×

«Отцовство» с последствиями

Отсутствие в действиях подзащитного состава преступления по ч. 1 ст. 157 УК удалось доказать только в кассации
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»

История, о которой я хочу рассказать, на мой взгляд, могла бы стать основой сюжета для фильма или книги. Это история долгой борьбы стороны защиты с формальным подходом обвинения, а впоследствии судов двух инстанций, рассматривавших уголовное дело по существу. Забегая вперед, скажу, что мы добились победы в кассации: дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления с признанием за доверителем права на реабилитацию.

Итак, в июне 2020 г. я принял на себя защиту по уголовному делу о неуплате алиментов. При первой встрече П. сообщил, что отцом несовершеннолетних детей, за неуплату средств на содержание которых его и привлекают к уголовной ответственности, он не является. Сам он узнал об этом только после возбуждения уголовного дела от своей сестры.

Поскольку к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ могут быть привлечены только родители детей, а не иные лица, в действиях доверителя, на мой взгляд, отсутствовал состав преступления, поскольку он не являлся его субъектом. Эту позицию мы и отстаивали на протяжении практически двух лет.

Органы дознания вместе с судами первой и апелляционной инстанций считали иначе. По их мнению, П. был виновен в указанном преступлении, так как решением суда на него была возложена обязанность по содержанию несовершеннолетних детей. Это решение обосновывалось тем, что он установил отцовство в отношении этих детей.

На наш взгляд, обязанность по содержанию детей – учитывая, что доверитель биологическим отцом этих детей не являлся, – была возложена на него незаконно, а потому ее неисполнение не могло влечь наступление уголовной ответственности. Незаконность такой обязанности вытекала из заблуждения подзащитного относительно происхождения детей, сформированного в результате обмана бывшей сожительницы.

Два ходатайства (одно на стадии дознания, другое в суде первой инстанции) о проведении судебной генетической экспертизы, заявленные нами, остались без удовлетворения со ссылкой на то, что бывшая сожительница обвиняемого не отрицает, что тот не является отцом ее несовершеннолетних детей.

Рассмотрение дела в первой инстанции

Для нас важнее всего был допрос матери несовершеннолетних. Необходимо было выяснить у нее, сообщала ли она подзащитному, что он не является биологическим отцом ее детей, и если сообщала, то когда. Это было юридически значимо, поскольку если бы доверитель на момент подачи совместного заявления об установлении отцовства знал о том, что в действительности он не является отцом этих детей, его требование об оспаривании отцовства не подлежало бы удовлетворению (п. 2 ст. 52 Семейного кодекса РФ).

Бывшая сожительница обвиняемого при даче показаний в суде подтвердила, что на момент установления отцовства П. не знал истинного происхождения детей. Эти показания были отражены в протоколе судебного заседания, который мы использовали в качестве доказательства в гражданском процессе по оспариванию отцовства.

Судебный процесс в первой инстанции закончился обвинительным приговором по ч. 1 ст. 157 УК с назначением наказания в виде исправительных работ на восемь месяцев и ежемесячным удержанием 10% заработка в доход государства.

Что касается наших доводов о том, что подзащитный не может быть привлечен к уголовной ответственности, поскольку не является субъектом преступления, суд указал: «Довод защитника Шмелева Е.В. об отсутствии в действиях ФИО состава преступления в связи с тем, что он не является биологическим отцом детей ФИО: ФИО, г.р., и ФИО, г.р., не может быть принят во внимание, поскольку на квалификацию действий подсудимого не влияет».

С таким выводом суда, полагаю, согласиться нельзя.

Читайте также
ВС разъяснил судам, как рассматривать преступления против военной службы
Пленум ВС разграничил преступления против военной службы и грубые дисциплинарные проступки, расширил ситуации, в которых военнослужащие не вправе уклоняться от возложенных обязанностей, и предусмотрел, что оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства военнослужащего, затрагивающее его личные или профессиональные качества
18 мая 2023 Новости

Так, при защите я руководствовался подходом, изложенным в абз. 3 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 мая 2023 г. № 11 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях против военной службы». Несмотря на то что в постановлении содержатся разъяснения по вопросам рассмотрения уголовных дел против военной службы, логика ВС относительно незаконности возложенной на граждан, не подлежащих призыву на военную службу, обязанности по ее прохождению, является правильной и, на мой взгляд, может применяться при рассмотрении не только уголовных дел против военной службы, но и иных категорий дел, когда на лицо возлагается исполнение той или иной обязанности.

Так, из разъяснений ВС следует, что в случаях, когда обязанность по прохождению военной службы по призыву незаконно возложена на граждан, не подлежащих призыву или имеющих отсрочку, или подлежащих освобождению от призыва на военную службу либо от исполнения воинской обязанности (например, гражданин призван на военную службу, будучи негодным к ней по состоянию здоровья), такое лицо не является субъектом преступления, предусмотренного статьями гл. 33 УК.

В ситуации с подзащитным я полагал, что незаконность возложенной на него обязанности по содержанию несовершеннолетних детей заключалась в том, что отцовство он установил вследствие заблуждения относительно происхождения детей сожительницы, фактически не являясь их родителем.

Приговор был обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд. Параллельно с этим мы предъявили бывшей сожительнице доверителя иск об оспаривании отцовства.

Судебный процесс по оспариванию отцовства

Представитель ответчика (бывшей сожительницы) исковые требования об оспаривании отцовства и аннулировании актовой записи об установлении отцовства не признал, пояснив, что подзащитный пытается уклониться от уплаты алиментов – притом что отсутствие биологического родства между П. и детьми его бывшей сожительницы никем не оспаривалось.

Возникает вопрос: почему гражданин должен содержать чужих детей? Только лишь потому, что он, поверив их матери, что именно он их отец, подал заявление об установлении отцовства?

В рамках рассмотрения дела был истребован протокол судебного заседания по уголовному делу, содержащий показания свидетелей (матери и сестры П.) и его бывшей сожительницы, подтверждающих как отсутствие биологического родства между детьми и подзащитным, так и то, что ему при подаче заявления об установлении отцовства ничего об этом известно не было.

При этом в удовлетворении уже третьего ходатайства о проведении генетической экспертизы нам вновь было отказано. При этом суд мотивировал отказ тем, что протокола судебного заседания по уголовному делу и пояснений сторон, данных в рамках гражданского дела, для принятия решения было достаточно.

В итоге иск об оспаривании отцовства был удовлетворен в полном объеме с аннулированием актовых записей об установлении отцовства.

Это решение было обжаловано ответчиком в апелляционном порядке в Мосгорсуд, который, рассмотрев жалобу, оставил ее без удовлетворения. Что двигало нашими процессуальными оппонентами, неизвестно – возможно, желание затянуть рассмотрение апелляционной жалобы по уголовному делу (и это, кстати, удалось, так как при первом рассмотрении уголовного дела в апелляции оно было снято с рассмотрения как раз по той причине, что решение об оспаривании отцовства на тот момент еще не вступило в законную силу).

Рассмотрение уголовного дела в апелляционной инстанции

После вступления решения об оспаривании отцовства в законную силу оно вместе с материалами уголовного дела поступило в Мосгорсуд для рассмотрения по существу.

В итоге апелляция оставила приговор без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, и это несмотря на наличие вступившего в силу судебного акта, которым было оспорено отцовство. Это означало, что П. не является родителем несовершеннолетних детей бывшей сожительницы и соответственно – субъектом преступления по ч. 1 ст. 157 УК.

На наш аргумент о вступлении в силу судебного акта об оспаривании отцовства суд апелляционной инстанции указал, что данное обстоятельство не является безусловным основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, являвшегося на момент инкриминируемого ему деяния родителем данных детей.

Обжалование постановления по ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП и рассмотрение уголовного дела в кассации

После вступления приговора в силу подзащитный стал отбывать наказание, но борьбу за справедливость мы продолжили: в частности, были поданы жалоба на постановление мирового судьи, которым доверитель был признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП РФ, а также кассационная жалоба на судебные акты по уголовному делу.

Второй кассационный суд общей юрисдикции удовлетворил жалобу на постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП и прекратил производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения.

Наконец-то нас услышали! Кассационный суд отменил постановление о назначении административного наказания именно потому, что подзащитным было оспорено отцовство и судебное решение об этом вступило в силу.

Читайте также
Пленум ВС утвердил постановление о практике по уголовным делам о неуплате алиментов
После доработки в документе скорректировано разъяснение об исчислении сроков давности уголовного преследования за неуплату алиментов
22 декабря 2022 Новости

Мотивируя свое решение, Второй КСОЮ сослался на п. 12 Постановления Пленума ВС от 27 апреля 2021 г. № 6 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с неуплатой средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» (далее – Постановление Пленума ВС № 6), согласно которому производство по делу по ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП подлежит прекращению в связи с отсутствием состава административного правонарушения, если вступившим в законную силу решением суда удовлетворены требования об оспаривании отцовства (материнства).

Теперь наша позиция стала еще убедительнее, поскольку удалось добиться отмены преюдициального решения, что исключало в действиях подзащитного такой необходимый для привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК обязательный признак, как повторность. Об этом я указал в дополнительной кассационной жалобе.

Кассационные жалобы не направлялись во Второй КСОЮ практически полгода. Сначала это объяснялось тем, что прокуратура г. Москвы подала проект кассационного представления, поддерживающего доводы защиты об отсутствии состава преступления в действиях доверителя. К сожалению, этот проект кассационного представления так и остался проектом.

Затем суд первой инстанции долгое время не мог вручить копии кассационных жалоб законному представителю потерпевших. Подготовив жалобу на имя председателя районного суда г. Москвы об ускорении рассмотрения дела, я решил в последний раз уточнить информацию о его направлении в кассационный суд. В канцелярии заверили, что дело на днях будет направлено во Второй КСОЮ, так как кассационные жалобы бывшей сожительнице доверителя все-таки удалось вручить. Спустя несколько дней дело было передано в кассацию.

Кассационный суд жалобы защиты удовлетворил, отменил состоявшиеся судебные акты и прекратил производство по уголовному делу в связи с отсутствием состава преступления по ч. 1 ст. 157 УК с правом на реабилитацию.

Несмотря на то что п. 3 Постановления Пленума ВС от 22 декабря 2022 г. № 39 «О судебной практике по уголовным делам о неуплате средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (статья 157 Уголовного кодекса Российской Федерации)» при рассмотрении уголовных дел по ст. 157 УК судам рекомендовано учитывать разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС № 6, полагаю, что в целях исключения двоякого толкования судами этих разъяснений представляется целесообразным включить в постановление по уголовным делам положение о том, что уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления, если вступившим в законную силу решением суда удовлетворены требования об оспаривании отцовства (материнства).

Рассказать:
Другие мнения
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Яндекс.Метрика