×
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края, член Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, председатель КА «Хмыров, Валявский и партнеры», к.ю.н.

С момента принятия УПК РФ прошел 21 год1. За это время Кодекс существенно изменился по сравнению с тем, с которым в 2002 г. многие из адвокатов и юристов начинали работать. Один только список изменяющих его нормативных правовых актов состоит из 322 документов, что немногим меньше, чем статей в самом УПК.

Столь существенное количество изменений свидетельствует о низком качестве законотворчества в России2, поскольку вносимые в УПК поправки, по мнению отельных авторов, иногда отражают интересы конкретного ведомства, а не общества, что приводит к хаотичности3, а порой противоречивости норм, регламентирующих порядок действий одних и тех же участников уголовного судопроизводства4.

Однако несмотря на большое количество изменений Уголовно-процессуальный кодекс все еще нуждается в доработке, поскольку полномочия одного из участников уголовного судопроизводства им урегулированы недостаточно.

Проблемы процессуального статуса участников уголовного процесса всегда вызывали интерес ученых, о чем свидетельствуют научные труды О.В. Гладышевой5, А.А. Гилевой6, Л.Г. Татьяниной7, А.А. Насонова8, А.В. Федулова9, Ю.К. Якимович10 и др.

Основу процессуального статуса адвоката образует совокупность правовых положений. Так, исходя из содержания Закона об адвокатуре адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам, оказывает юридическую помощь доверителю, а также участвует на стадии предварительного расследования уголовного дела и участвует в судебном производстве11.

Применительно к уголовному судопроизводству он может получить процессуальный статус защитника (ст. 49 УПК)12, представителя заявителя (ст. 125 УПК) и собственно адвоката (п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189 УПК)13.

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ Кодекс был дополнен ст. 450.1, регламентирующей производство таких следственных действий в отношении адвоката, как осмотр, обыск и выемка. Указанной статьей предусмотрено участие члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого производятся данные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом палаты. Это свидетельствует о том, что в уголовном судопроизводстве появился новый участник с важной процессуальной миссией и совокупностью процессуальных полномочий.

Между тем, ни в гл. 6 («Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения»), ни в гл. 7 («Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты»), ни даже в гл. 8 («Иные участники уголовного судопроизводства») Уголовно-процессуального кодекса такой участник уголовного судопроизводства, как представитель адвокатской палаты, не упоминается.

Читайте также
Представитель адвокатской палаты в уголовном процессе
Какими гарантиями, правами и обязанностями целесообразно его наделить в УПК
13 декабря 2021 Мнения

Анализ ст. 450.1 УПК, регламентирующей порядок производства следственных действий в отношении адвоката, показывает, что представитель адвокатской палаты не участвует, а присутствует при производстве следственного действия; при этом он не наделен правами, которые имеет, например, адвокат свидетеля, если он, как и представитель палаты, присутствует, а не участвует в ходе следственного действия.

Из содержания названной статьи следует, что представитель адвокатской палаты обеспечивает сохранность и неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну. При этом законодатель не поясняет, каким образом представитель палаты может воспрепятствовать должностным лицам в ходе следственного действия, если кто-либо из них вознамерится ознакомиться с адвокатским производством, в принципе содержащим сведения, составляющие профессиональную тайну адвоката.

В связи с недостаточной урегулированностью полномочий представителя адвокатской палаты невозможно определить грань, переступив которую тот может понести ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и расследованию (ч. 2 ст. 294 УК РФ).

Не могу не обратить внимание, что довольно часто следователи обращаются в суды с ходатайствами о проведении обысков в отношении адвокатов, являющихся свидетелями по уголовному делу, совершенно забывая о невозможности производства обыска в служебном помещении адвоката. В связи с этим возникает вопрос: вправе ли представитель адвокатской палаты пресечь проведение обыска в жилом или служебном помещении адвоката, если следователь, например, перед началом следственного действия предъявляет постановление суда, разрешающее его производство в помещении адвоката – свидетеля по делу?

Следуя букве закона, производство обыска в жилом или служебном помещении адвоката возможно, только когда в отношении него возбуждено уголовное дело или ему предъявлено обвинение (ч. 1 ст. 450.1 УПК). Таким образом, выходит, что обыск у адвоката – свидетеля по делу даже при наличии судебного постановления, разрешающего его производство, проводить нельзя.

Как показывает практика, после обыска у адвоката – свидетеля по делу он, как правило, обжалует судебные постановления, разрешающие его проведение, и зачастую довольно успешно.

Так, апелляционным постановлением Краснодарского краевого суда от 26 августа 2020 г. № 22-5210/2020 22К-5210/2020 постановление Октябрьского районного суда г. Краснодара от 30 июня 2020 г., которым разрешено производство обыска в жилище, занимаемом адвокатом, отменено, в том числе по тому основанию, что обыск может быть проведен в помещении, занимаемом адвокатом, только в случае возбуждения в отношении него уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого.

И это не единственный случай: по тем же основаниям апелляционным постановлением от 27 июля 2020 г. № 22-4206/2020 22К-4206/2020 было отменено постановление Октябрьского районного суда г. Краснодара от 29 мая 2020 г. о разрешении обыска в помещении адвоката – свидетеля по делу.

Отвечая на вопрос, вынужден констатировать, что в рамках возложенных на представителя адвокатской палаты ст. 450.1 УПК полномочий он не вправе воспрепятствовать проведению обыска в помещении, занимаемом адвокатом-свидетелем, даже при наличии, на первый взгляд, незаконного постановления суда, разрешающего производство следственного действия в отношении свидетеля, обладающего адвокатским статусом.

Чтобы разобраться, какими полномочиями может или должно обладать лицо, присутствующие в ходе следственного действия и представляющее адвокатское сообщество, я использовал сравнительно-правовой метод исследования полномочий представителя адвокатской палаты и адвоката свидетеля лишь по той причине, что оба участника уголовного процесса не участвуют в следственном действии, как, например, защитник (ч. 3 ст. 16, ч. 5 ст. 35, ч. 5 ст. 47, ч. 3 ст. 49 и др. УПК), а присутствуют в ходе его производства.

Сравнительный анализ процессуальных статусов адвоката – свидетеля по делу (п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189 УПК) и члена совета адвокатской палаты или иного представителя, уполномоченного президентом палаты, в рамках ст. 450.1 УПК показал следующее.

В силу предписаний, закрепленных в ч. 5 ст. 189 УПК, если свидетель придет на допрос с адвокатом, то последний обладает полномочиями, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, – т.е. у адвоката – свидетеля по делу возникают такие права, как право кратко, но консультировать доверителя в присутствии следователя или дознавателя. Если у адвоката появятся вопросы к лицам, которых допрашивает уполномоченное расследовать уголовное дело должностное лицо, он вправе задать их, но только с разрешения должностного лица, проводящего следственное действие. Адвокат свидетеля также вправе вносить замечания в протокол следственного действия в случае его неполноты или неправильности составления.

На сегодняшний день полномочия представителя адвокатской палаты закреплены лишь в ст. 450.1 УПК, но она не содержит того набора полномочий, который позволял бы эффективно выполнять возложенную на него законом функцию по сохранности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Читайте также
Представитель адвокатской палаты – кто он?
О необходимости детального урегулирования его полномочий в УПК
08 октября 2021 Мнения

Из этого следует вывод о необходимости законодательного закрепления права представителя адвокатской палаты не только пользоваться полномочиями, регламентированными ч. 2 ст. 53 УПК, но и расширить их правом получать копии решений и постановлений, принимаемых следователями, дознавателями и судом, с правом дальнейшего обжалования. Законодатель, возложив на представителя адвокатской палаты обязанность обеспечивать сохранность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну14, не предусмотрел механизм его реализации, что не позволяет представителю адвокатской палаты в полной мере реализовать замысел законодателя, очевидно направленный на обеспечение прав и законных интересов не столько адвоката, сколько его доверителей, сведения о которых могут содержаться в адвокатском производстве.

Таким образом, считаю необходимыми следующие меры.

Во-первых, ст. 5 УПК дополнить п. 33.1 следующего содержания: «Представитель адвокатской палаты – это член совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся следственные действия, указанные в статье 450.1 настоящего Кодекса, или иной представитель уполномоченный президентом адвокатской палаты. Представитель адвокатской палаты является участником следственных действий, предусмотренных статьей 450.1 настоящего Кодекса, с правами, предусмотренными статьей 60.1 настоящего Кодекса».

Во-вторых, гл. 8 дополнить ст. 60.1 «Полномочия представителя адвокатской палаты» следующего содержания:

«1. Вызов представителя адвокатской палаты на место производства следственного действия осуществляется путем направления соответствующего уведомления в адрес адвокатской палаты того субъекта РФ, на территории которого планируется проведение следственного действия, но не менее чем за 12 часов до его начала.

2. Представитель адвокатской палаты вправе:

1) знакомиться с постановлением суда о разрешении производства следственного действия в отношении адвоката, получить копию такого постановления, в том числе с помощью технических средств, включая фотосъемку;

2) обжаловать постановление суда, разрешающее производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката;

3) участвовать в следственном действии, делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол;

4) производить аудио- и (или) видеофиксацию следственного действия;

5) знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал, а также получить копию протокола, в том числе с помощью технических средств, включая фотосъемку;

6) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя и прокурора, ограничивающие его права;

7) не допускать ознакомления должностных лиц, участвующих в проведении следственного действия, с предметами и документами, содержащими сведения, отнесенные к адвокатской тайне, а также их изъятия и занесения в протокол следственного действия.

3. Представитель адвокатской палаты может быть предупрежден о недопустимости разглашения данных предварительного расследования в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных расследования представитель адвокатской палаты несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Также представитель палаты должен быть обеспечен такими гарантиями, как невозможность его допроса в качестве свидетеля ввиду исполнения обязанностей, предусмотренных ст. 450.1 УПК. В связи с этим, на мой взгляд, необходимо:

  • запретить любую возможность допроса представителя адвокатской палаты, присутствовавшего при производстве следственного действия в отношении адвоката, для чего дополнить ч. 3 ст. 56 п. 3.1 о том, что не подлежит допросу в качестве свидетеля представитель адвокатской платы об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с осуществлением обязательного присутствия при производстве осмотра, обыска или выемки в отношении адвоката, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам представитель адвокатской палаты;
  • дополнить ст. 166 ч. 8.1: «В случае если участвующий в производстве следственного действия представитель адвокатской палаты воспрепятствовал ознакомлению следователя с обнаруженными предметами и документами в связи с их отнесением к адвокатской тайне, следователь отражает данный факт в протоколе следственного действия с перечислением указанных объектов, не допускающим раскрытия их содержания»;
  • изложить ч. 2 ст. 125 в новой редакции: «Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем, представителем адвокатской палаты или представителем непосредственно либо через дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа или прокурора».

Подводя итог, отмечу, что для реализации конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи необходимо минимизировать количество нарушений профессиональных и процессуальных прав адвокатов, повысив уровень защищенности адвокатов в уголовном судопроизводстве. Одними из способов повышения уровня защищенности адвокатского сообщества станут упрочнение процессуального положения представителя адвокатской палаты и расширение его полномочий в уголовном судопроизводстве.


1 Собрание законодательства РФ, 24 декабря 2001 г., № 52 (ч. I), ст. 4921.

2 Нилова В.В. Проблемы в законодательстве, влияющие на правоприменительную деятельность органов полиции // Форум молодых ученых. 2017. № 11 (15). С. 697–701.

3 Якимович Ю.К. Насущные проблемы науки уголовного процесса» // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 354. С. 155–158.

4 Ратьков А.Н. Остающиеся противоречия в нормах УПК РФ, закрепляющих статус участников уголовного судопроизводства // Северо-Кавказский юридический вестник. 2017. № 3. С. 153–158.

5 Гладышева О.В. Теоретическая модель механизмов обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва. 2013.

6 Гилева А.А. Сравнительный анализ процессуального статуса участников уголовного процесса, защищающих свои или представляемые права и интересы: по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики: Сборник научных статей. Могилев. 2021. С. 27–31.

7 Татьянина Л.Г. Участники процесса, принимающие решение о приостановлении производства по уголовному делу на стадии предварительного расследования // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: сб. ст. Улан-Удэ. 2006. С. 287–291.

8 Насонов А.А. Об участниках производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики: сб. ст. Могилев. 2015. С. 39–43.

9 Федулов А.В. Система участников уголовного процесса нуждается в уточнении // Вестник Нижегородской акад. МВД России. 2016. № 2 (34). С. 457–459.

10 Якимович Ю.К. Участники уголовного процесса: монография. СПб.: «Юридический центр». 2015.

11 Такалаев М.Л., Григорянц С.А. Особенности правового статуса адвоката в уголовном судопроизводстве: процессуальное положение и правовая регламентация // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2021. № 6 (133). С. 139–142.

12 Иконникова М.М., Маслов А.В. К вопросу о процессуальном статусе адвоката в уголовном судопроизводстве // Тенденции развития науки и образования. 2020. № 62–15. С. 53-57.

13 Татьянченко Е.С. Правовой статус адвоката в уголовном судопроизводстве // Законность и правопорядок в современном обществе. 2016. № 29. С. 7–11.

14 Жирнова Н.А. Адвокатская тайна как вид профессиональной проблемы обеспечения режима конфиденциальности // Информационное право. 2019. № 1. С. 17–20.

Рассказать:
Другие мнения
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат АП Санкт-Петербурга, зам. председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб, член Комиссии по подготовке законопроектов, направленных на защиту социальных и профессиональных прав адвокатов, полномочный представитель АП СПб по защите профессиональных прав адвокатов
Статус адвоката как наивысший критерий качества оказания юридической помощи
Адвокатура, государство, общество
О стандартизации юридического консалтинга
08 июля 2024
Демидов Эдуард
Демидов Эдуард
Адвокат АП г. Москвы, председатель Московской коллегии адвокатов «Юнион»
«Как наше слово отзовется»…
Защита прав адвокатов
Некорректная формулировка в соглашении может лишить адвоката возможности взыскать «гонорар успеха» в судебном порядке
05 июля 2024
Петров Станислав
Петров Станислав
Управляющий партнер ООО «Прецедент консалтинг»
Качество на уровне
Адвокатура, государство, общество
Понятия должных усилий и минимального уровня заботливости и осмотрительности стоит интерпретировать в контексте конкретных дел
04 июля 2024
Крылова Надежда
Крылова Надежда
Юрист, член исполкома Башкортостанского отделения Ассоциации юристов России
«Качественный» вопрос
Адвокатура, государство, общество
О подходах к оценке качества юридического консалтинга
02 июля 2024
Муравьева Софья
Муравьева Софья
Адвокат АП Санкт-Петербурга, член группы мониторинга при Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Совета АП СПб
Без свободного прохода…
Защита прав адвокатов
Подход Санкт-Петербургского городского суда к вопросу досмотра адвокатов дважды менялся за первую половину 2024 г.
24 июня 2024
Арутюнян Овагим
Арутюнян Овагим
Адвокат АП Ставропольского края
Самозащита в действии
Защита прав адвокатов
Прокуратура указала, что отказ адвокату в ознакомлении с материалами следствия препятствует реализации прав защитника
21 июня 2024
Яндекс.Метрика