×

Жалоба – не основание для увольнения

В каких случаях суды признают действия работников правомерными и защищаемыми законом
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman

В продолжение темы об особенностях трудовых споров, связанных с преследованием работников за неугодные работодателю действия, рассмотрим дело, в котором суд признал незаконным увольнение в отместку за обжалование работником нарушений трудовых прав коллег.

Д. обратилась в федеральный суд с исковым заявлением о незаконном увольнении. Ответчик – крупная корпорация, владеющая более 1500 зданиями, сдаваемыми в аренду  Истец работала управляющей зданием в г. Сан-Диего штата Калифорния. В октябре 2006 г. она направила руководству компании жалобу о нарушениях в оплате труда подчиненных ей сотрудников и установлении для них режима рабочего времени, не позволяющего воспользоваться даже обеденным перерывом. Во время переатестации в 2007 г. работу Д. признали неудовлетворительной и впоследствии уволили.

В ходе судебного заседания с участием жюри присяжных было установлено, что требования истицы являются обоснованными. По решению суда, компания-ответчик выплатила Д. компенсацию на общую сумму свыше 4,6 млн долл., включая штрафные санкции в 3,5 млн долл. Суд исходил из того, что Д. действовала в общественных интересах, а именно защищала трудовые права сотрудников компании.

В вердикте жюри присяжных подчеркивалось, что незаконное увольнение истицы было злонамеренным преследованием за ее правомерные заявления в адрес руководства компании, умышленным и совершенным с использованием заведомо ложных данных о якобы недобросовестном отношении Д. к ее обязанностям.

Широкое толкование Верховного суда США

В судебной практике нередко возникает вопрос: как быть, когда работодатель в отместку увольняет не самого работника, а кого-либо из его близких (third party retaliation). В связи с этим представляет интерес дело «Thompson v. North American Stainless, LP», по которому Верховный суд США принял 24 января 2011 г. решение, по-существу являющееся нормативным правовым актом.

E. предъявил иск к компании о незаконном увольнении, заявив, что был уволен в отместку за то, что его невеста, работавшая в той же компании, обратилась в Агентство по обеспечению равноправия работников с жалобой на сексуальные домогательства со стороны должностного лица, в подчинении которого она находится.

Федеральный окружной суд отказал в удовлетворении иска, ссылаясь на разд. VII Закона «О гражданских правах», согласно которому незаконным является увольнение работника в отместку за его правомерные действия: жалобу, ходатайство, предъявление иска, неугодные работодателю заявления, критические замечания и т.п. Суд исходил из того, что данное положение закона на истца не распространяется, поскольку к нему самому какие-либо меры дискриминации не применялись. Апелляционный суд ocтавил в силе решение первой инстанции, и дело поступило в Верховный суд США, который должен был ответить на вопрос о том, вправе ли потерпевший, каковым является E., оспаривать в судебном порядке законность его увольнения на основании антидискриминационных положений Закона «О защите гражданских прав».

Верховный суд США признал обоснованной жалобу истца на решение апелляционного суда, поскольку в иске было отказано исключительно по формальным основаниям. Он отменил предыдущие решения и направил дело на новое рассмотрение по существу в первую инстанцию, имея в виду необходимость установить фактическую причину увольнения E.: желание отомстить его невесте либо иные основания.

Таким образом, Верховный суд США дал широкое толкование закона, в то время как суды первой и апелляционной инстанций исходили из буквального толкования его положений. Полагаю, Суд в данном случае вышел за рамки закона, и его решение имеет силу нормативного правового акта для федеральных судов США.

Увольнение «в отместку за правду»

Примерами незаконного увольнения работника «в отместку за правду» как в частном, так и в государственном секторе являются следующие делa.

Работник частной компании заявил, что поддерживает жалобу сотрудницы в связи с тем, что она подверглась расовой дискриминации и сексуальным домогательствам со стороны вышестоящего должностного лица, и готов дать об этом свидетельские показания. Вскоре его уволили. В соответствии с вердиктом жюри присяжных компания обязывалась выплатить незаконно уволенному работнику денежную компенсацию в 3 млн долл., в том числе штрафные санкции и расходы на адвоката.

В другом примере Н., работник инспекции национальной корпорации пассажирских перевозок, предоставил информацию о нарушении одним из контрагентов условий заключенного между ним и корпорацией договора о проведении испытаний бетона, который должен быть использован в строительных работах на некоторых участках туннелей. В данных документах указывалось, что испытания проводились ненадлежащим образом и представленные контрагентом данные не могут быть признаны достоверными, поэтому их использование является нарушением требований к безопасности сооружений на железных дорогах, установленных Федеральным законом «О безопасности на железнодорожном транспорте» (Federal Railroad Safety Act) 1970 г.

Спустя несколько месяцев при проведении очередной аттестации работа Н. впервые в его карьере была признана неудовлетворительной. Некоторое время спустя Н. уведомили об упразднении его должности. Поскольку другую работу в компании ему не удалось получить, решением администрации Н. был уволен.

Тогда Н. обратился в Федеральное агентство безопасности и охраны труда (OSHA) c заявлением о нарушении его трудовых прав, в котором указал, что был уволен в отместку за предоставление информации, которую согласно должностным обязанностям должен был довести до сведения заинтересованных организаций.

Закон о безопасности на железнодорожном транспорте содержит раздел, закрепляющий нормы, направленные на защиту трудовых прав работников («Employee Protections»). Законом прямо предусмотрено, во-первых, право работников направлять заявления, жалобы и информацию о нарушениях требований к безопасности не только администрации работодателя, но и контролирующим органам; во-вторых, работодателю запрещено преследовать работника за это – в частности, уволить, отстранить от работы или понизить в должности.

Министерство труда США при выявлении такого рода фактов вправе направить работодателю предписание о восстановлении работника на работе и возмещении причиненных ему убытков. Министерство труда делегировало это право Агентству безопасности и охраны труда. Согласно названному закoну, если работодатель добровольно не исполненил предписание, Агентство направляет дело в суд для вынесения решения о принудительном исполнении предписания.

В результате расследования региональное отделение Агентства установило, что увольнение Н. незаконно, и выдало корпорации предписание о его воссстановлении на работе и о возмещении причиненных убытков. В итоге Н. был восстановлен на работе и получил компенсацию в более 890 тыс. долл. Кроме того, корпорация обязалась изъять из личного дела Н. все необоснованно компрoметирующие его документы и не преследовать в дальнейшем.

Защита трудовых прав работников морского транспорта

Примером защиты трудовых прав работников морского транспорта в случаях незаконного увольнения за дачу свидетельских показаний о нарушениях работодателя является следующее дело. 20 октября 2017 г. принадлежавшая транспортной компании баржа, перевозившая нефть из порта Мелвилл штата Нью-Йорк, взорвалась недалеко от порта Аранзас штата Техас. В результате два человека погибли, многие пострадали. Один из работающих в этой компании матросов – свидетель катастрофы, сотрудничавший со следствием, проводимым Службой береговой охраны (U.S. Coast Guard-USCG), дал показания о ряде допускаемых компанией нарушений правил безопасности транспортировки взрывоопасных грузов. Спустя три месяца после этого матрос был уволен без объяснения причин. Спустя некоторое время он направил в компанию запрос о том, может ли снова вернуться на работу, но ответа не последовало. Тогда он обратился с жалобой в Федеральное агентство безопасности и охраны труда.

Проверка подтвердила факты, излoженные в заявлении. Действия заявителя были признаны соответствующими положениям Федерального закона «О защите прав работников морского транспорта» (Seaman’s Protection Act) 1984 г., согласно которому морским транспортным компаниям – работодателям запрещено преследовать своих работников за действия по обеспечению соблюдения правил безопасности транспортировки грузов, включая предоставление информации Службе береговой охраны и другим федеральным ведомствам.

Транспортной компании было направлено предписание о восстановлении на работе незаконно уволенного матроса и о выплате ему денежной компенсации, включающей плату за вынужденный прогул, возмещение морального вреда и штраф, поскольку увольнение матроса было умышленным, принятым в отместку за его правомерные действия. Компания также обязалась не преследовать матроса в дальнейшем и не нарушать трудовые права своих сотрудников.

Защита трудовых прав банковских работников

Остановимся на защите трудовых прав работников банковской сферы.

Менеджер одного из крупнейших банков США представил своему руководству доклад о фактах нарушения правил банковских операций. В отместку за это он был уволен.

Тогда менеджер обратился с жалобой в Агентство безопасности и охраны труда. В результате проведенного региональным отдением Агентства расследования было установлено, что действия менеджера были правомерными. Закон, регулирующий деятельность государственных и частных компаний и охрану интересов инвесторов (Public Company Accounting Reform and Investor Protection Act, или Закон SOX) 2002 г., действие которого распространяется на банковскую систему, содержит положения об охране трудовых прав работников.

В соответствии с Законом SOX компаниям-работодателям, включая банки, запрещено увольнять, понижать в должности, отстранять от работы и как-то иначе преследовать и дискрминировать работников в отместку за предоставление информации о нарушениях законодательства.

Руководствуясь данным законом, Агентство направило банку предписание о восстановлении незаконно уволенного менеджера в должности и о выплате ему компенсации на общую сумму 5,4 млн долл. Кроме того, банк обязывался изъять из личного дела менеджера все необоснованно компрoметирующие его документы.

Определение размера денежной компенсации

Для российских адвокатов и юристов интересным, на мой взгляд, является дело «Perez v. Progenics Pharmaceuticals, Inc» – с точки зрения как порядка рассмотрения спора в связи с нарушением Закона SOX, так и определeния размера денежной компенсации, взысканной с работодателя в пользу истца.

Р. работал менеджером в частной экологической компании по разработке и коммерциализации инновационных целевых лекарств и искусственного интеллекта для выявления, отслеживания онкозаболеваний и борьбы с ними. Он обратился в Агентство безопасности и охраны труда с жалобой о незаконном увольнении. В документе указывалось, что Р. был уволен в отместку за предоставление руководству клиники информации о том, что акционерам компании направляются заведомо ложные данные о результатах клинических испытаний.

В соответствии с Законом SOX, если решение по жалобе работника не будет принято Агентством в течение 180 дней, работник вправе обратиться в суд.

Суд с участием жюри присяжных вынес решение об удовлетворении иска и взыскании с компаниив пользу Р. денежной компенсации в 5 млн долл. При этом суд исходил из того, что восстановление истца на прежней работе вряд ли имеет смысл из-за крайне неприязненного и враждебного отношения к нему со стороны руководства. Р. не работал в течение длительного времени и не смог найти равноценную работу, испытывал денежные затруднения и ему был причинен моральный вред. Кроме того, к моменту вынесения решения по делу Р. исполнилось 58 лет, и устройство на другую, аналогичную с учетом его высокой квалификации работу представлялось маловероятным.

С учетом этого наряду с выплатой за время вынужденного прогула и причинение морального вреда в сумму компенсации была включена оплата предстоящих расходов (front pay) в размере 2,7 млн долл. Это означает. что с компании в пользу Р. был взыскан авансовый платеж за 8 лет до достижения им пенсионного возраста (66 лет). Суд определил данную сумму, исходя из размера зарплаты, которую Р. получил бы за этот период, занимая сопоставимую с прежней позицию.

Практика защиты прав работников, предоставляющих информацию о фактах несоблюдения и неисполнения природоохранного законодательства

В условиях стремительного роста общественного производства и потребления одной из острых проблем является охрана природной среды от негативного воздействия деятельности человека. Экологическое, природоохранное право – одна из быстро развивающихся отраслей законодательства промышленно-развитых стран. В систему национального природоохранного права принято включать нормы конституционного, административного, гражданского, уголовного и трудового права.

В связи с этим представляет интерес практика защиты прав работников, предоставляющих информацию о фактах несоблюдения и неисполнения природоохранного законодательства. Правомерными действиями работников являются направление и предоставление руководству, а также природоохранным и правоохранительным органам информации, заявлений, жалоб, меморандумов и т.п. о фактах, свидетельствующих о нарушениях (возможности нарушения) экологических требований, а также дача показаний в ходе проверок их соблюдения и рассмотрения судами дел о нарушениях природоохранного законодательства.

В природоохранных законодательных актах (о чистоте вод, пригодности питьевой воды, чистоте атмосферного воздуха, контроле токсичных веществ, предотвращении загрязнения окружающей среды и др.) закреплены положения, согласно которым правомерными, защищаемыми законом являются все рассмотренные ранее действия работников частного и государственного сектора, направленные на охрану окружающей природной среды.

Рассмотрим один из примеров судебной практики по данному вопросу.

Г. работал на водоочистной станции – одном из подразделений государственной организации – в должности заведующего лабораторией по контролю за уровнем загрязнения сточных вод. Такие воды проходят первичную и вторичную очистку. Первичная очистка является обязанностью самих предприятий, вторичная осуществляется, как правило, специальными водоочистными предприятиями (станциями).

Г. представил своему непосредственному начальнику, главному инженеру А. докладную записку, в которой высказал ряд критических замечаний о сложившейся практике отбора проб, считая ее неэффективной и не обеспечивающей достоверность полученных в результате анализа данных об уровне загрязнения вод. А. игнорировал замечания и предложения по улучшению системы контроля очистки. Тогда Г. обратился к директору водоочистной станции, а затем к руководству корпорации.

Не добившись положительного решения и принятия его предложений, он продолжал писать докладные, а также заявил о намерении обратиться со своими критическими замечаниями в Федеральное агентство охраны окружающей среды (Environmental Protection Agency, EPA).

При проведении реорганизации в компании одна должность руководителя подразделения была упразднена, и Г. был уволен по сокращению штатов.

Не согласившись с таким решением, Г. обжаловал его в Министерство труда США, указав, что, по его мнению, он уволен в отместку за критику недостатков в работе корпорации. Рассмотрев жалобу, Министерство признало решение об увольнении Г. незаконным.

Госкорпорация в свою очередь обратилась в суд с требованием отменить решение Министерства труда. В исковом заявлении указывалось, что реорганизация и обусловленное ею сокращение штатов проводились из финансовых соображений, а то, что из четырех начальников подразделений был уволен именно Г., объясняется его недостаточной квалификацией.

Рассмотрев все обстоятельства дела, суд признал увольнение незаконным и вынес решение о восстановлении Г. на работе и о выплате ему денежной компенсации за время вынужденного прогула. В решении указывалось, что, оценивая аргументы сторон, суд исходил из того, что если у корпорации и были основания для увольнения Г. по тем или иным причинам, по крайней мере, одной из них было возмездие Г. за критику и жалобы.

Здесь важно подчеркнуть, что суд не рассматривал и не должен был рассматривать вопрос об обоснованности заявления Г. о недостатках в работе по контролю уровня загрязнения сточных вод и его предложения по ее улучшению. Суд исходил из того, что работодатель нарушил Закон о чистоте вод 1972 г., закрепивший право работников обжаловать действия работодателя, которые привели или могут привести к нарушению норм действующего законодательства. Это означает, что сами по себе действия Г. были правомерными, защищаемыми законом.

В данном случае вероятность экологического правонарушения заключалась в том, что из-за неправильной оценки уровня загрязнения сточных вод их качество не будет соответствовать нормативам и требованиям, предусмотренным обязательными стандартами, являющимися составной частью природоохранного законодательства.

Рассказать:
Другие мнения
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов
Проблемы пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам
Уголовное право и процесс
Что поможет искоренить негативные тенденции практики
18 Октября 2021
Трезубов Егор
Трезубов Егор
Доцент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Кемеровского государственного университета, заместитель директора юридического института Кемеровского государственного университета по научной работе, к.ю.н.
Суд не должен восполнять пробелы административной процедуры
Административное судопроизводство
ВС заключил, что апелляционная комиссия вуза может быть административным ответчиком
14 Октября 2021
Багрян Арсен
Багрян Арсен
Адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверенный»
Неуведомление о смене выгодоприобретателя не влечет прекращение договора
Арбитражное право и процесс
Суд признал незаконным отказ страховщика выплатить сумму возмещения
12 Октября 2021
Луцкий Никита
Луцкий Никита
Младший юрист Адвокатского бюро КИАП
Влиятельные решения по корпоративным спорам
Арбитражное право и процесс
Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за III квартал 2021 г.
12 Октября 2021
Будылин Сергей
Будылин Сергей
Советник АБ «Бартолиус»
«Банкротные» решения
Арбитражное право и процесс
Правовые позиции ВС РФ в делах о банкротстве в III квартале 2021 г.
12 Октября 2021
Якушева Елена
Якушева Елена
Адвокат, партнер АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры»
Огромный шаг на пути к действительно независимому профессиональному арбитражному управляющему
Арбитражное право и процесс
В отсутствие должного законодательного регулирования единственный выход – реформирование отношений арбитражного управляющего с иными участниками процедуры банкротства на уровне судебной практики
12 Октября 2021
Яндекс.Метрика