×

«Сапожники без сапог»

Системные нарушения профессиональных прав адвокатов не искоренить без активной работы самих адвокатов
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5

Учитывая важность вопросов, связанных с самозащитой прав адвокатов, очень ценной для профессионального сообщества представляется победа адвоката АП Удмуртской Республики Евгения Возмищева в кассации, о которой он рассказал в своей статье в «АГ».

Читайте также
Проблемы обжалования отказа в оплате труда за защиту по назначению
Почему введение института следственных судей представляется крайне важным
02 Октября 2020 Мнения

Напомню, что суды первой и апелляционной инстанций отказали Евгению Возмищеву в принятии его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя об отказе в оплате труда за защиту по назначению. Мотивируя отказ, суды ссылались на неправильно избранный заявителем жалобы способ защиты его профессиональных прав и рекомендовали обжаловать постановление следователя в порядке КАС РФ. Однако кассационный суд акты нижестоящих инстанций отменил.

За последний год судебная практика (за редким исключением на местах) в области применения КАС в спорах об оплате труда защитников по назначению устоялась. Тем интереснее пример, о котором рассказал Евгений Возмищев, поскольку он в очередной раз демонстрирует сложности при рассмотрении судами дел, связанных с адвокатской деятельностью.

Отвечая на вопрос, почему кассационный суд не согласился с позициями нижестоящих судов, необходимо обратить внимание на постановление следователя о полном отказе в удовлетворении ходатайства адвоката об оплате труда по назначению. Тем самым следователь нарушил конституционные права как адвоката – на оплату труда, так и обвиняемого – на получение квалифицированной юридической помощи за счет бюджетных средств. Ситуация осложнена еще и тем, что защитник по назначению, не получая плату за свой труд, выйти из дела или расторгнуть соглашение не может. Таким образом, нарушается еще одна конституционная норма – о запрете принудительного труда, который в отсутствие оплаты таковым, по сути, и становится.

Анализируя подход кассационного суда, возьму на себя смелость предположить, что, принимая столь радикальное решение, коллегия исходила из того, что отказ в оплате был полным. Полагаю, если ходатайство было бы удовлетворено частично (например, какие-то работы оплачены, а в оплате других отказано), отмена актов нижестоящих судов могла не состояться.

Данный пример продемонстрировал также настойчивость адвоката, его выдержку и профессионализм. С одной стороны, не может не радовать, что в адвокатском сообществе есть адвокаты, готовые направить свои силы на защиту публичных интересов адвокатуры. С другой – очень печалит, что несовершенство правоприменительной системы заставляет адвокатов тратить так много времени на защиту законных интересов – как их собственных, так и всей корпорации, вместо того, чтобы направлять ее непосредственно на работу по делам, в которых они участвуют как защитники. Стоит при этом отметить, что адвокат, пройдя три судебные инстанции, не получил не только оплату его труда, но и решение о необходимости оплаты, – он только добился, чтобы его жалобу просто приняли к производству и рассмотрели!

В практике Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области есть курируемые кейсы по жалобам в порядке ст. 125 УПК на постановления следователей и дознавателей об оплате труда адвокатов по назначению. Ни одна из них не была принята к производству, однако оплаты по всем делам состоялись в течение недели с момента возвращения жалобы заявителю. После получения оплаты продолжать процессуальную борьбу заявители уже не хотели.

Суды занимают много времени, поэтому осуществлять самозащиту адвокаты не спешат: отработав по делу и оказав помощь доверителю, оказывать ее еще и себе желают немногие. Ситуация «сапожника без сапог» приводит в итоге к тому, что госорганы могут безнаказанно нарушать профессиональные права адвокатов.

Какие же в принципе есть у нас меры реагирования на нарушения? Что мы, адвокаты, можем делать? Безусловно, мы вправе обращаться в суды, выступать на конференциях и всевозможных совещаниях, создавать клубы, сообщества, ассоциации, рабочие группы, а также входить в действующие рабочие группы специальных ведомств, громко заявлять о нарушении наших прав со всех возможных площадок. Однако, полагаю, начать нужно прежде всего с личной работы. Перефразируя Н. Армстронга, скажу: конкретный шаг одного адвоката – большой шаг для адвокатуры. Системные нарушения прав не искоренить без работы каждого адвоката в решении этой проблемы – паззл складывается из многочисленных деталей, которые соединяются в одну картину, и если каждый адвокат при нарушении его профессионального права затратит как минимум два часа на составление жалобы и направит ее в суд, то, оказавшись перед необходимостью рассматривать тысячи однотипных жалоб и мотивировать тысячи одинаковых постановлений, система может измениться.

Поясню свою точку зрения. Например, в комиссию по защите профессиональных прав адвокатов палаты обращается адвокат с жалобой на нарушения его прав сотрудниками СИЗО. В ответ на обращение мы даем устное или письменное разъяснение о том, что в действиях сотрудников изолятора усматриваются нарушения прав адвоката и подзащитного на получение юридической помощи, и рекомендуем обратиться за защитой права в рамках КАС. Адвокату сообщается, что в случае обращения в рамках КАС ему необходимо привлечь палату в качестве третьего лица, и мы обеспечим явку представителя в процесс по защите прав и законных интересов административного истца. Также до адвоката доводится полная хронология действий и даже направляется образец заявления, в котором нужно только поменять фамилии. Адвокат радуется поддержке и чувствует себя увереннее, когда понимает, что он прав и его готовы поддержать. Но далее он ничего не предпринимает, мотивируя бездействие отсутствием свободного времени или гипотетической бесперспективностью судебного процесса. Адвокатская палата, в свою очередь, обратиться в суд с таким иском не может. Как в таком случае помогать тому, кто сам себе помочь не стремится? В итоге: нарушение есть, причем серьезное, но допустившие его должностные лица, оставаясь безнаказанными, продолжают подобные действия в отношении других адвокатов. Таких ситуаций десятки, и это только те, когда адвокаты обратились в палату за содействием!

Однако в большинстве случаев адвокаты в палату не обращаются, порой банально не зная о такой возможности. Это отдельная проблема, и с ней мы сейчас будем работать, начиная с уровня помощников и стажеров адвокатов, на базе учебных курсов перед квалификационным экзаменом, разъясняя право обратиться за содействием в палату. Новый курс для помощников и стажеров по теме защиты прав адвокатов, организованный АП Московской области, должен был стартовать в апреле 2020 г., однако пандемия изменила планы. Занятия для стажеров, помощников и молодых адвокатов будут проводить члены Комиссии по защите прав адвокатов АП МО. Данный курс будет состоять из трех академических часов, в ходе лекций будущие и начинающие профессиональный путь адвокаты узнают о функции комиссии по защите прав адвокатов, как она может помочь, когда и как следует в нее обращаться. Слушателям также расскажут о сложностях, с которыми сталкиваются адвокаты, и путях их решения, особое внимание будет уделено проблеме оплаты труда адвокатов по назначению.

Отдельная тема – нежелание адвокатов участвовать в работе палаты. Так, обобщаемая Комиссией по защите прав адвокатов АП МО статистика нарушений профессиональных прав адвокатов выполняет важную функцию – помимо аналитики нарушений, результаты исследования предоставляются уполномоченным по правам человека в рамках взаимодействия. Например, уполномоченный по правам человека сам обращается в палату с запросом о нарушении прав, желая повлиять на ситуацию, а имеющиеся в палате данные не соответствуют действительному положению дел, так как составляются на основании обращений адвокатов и не отражают реальную картину нарушений. В итоге статистические показатели никаких сигналов к устранению имеющихся в регионе нарушений прав адвокатов государству не дают, так как свидетельствуют о низком уровне злоупотреблений.

В такой ситуации, на мой взгляд, говорить о реальном улучшении обстановки нельзя. Системные нарушения требуют не просто системного, а комплексного подхода. Их невозможно устранить без постоянной, трудной, скрупулезной, методичной работы с привлечением внимания общественности. Однако, к сожалению, проблемы адвокатов зачастую общественность не волнуют. Почему? Этот вопрос требует серьезного историко-социально-философского анализа. Обстановку нарушения прав адвокатов в настоящее время не преодолеет никто, кроме самих адвокатов.

Считаю, что основная проблема нарушения прав адвокатов в части оплаты труда по назначению – отсутствие самозащиты. Да, есть активные борцы за свои права, и Комиссия по защите прав адвокатов АП МО их всегда поддерживает. Безусловно, данная ситуация относится к Московской области, однако с учетом того, что в нашу палату и мне лично поступают обращения от адвокатов других палат, полагаю, подобные трудности есть и в других регионах.

Рассказать:
Другие мнения
Шишанова Антонина
Юрист практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры»
Единственное преимущество – адвокатский запрос
Правовые вопросы статуса адвоката
Основная трудность в спорах о незаконном использовании объектов интеллектуальной собственности в Сети – определение субъекта нарушения
01 Декабря 2020
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Партнер юридической группы «Парадигма»
Особый публично-правовой статус адвоката – не гарантия выигрыша
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский запрос эффективен, но адвокат несет и специальные обязанности
01 Декабря 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, к.ю.н., доцент Университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АПМО
Не следует широко трактовать статусные права и пределы охраняемых законом тайн
Правовые вопросы статуса адвоката
Осмотр адвокатом места предложения к продаже, реализации и хранению контрафактных товаров и проведение фиксации контента веб-сайтов – за пределами его прав
01 Декабря 2020
Зуйков Сергей
Зуйков Сергей
Управляющий партнер, патентный поверенный РФ, Евразийский патентный поверенный
Преимущество привлечения адвоката – право на адвокатский запрос
Правовые вопросы статуса адвоката
По профессиональным навыкам патентный поверенный –предпочтительнее
01 Декабря 2020
Малахов Борис
Малахов Борис
Партнер, руководитель практики интеллектуальной собственности LIDINGS
Эксклюзивные преимущества статуса адвоката
Правовые вопросы статуса адвоката
О целесообразности взаимодействия правообладателей с адвокатами для надлежащей защиты интеллектуальной собственности
01 Декабря 2020
Трушкин Александр
Трушкин Александр
Адвокат АП Московской области
Использование примирительных процедур в додисциплинарном производстве
Адвокатура, государство, общество
Как это поможет урегулированию споров между заявителями жалоб и адвокатами
09 Ноября 2020