×

Адвокаты обсудили, как защитить жертву домашнего насилия, превысившую пределы необходимой обороны

Состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество», посвященное семейному насилию и проблемам рассмотрения таких дел судом присяжных
Материал выпуска № 15 (296) 1-15 августа 2019 года.
Фото: «Адвокатская газета»
В ходе дискуссии адвокаты обсудили проблемы, которые возникают у жертв домашнего насилия в случае вынужденного убийства агрессора или причинения ему вреда. Особое внимание было уделено сложностям доказывания необходимой обороны.

31 июля в АП Московской области состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество» на тему «Современные реалии и проблемы рассмотрения дел о домашнем насилии в суде присяжных».

Открывая встречу, член КА «Московский юридический центр», руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян рассказала о домашнем насилии как об обстоятельстве, имеющем значение для уголовного дела.

Она отметила, что домашнее насилие – это не просто конфликт, а систематически повторяющиеся акты физического, психологического, сексуального, экономического воздействия на близких людей, которые совершаются против их воли с целью обретения власти и контроля над ними.

Адвокат обратила внимание, что от домашнего насилия во всем мире страдают в основном женщины (порядка 90% случаев). Мужчины также становятся жертвами семейного насилия – как правило, это престарелые, дети и инвалиды. По статистике, агрессоры – почти всегда мужчины.

Мари Давтян перечислила стадии цикла домашнего насилия: нарастающее напряжение, собственно акт насилия и раскаяние агрессора. По ее мнению, адвокатам необходимо учитывать, что значительное сокращение или исчезновение третьей фазы нередко заканчивается активными защитными действиями потерпевшей стороны, что часто приводит к серьезным увечьям или смерти агрессора.

Спикер подчеркнула, что суды и следствие обычно не понимают, почему жертва насилия не покинула агрессора и «довела» ситуацию до необходимой обороны. Как полагает Мари Давтян, это объясняется рядом психологических причин, одна из которых – «стокгольмский синдром», когда жертва оправдывает действия агрессора. Мари Давтян добавила, что это защитная реакция, связанная с желанием выжить в тяжелой психологической ситуации. Помимо «стокгольмского синдрома» причинами могут быть экономическая зависимость от агрессора, отсутствие у жертвы других социальных контактов, а также активное раскаяние агрессора, вводящее жертву в заблуждение. Адвокат отметила, что на эти обстоятельства необходимо обращать внимание органов, расследующих преступление жертвы против агрессора.

Читайте также
Декриминализация домашнего насилия
История поправок в законодательство в части бытового насилия и мнения экспертов по этому вопросу
30 Октября 2019 Дискуссии

Спикер также рассказала о мифах, в которые «верят» судьи и следователи. По ее словам, такие установки существенно затрудняют защиту жертв семейного насилия. Первый миф – утверждение, что если жертва, подвергаясь домашнему насилию, не покинула агрессора ранее, значит, ситуация не угрожала ее жизни и здоровью. Мари Давтян отметила, что зачастую жертвами являются экономически зависимые женщины с детьми, которым просто некуда уходить.

Следующий миф: насилие бывает только в неблагополучных семьях. Адвокат пояснила, что нередко агрессор положительно характеризуется третьими лицами. В качестве примера она привела случай из своей практики: «Участковый сказал: “Я не понимаю, почему она приходит писать заявление. Нормальный мужик: зарабатывает, не пьет”». При этом, добавила Мари Давтян, мужчина регулярно избивал жену.

Третий миф, в который, по словам спикера, обычно верят сами жертвы и потому мешающий адвокату еще больше, – убежденность в необходимости сохранить семью, особенно ради детей. Мари Давтян считает, что в данном случае доверителю необходимо рассказать, что ребенок, ставший свидетелем насилия над матерью, переживает примерно такие же последствия, как и непосредственная жертва. Более того, большая часть взрослых агрессоров в детстве видели насилие в своей семье.

Адвокат пояснила, что подобные мифы затрудняют доступ жертв домашнего насилия к правосудию. Вера в них приводит к тому, что соответствующие органы фактически отказывают в принятии заявления либо не собирают доказательства надлежащим образом.

Читайте также
ЕСПЧ: в России нет законодательства, защищающего от побоев со стороны близких
Европейский Суд назначил компенсацию морального вреда в 20 тыс. евро россиянке, которая в течение нескольких лет не могла получить от властей защиту от домашнего насилия
11 Июля 2019 Новости

Кроме того, Мари Давтян сообщила, что дела о домашнем насилии, по факту которого государство не приняло все необходимые меры, реально довести до Европейского Суда по правам человека. В частности, она сослалась на дело «Володина против России», добавив при этом, что не так давно ЕСПЧ принял к рассмотрению еще четыре жалобы, также связанные с делами о домашнем насилии в России. Среди них есть жалобы Маргариты Грачевой и Ирины Петраковой, которые сопровождает Мари Давтян.

Адвокат также затронула проблемы необходимой обороны со стороны жертв. В качестве примера она привела дело Галины Каторовой из г. Находки, которая, защищаясь от удушения, нанесла мужу смертельный удар ножом. По словам Мари Давтян, защите удалось добиться оправдания только на стадии апелляции. Суд первой инстанции исходил из того, что ситуация домашнего насилия в этой семье не была настолько опасной, чтобы можно было говорить о необходимой обороне.

В этой связи спикер обратила внимание адвокатов на то, как можно переубедить суд в случае, когда непосредственно перед убийством агрессора жертве были причинены увечья, не опасные для жизни и здоровья. Так, последняя никогда не знает, чем закончатся побои. Одни и те же действия могут привести к разному результату, поэтому, по словам Мари Давтян, жертва, как правило, имеет все основания предполагать, что конкретный акт насилия будет опасен для ее жизни и здоровья. Адвокат указала, что в момент, когда начинается избиение, жертва не знает, как далеко зайдет агрессор. Особенно эта проблема актуальна для удушения, которое часто практикуют агрессоры.

Читайте также
Не закон-отписка, а действенный механизм защиты
Россия остается одной из немногих стран, чье законодательство не защищает жертв насилия в семье
31 Июля 2019 Мнения

Также она добавила, что в решении по делу Галины Каторовой суд исходил из того, что женщина «не воспользовалась временным перемирием с мужем и не покинула место происшествия, хотя имела для этого необходимую возможность». По мнению Мари Давтян, суд переложил ответственность с агрессора на жертву. «Это распространенная проблема: суды полагают, что потерпевший должен действовать рационально и разумно, хотя это не всегда реально», – резюмировала она.

Адвокат полагает, что крайне важно убедить суд в том, что домашнее насилие – продолжаемое преступление, поэтому жертва имеет право на необходимую оборону.

В заключение своего выступления она перечислила наиболее серьезные проблемы, с которыми ежедневно сталкиваются адвокаты в делах о домашнем насилии. Первая – нежелание соответствующих органов расследовать преступление пострадавшего агрессора против жертвы. В каждом случае спикер рекомендовала подавать заявление о привлечении его к административной или уголовной ответственности, даже если агрессор уже мертв. Мари Давтян добавила, что в деле Галины Каторовой установленный факт нанесения ей мужем повреждений стал одним из главных доказательств защиты. Подтвердить причинение жертве повреждений также можно путем опроса или допроса свидетелей, проведения судебно-медицинской экспертизы, а также документами, полученными от органов и организаций, в которые ранее обращалась жертва.

Вторая существенная проблема – пассивная позиция свидетелей, которые, веря в указанные выше мифы, часто дают показания, причиняющие вред позиции защиты. В частности, они сообщают, что ничего необычного не видели: жертва и агрессор все время ссорились, и это было нормой для их семьи.

Третье препятствие – отказ в производстве психолого-психиатрической экспертизы. При этом Мари Давтян настаивает на необходимости такого исследования. По ее словам, нередко у жертв возникают посттравматическое стрессовое расстройство и синдром жестокого обращения. Установление таких обстоятельств помогает доказать наличие актов насилия в семье. Кроме того, развитие у жертвы психического расстройства в результате домашнего насилия подтверждает причинение тяжкого вреда ее здоровью.

Президент КМА «ВЕРДИКТЪ» Алексей Паршин в своем выступлении рассказал о необходимой обороне в делах о домашнем насилии на примере дела сестер Хачатурян. Он подробно осветил обстоятельства данного дела. По мнению спикера, сестрам Хачатурян во многом помогает то, что дело является резонансным – именно это, полагает он, способствовало передаче дела в Главное следственное управление СКР, что повлекло более профессиональный подход к расследованию.

В этой связи Алексей Паршин рекомендовал адвокатам при наличии возможности привлекать внимание общественности к делам о домашнем насилии. При этом он отметил, что нередко следователь пытается взять у адвоката подписку о неразглашении информации о расследовании. Спикер полагает, что защитнику невыгодно брать на себя такое обязательство – более того, он не обязан это делать.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов рассказал о проблемах, с которыми столкнулся при рассмотрении дела Кристины Шидуковой – первого дела в г. Геленджике, рассмотренного с участием присяжных заседателей. Суд признал его подзащитную виновной и назначил наказание в виде 8 лет лишения свободы, не признав за ней право на необходимую оборону. Спикер с сожалением отметил, что суд присяжных не всегда помогает жертвам в делах о домашнем насилии, и призвал коллег не сдаваться и защищать жертву, вынужденную убить агрессора, до конца. В заключение адвокат отметил, что сам готов обращаться в ЕСПЧ, чтобы повлиять на порочную практику игнорирования проблем насилия в семье.

Рассказать:
Дискуссии
Декриминализация домашнего насилия
Декриминализация домашнего насилия
Уголовное право и процесс
30 Октября 2019