×
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

«Уставы созданы не для карьеры судей и прокуроров,
не для довольства и роскоши адвокатов;
они – для водворения правды на Руси».
Ф.Н. Плевако

Представленный Верховным Судом РФ проект федерального закона об ограничении срока обжалования итогового судебного решения по уголовному делу в порядке сплошной кассации двумя месяцами (№ 863554-7, далее – законопроект) прошел первое чтение.

Читайте также
В первом чтении принят законопроект ВС РФ об ограничении сроков кассационного обжалования приговоров
Поправки предполагают установление двухмесячного срока на обжалование приговора в «сплошной кассации» с целью упорядочения процедуры кассационного производства и соблюдения разумных сроков судопроизводства
09 Июля 2020 Новости

В законопроекте предлагается закрепить в ст. 401.3 УПК РФ, что кассационные жалоба и представление, подлежащие рассмотрению в порядке «сплошной кассации», предусмотренном ст. 401.7– 401.8 УПК РФ, могут быть поданы в течение двух месяцев со дня вступления приговора или иного итогового судебного решения в силу, а для осужденного, содержащегося под стражей, – в тот же срок, исчисляемый со дня вручения ему копии судебного решения.

Федеральная палата адвокатов РФ аргументированно возражала против принятия данного законопроекта.

Правительство РФ, в целом поддержав законопроект, предложило предусмотреть возможность обжалования в апелляционном порядке решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства лица, подавшего кассационную жалобу (представление) о восстановлении пропущенного срока обжалования.

Несмотря на то что вероятность принятия данного законопроекта высока, не могу в очередной раз не высказать своего отношения к нему.

Читайте также
ФПА считает двухмесячный срок кассационного обжалования приговоров недостаточным
Как отмечается в правовой позиции, предлагаемый ВС РФ пресекательный срок не соответствует ни общей логике определения таковых в уголовном судопроизводстве, ни потребностям стороны защиты и корреспондирующим им интересам правосудия
04 Февраля 2020 Новости

Для объективной оценки рассмотрим основные доводы ВС РФ, приведенные в пояснительной записке к документу.

Первый: «Необходимость принятия поправок обусловлена тем, что после введения правил “сплошной кассации” производство в кассационной инстанции по уголовным делам утратило характер исключительной стадии процесса и фактически приобрело черты ординарной проверки».

На мой взгляд, это неудачный аргумент для ограничения сроков кассационного обжалования. Настоящая «сплошная кассация» приобрела только одно свойство ординарной судебной инстанции – возможность выступления в суде лица, подавшего жалобу. Во всем остальном она сохранила черты прежней кассации.

Кассационные рассмотрения носят упрощенный характер, скоротечны и ограничены в разбирательстве по делу. Никакие новые доказательства не принимаются, и суд ориентируется только на материал, представленный ранее в нижестоящие инстанции.

Второй: «Ограничение определенным сроком возможности обжалования итогового судебного решения по уголовному делу по правилам “сплошной кассации” упорядочит процедуру кассационного производства, а также позволит обеспечить соблюдение разумных сроков судопроизводства и оперативного восстановления нарушенного права».

Приведенный довод лишен какого-либо внутреннего содержания.

Непонятно, каким образом ограничение срока обжалования способно «упорядочить процедуру кассационного производства»? Разве без этого она находится в беспорядке?

На мой взгляд, такая аргументация вряд ли явилась плодом обстоятельных раздумий авторов пояснительной записки.

Забота Верховного Суда о разумных сроках судопроизводства вполне понятна. Между тем, когда речь идет о соблюдении процессуальных прав сторон и необходимости исправления судебных ошибок, ценой которых являются судьбы десятков тысяч наших сограждан, проблема сроков, полагаю, должна отступать на задний план.

Тем более не представляется уместным упоминание о разумных сроках судопроизводства и оперативном восстановлении нарушенных прав, когда право на обращение в кассационную инстанцию в выборочном порядке никакими сроками не ограничено.

Третий: «Исключение многократного пересмотра одного и того же уголовного дела в суде кассационной инстанции позволит избежать проблем, связанных с организацией и проведением нескольких судебных заседаний по одному и тому же делу, а также с исполнением принятых по их итогам в разное время судебных актов. В АПК, ГПК и КАС срок для кассационного обжалования четко определен».

Согласно требованиям ст. 401.17 УПК РФ не допускается внесение повторной кассационной жалобы (представления) по тем же правовым основаниям теми же лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалоба или представление в отношении того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи.

По моему мнению, наличие сроков для кассационного обжалования в АПК, ГПК и КАС РФ не является ориентиром для уголовного процесса.

В отзыве ФПА обоснованно указано: «Ссылка авторов законопроекта на наличие пресекательных сроков при кассационном обжаловании в иных формах судопроизводства представляется некорректной. Указанные частные типы судопроизводства (ГПК РФ, АПК РФ) основываются на фактическом равенстве сторон, в котором отсутствует потребность в наделении одной из них дополнительными гарантиями. Уголовное судопроизводство, в отличие от производств по АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ, предполагает лишение одной из сторон базовых прав и применение к ней ограничений несравнимо большей степени, чем в иных формах судопроизводства».

Четвертый: «Исходя из правовых позиций КС, сложившейся судебной практики и п. 8 Постановления Пленума ВС от 25 июня 2019 г. № 19 “О применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции” стороны сохраняют право неоднократно по тем же или иным основаниям обжаловать судебные решения по правилам выборочной кассации в Верховный Суд: на решение кассационного суда общей юрисдикции в Судебную коллегию по уголовным делам или Судебную коллегию по делам военнослужащих, а на решения этих коллегий, принятые по правилам “сплошной кассации”, – в Президиум ВС».

Думаю, данный аргумент не является утешением для лиц, намеревающихся подать кассационную жалобу, поскольку обжалование в порядке сплошной кассации очевидным образом является более эффективным средством правовой защиты, чем в порядке выборочной кассации.

Мы, адвокаты, хорошо помним эффективность работы прежней кассации, когда конвейерным методом, без какого-либо судебного рассмотрения, приходили по почте слабо мотивированные отказы в возбуждении кассационного производства. Удовлетворяемость жалоб и кассационных представлений составляла до 1%. Одновременно с этим наблюдаются разительные позитивные изменения в деятельности современной «сплошной кассации».

Согласно ст. 55 Конституции РФ в России запрещено принимать законы, отменяющие или умаляющие права человека.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П указано, что в случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило к утрате его реального содержания. КС подчеркнул, что при допустимости ограничения права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции, могут оправдать ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права – т.е. не ограничивают основное содержание соответствующих конституционных норм.

Как видим, предложенные в рассматриваемом законопроекте изменения умаляют право на судебную защиту и не отвечают требованиям справедливости, не являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей.

Истинные мотивы внесения обсуждаемого законопроекта, как представляется, обусловлены желанием судей ограничить количество поступающих в «сплошную кассацию» дел и лишить тем самым возможности обжалования тех, кто не успеет подать жалобу в установленный двухмесячный интервал.

К сожалению, «опоздавших» наверняка будет немало, поскольку осужденным (особенно к лишению свободы) будет проблематично успеть в обозначенный срок. Несмотря на то что право на подачу кассационной жалобы все равно остается, рассматриваться она будет уже по правилам «выборочной кассации» – т.е. в невыгодном для осужденного и его защиты режиме.

В качестве альтернативы, на мой взгляд, можно предложить ограничить срок подачи жалобы для «сплошной кассации» не двумя месяцами, а шестью, чтобы предоставить заинтересованным лицам реальную возможность для реализации этого важного процессуального права.

Рассказать:
Другие мнения
Батура Ольга
Батура Ольга
Руководитель практики недвижимости и ГЧП «ДювернуаЛигал»
Реформа проектов развития территорий: большая перемена
Жилищное право
Законопроект упорядочивает и упрощает механизм КРТ, но ряд вопросов остались нерешенными
13 Октября 2020
Водопьянов Юрий
Водопьянов Юрий
Юрист «Содружества Земельных Юристов»
Редевелопмент промзон – по новым правилам
Градостроительное право
Какие недостатки призван устранить проект поправок в ГрК РФ
07 Октября 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Цена утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Защита информации ограниченного доступа требует комплексного подхода
06 Октября 2020
Макейчук Антон
Макейчук Антон
Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group
Платить дивиденды или не платить по долгам?
Арбитражное право и процесс
«Вилка» законодательных мер о моратории как возможность злоупотребления правом
05 Октября 2020
Яни Павел
Яни Павел
Научный руководитель Научно-образовательного центра «Уголовно-правовая экспертиза» Юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член Научно-консультативного совета при ФПА РФ, д.ю.н., профессор
Ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката: проблемы квалификации
Уголовное право и процесс
Какие новые вопросы повлечет введение ст. 294.1 УК
30 Сентября 2020
Борохова Наталья
Борохова Наталья
Адвокат, доцент кафедры уголовно-процессуального права РГУП (Уральский филиал), к.ю.н.
Первый шаг – не повод почивать на лаврах
Уголовное право и процесс
Будет ли работать норма о воспрепятствовании деятельности адвоката без реформы правоохранительной системы?
24 Сентября 2020