×

Несправедливая экономия подрядчика

Адвокатам удалось доказать нарушение баланса интересов сторон в обязательстве и снизить долг заказчика

На практике распространены случаи увеличения стоимости выполнения работ на этапе исполнения договора, когда стороны уже подписали все документы и согласовали цену. Это может быть связано, в частности, с изменением курса иностранной валюты, удорожанием материалов, необходимых для выполнения работ, и т.д. Как правило, негативные последствия таких изменений относятся на подрядчиков, которые обязаны выполнить работы по согласованной цене и не всегда могут потребовать ее пересмотра. В попытке уменьшить последствия своей же неосмотрительности подрядчики пытаются «завязать глаза» заказчикам и переложить на них расходы. О том, как восстановить баланс интересов сторон в обязательстве, – в этом материале.

Один спор, два решения

Между обществами «Долгучан» (заказчик)1 и «СГТ-Восток» (подрядчик) был заключен договор, согласно которому подрядчик принял на себя обязательство выполнить работы, а заказчик – оплатить их по согласованной цене. При формировании условия о цене стороны исходили из определенной стоимости топлива, по которой подрядчик будет заправлять технику, и договорились, что при изменении цены на топливо стоимость работ также подлежит корректировке.

В период действия договора подрядчик, сославшись на рост цен на топливо, в одностороннем порядке увеличил стоимость работ. Однако заказчик оплачивать работы отказался, аргументируя тем, что для изменения цены стороны должны были подписать дополнительное соглашение. Данные обстоятельства стали поводом для обращения подрядчика в суд с иском о взыскании долга и неустойки.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что подрядчик наделен правом на одностороннее изменение условия о цене работ, а увеличение цены топлива как основание для корректировки цены подтверждено бухгалтерскими справками2.

Апелляция с выводами первой инстанции не согласилась3. Суд установил, что подрядчик завышал стоимость топлива за счет включения в нее расходов, не предусмотренных договором, при этом изменение цены топлива не подтверждено документально. При указанных обстоятельствах апелляционный суд пришел к выводу, что толкование договора, при котором подрядчик вправе в одностороннем порядке изменять твердую цену работ, несправедливо по отношению к заказчику и позволяет другой стороне извлекать преимущества из ее недобросовестного поведения. Если стоимость топлива действительно изменилась, подрядчик, учитывая, что цена работ фиксированная, обязан выполнить их по согласованной цене. Исключением является существенное изменение цены, при котором стороны не заключили бы договор на тех же условиях. В таком случае, действуя добросовестно, учитывая права и законные интересы заказчика, подрядчик должен был предложить изменить условия договора и только в случае отказа заказчика потребовать расторгнуть договор. Постановление апелляции устояло в кассационной инстанции4.

Несправедливое договорное условие

Как правило, при заключении договора стороны не могут определить все расходы, которые потребуются на выполнение работ. В связи с этим зачастую уже на этапе исполнения договора возникает необходимость увеличения цены из-за повышения стоимости материалов, оборудования, услуг.

По общему правилу, установленному ст. 709 ГК РФ, подрядчик не вправе требовать увеличения фиксированной цены, в том числе тогда, когда в момент заключения договора исключалась возможность предусмотреть все расходы, которые необходимо будет понести для выполнения работ. Подрядчик обязан выполнить работы даже когда фактические расходы превысили те, которые учитывались при определении цены (предпринимательский риск подрядчика). В то же время, если фактические расходы оказались меньше запланированных, подрядчик вправе обратить экономию в свою пользу (экономия подрядчика) (ст. 710 ГК).

Тем самым правовая природа договора подряда обеспечивает баланс интересов подрядчика и заказчика, нарушать который недопустимо, в том числе путем толкования договора в пользу одной из сторон. Так, несправедливым является толкование договора, при котором подрядчик наделяется правом на одностороннее увеличение твердой цены работ. В этом случае договор становится явно обременительным для контрагента, позволяя возлагать на него «сверхрасходы» подрядчика (нарушение баланса интересов сторон в обязательстве).

В рамках спорных правоотношений договором подряда было предусмотрено, что при изменении цены на дизельное топливо более чем на 5% от заложенной в расчетных ставках цена работ подлежит корректировке. Подрядчик толковал данное условие как его безусловное право на одностороннее изменение договора. Заказчик, в свою очередь, при толковании договора исходил из принципа соблюдения баланса интересов сторон и считал, что подрядчик при наступлении оговоренного условия вправе просить пересмотра цены работ, а при отказе заказчика от изменения условия – требовать расторжения договора.

Оценив доводы сторон, суд заключил, что условие договора в том толковании, которое ему дает подрядчик, является несправедливыми по отношению к заказчику, поскольку позволяет стороне:

  • увеличить в одностороннем порядке стоимость работ без подтверждения факта несения расходов (изменение стоимости топлива);
  • возложить на заказчика расходы по оплате услуг, не предусмотренных договором, под видом затрат на топливо.

В конечном счете это приводит к нарушению баланса интересов сторон в обязательстве, позволяет подрядчику извлекать выгоду в ситуации, когда фактические расходы как ниже учтенных при заключении договора, так и выше.

Данное судом толкование договора, на наш взгляд, соответствует существу правоотношений с участием двух профессионалов, которые при определении цены работ оценивают все «обычные» обстоятельства, исходя из их восприятия будущего результата договора для каждого из них, а также предпринимательской осмотрительности. Только при существенном изменении обстоятельств, фундаментально влияющих на результат договора для каждой из сторон, им может быть предоставлена возможность изменить условия или расторгнуть его, поскольку если бы такие обстоятельства существовали на момент заключения договора, то на тех же условиях он не был бы заключен.

Новое основание для снижения неустойки

Апелляционный суд изменил решение первой инстанции в части не только основного долга, но и неустойки, признав ее чрезмерной. В числе прочих оснований он указал, что заказчик не мог своевременно исполнять обязательство по оплате, так как пострадал от обстоятельств, из-за которых был введен мораторий на банкротство.

В последнее время суды редко снижают договорную неустойку. Например, в рассматриваемом деле суд первой инстанции указал, что согласованный сторонами размер неустойки в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки обычно применяется в деловой практике. Заключая договор, заказчик принял на себя обязательство нести ответственность в виде уплаты неустойки. Действуя как профессионал, он мог и должен был принять необходимые меры во избежание применения к нему штрафных санкций. Риск наступления ответственности напрямую зависел от его действий. Существенный размер неустойки связан со значительной суммой долга и длительным периодом просрочки.

Данный подход распространен в судебной практике, но это не означает, что снизить договорную неустойку невозможно. В рамках анализируемого дела апелляционный суд снизил неустойку с 25 млн руб. до 4 млн руб., применив действующую в спорный период ключевую ставку Банка России и приняв во внимание следующие доводы о чрезмерности начисленной неустойки:

  • установленный в договоре размер неустойки в пять раз выше средней ключевой ставки Банка России, действовавшей в спорный период;
  • заказчик своевременно производил оплату по договору; задолженность образовалась из-за того, что между сторонами возник спор по объемам и стоимости работ;
  • подрядчик нарушил технологию добычи угля, что повлекло штрафы со стороны потребителей за нарушение качества продукции, а также уменьшение выручки;
  • ответчик не мог надлежаще исполнять обязательство по оплате в силу объективных причин, связанных с введением моратория на банкротство в 2020 г.

Хотим обратить особое внимание на последнее основание. Суды повсеместно исходят из адресного применения мер мораторной защиты, но делают небольшие шаги в сторону защиты должников, на которых формально мораторий не распространяется, но финансовое состояние которых ухудшилось5.

В рассматриваемом деле суд впервые отошел от формального применения правил моратория на банкротство и снизил размер ответственности должника, основная деятельность которого не связана с наиболее пострадавшими от пандемии COVID-19 отраслями, определенными Правительством РФ6. Суд справедливо учел, что негативные последствия, связанные с введением моратория на банкротство, оказали влияние на гораздо больший круг экономических субъектов и формальное применение правил о моратории по отношению к добросовестным должникам несправедливо.

Читайте также
Пленум ВС утвердил постановление о применении моратория на возбуждение банкротных дел
После доработки редакционной комиссией документ подвергся некоторым изменениям
24 декабря 2020 Новости

В связи с этим нельзя не вспомнить разъяснения Верховного Суда РФ в части применения ст. 10 ГК. Если при рассмотрении спора о взыскании неустойки или иных финансовых санкций, начисленных за период действия моратория, будет доказано, что ответчик, на которого распространяется мораторий, в действительности не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, и ссылки данного ответчика на указанные обстоятельства являются проявлением заведомо недобросовестного поведения, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий поведения ответчика может удовлетворить иск полностью или частично, не применив возражения о действии моратория7. Представляется верным и обратное применение данных разъяснений – если при рассмотрении спора о взыскании финансовых санкций, начисленных за период действия моратория, ответчик, на которого не распространяется мораторий, просит снижения неустойки и им доказано, что он в действительности пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, суд может уменьшить размер его ответственности. Такой правовой подход обеспечивает равенство участников правоотношения и отвечает целям специального правового регулирования, действующего в период моратория.

В заключение отметим, что анализируемое дело, бесспорно, внесло вклад в развитие судебной практики разрешения подрядных споров и применения правил моратория на банкротство.

Во-первых, судами была сформулирована позиция, наглядно демонстрирующая, почему право на одностороннее изменение цены подрядчиком несправедливо по отношению к заказчику. Суды констатировали, что стабильность фиксированной цены договора подряда отвечает принципам равенства сторон в правоотношении. Закон позволяет подрядчику извлекать выгоду из договора, если его фактические расходы оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, но не когда они превысили заложенные в цену договора. Заключая договор и согласовывая стоимость работ, подрядчик принимает на себя риск как получения выгоды, так и увеличения расходов. Заведомо зная об этом, он обязан выполнить работы по согласованной в договоре стоимости, независимо от того, сколько фактически ему стоило выполнение работ (pacta sunt servanda), за исключением случаев, когда изменение обстоятельств можно рассматривать как существенное (clausula rebus sic stantibus).

Во-вторых, судами расширен круг субъектов, к которым может применяться мораторий на банкротство для возложения справедливой ответственности на должника. Предложенный судами подход соответствует практике применения ст. 10 ГК, которая может не только лишать защиты недобросовестных должников, но и – напротив – защищать добросовестных должников.


1 Авторы представляли в судах интересы компании-заказчика.

2 Решение АС Кемеровской области от 6 июня 2022 г. по делу № А27-19230/2019.

3 Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 3 ноября 2022 г. по делу № А27-19230/2019.

4 Постановление АС Западно-Сибирского округа от 7 марта 2023 г. № Ф04-317/2023 по делу № А27-19230/2019.

5 Кизилова Я.Г., Личман А.А. Добросовестность должника и бремя доказывания: развитие судебной практики по банкротному мораторию.

6 Постановление Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции».

7 Пункт 7 Постановления Пленума ВС от 24 декабря 2020 г. № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”».

Рассказать:
Другие мнения
Ефимчук Евгений
Ефимчук Евгений
Адвокат, член совета АП Сахалинской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов,  управляющий партнер АБ «Белянин, Ефимчук и партнёры»
Завышение наказания как тенденция?
Уголовное право и процесс
Решение ВС определило положительный вектор для формирования практики законного и справедливого наказания
24 июля 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Щедрова Людмила
Щедрова Людмила
Адвокат АП Рязанской области, АБ ЕМПП
Важность превентивных мер
Уголовное право и процесс
Признаки состава мошенничества – обман, безвозмездность и направленность умысла
18 июля 2024
Яндекс.Метрика