РФ, является вынесение по истечении 30-дневного срока проверки необоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. В этом случае постановление об отказе отменяется как незаконное и необоснованное прокурором или руководителем следственного органа, а исполнитель получает дополнительный 30-дневный срок для проведения проверки. Данная процедура незаконного отказа в возбуждении уголовного дела может применяться по одному и тому же заявлению несколько раз, что позволяет при внешнем соблюдении закона значительно продлить сроки проверки свыше фактических 30 суток.

Так, 14 марта 2017 г. в УВД по ЦАО ГУ МВД РФ по г. Москве поступило заявление от г-на А. После того, как прошел 30-дневный срок, 14 апреля 2017 г. сотрудником ОВД, проводившим проверку, было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, при этом в постановлении было указано, что доводы заявителя подтвердились, но для принятия решения необходимо проведение дополнительных оперативно-розыскных мероприятий, для чего требуется время. 23 апреля 2017 г. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено прокуратурой ЦАО г. Москвы как незаконное и необоснованное, а сотрудник полиции, проводивший проверку, получил таким образом дополнительные 30 суток для проведения проверки.

3. Необоснованное направление материала по подследственности. Еще один способ, нередко используемый органами внутренних дел для получения дополнительного времени для проведения проверки, – необоснованное направление материала проверки по подследственности в другой территориальный орган внутренних дел или в подразделения Следственного комитета РФ. В подобных случаях материал гарантированно возвращается обратно, при этом срок на практике исчисляется с даты возвращения материала.

Так, по уже упоминавшемуся выше заявлению о совершении преступления, поданному А. в УВД по ЦАО г. Москвы, материал проверки после истечения дополнительных 30 суток был необоснованно направлен якобы по подследственности в ОМВД по городскому округу Химки, откуда был возвращен через полтора месяца. В результате этой манипуляции оперативный сотрудник вновь получил дополнительные 30 суток для проведения проверки, которые начали исчислять со дня возвращения материала в УВД по ЦАО г. Москвы.

Я перечислил три основных способа. На практике при проведении проверки по одному и тому же материалу все указанные способы зачастую комбинируются, в результате чего по отдельным заявлениям, особенно по преступлениям в сфере экономики, проверка фактически затягивается на год и более. Между тем нарушение процессуальных сроков при проведении проверки сообщения о преступлении не только нарушает права и законные интересы потерпевших от преступлений лиц и подрывает доверие к государству и его правоохранительным органам, но также препятствует в дальнейшем производству по уголовному делу. Дело в том, что зачастую за упущенное время уничтожаются или скрываются доказательства; лица, совершившие преступление, принимают меры к сокрытию имущества, добытого преступным путем, могут оказать давление на участников процесса или скрыться.

Следует также отметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство, устанавливающее срок проведения проверок сообщений о преступлении, является понятным и логичным, в существенном изменении в этой части не нуждается. Нарушение сроков при рассмотрении заявлений о преступлениях является проблемой именно правоприменительной практики, а для того, чтобы заставить сотрудников органов внутренних дел соблюдать закон в этой части, необходима жесткая позиция надзорного органа в лице прокуратуры, а также руководителей органов внутренних дел, особенно со стороны руководителей следственных подразделений. Однако при сложившемся лояльном отношении указанных должностных лиц к применению их подчиненными этих незаконных методов ждать изменения ситуации в ближайшее время не приходится.

При таких обстоятельствах заявителям и адвокатам необходимо при каждом случае нарушения сроков проверки незамедлительно обращаться с жалобами к прокурору и руководителю следственного органа, органа дознания, а также активно использовать процедуру судебного обжалования нарушений закона в порядке ст. 125 УПК РФ.

Рассказать:
Другие мнения
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
Нужна специальная судебная процедура проверки фактов воздействия на присяжных
Международное право
ЕСПЧ признал имеющийся в России механизм проверки неэффективным
16 Января 2019
Смеречинская Екатерина
Смеречинская Екатерина
Адвокат Ульяновской областной коллегии адвокатов (Филиал № 1 по Железнодорожному району г. Ульяновска)
Нетрезвый водитель стал потерпевшим, а не обвиняемым
Уголовное право и процесс
Обвинительный приговор удалось отменить, доказав многочисленные процессуальные нарушения
16 Января 2019
Исаев Игорь
Исаев Игорь
Адвокат АП Московской области, МОКА «Демиург»
Невнятный язык КС затрудняет доступ к правосудию
Конституционное право
Решения КС обязательны для всех, но их разъяснение могут получить лишь участники по делу в КС
15 Января 2019
Попков Александр
Попков Александр
Адвокат Международной правозащитной группы «Агора»
Число разоблачителей системы выросло вдвое
Уголовное право и процесс
О докладе «Российские разоблачители – 2018»: новые явления и тенденции
11 Января 2019
Трунов Игорь
Трунов Игорь
Адвокат АП Московской области, д.ю.н., профессор
Сочинская авиакатастрофа: компенсация в 2 миллиона вместо 23
Гражданское право и процесс
В Мещанский районный суд г. Москвы подан иск о возмещении вреда родственникам погибших
11 Января 2019
Глухов Алексей
Глухов Алексей
Глава юридической службы «Апология протеста»
Митинги: согласовать нельзя отказать
Производство по делам об административных правонарушениях
Каждый чиновник, получая уведомление о публичном мероприятии, решает, где поставить запятую
10 Января 2019