×

В разглашении не виновен

Создан важнейший прецедент, позволяющий сформировать судебную практику успешной защиты адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования
Материал выпуска № 13 (222) 1-15 июля 2016 года.

В РАЗГЛАШЕНИИ НЕ ВИНОВЕН

Создан важнейший прецедент, позволяющий сформировать судебную практику успешной защиты адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования

23 июня президиум Верховного суда Республики Хакасия под председательством Виктора Носова вынес постановление об отмене приговора и апелляционного постановления, а также о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях адвоката Владимира Дворяка, осужденного за разглашение данных предварительного расследования, состава преступления. Его защищал вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резник.

Напомним, адвокат Владимир Дворяк был осужден в апреле 2015 г. на 400 часов обязательных работ за разглашение данных предварительного расследования. В 2013 г. он защищал Вячеслава Титова, бывшего заместителя начальника ГУ МЧС по Республике Хакасия, обвинявшегося в получении взяток. Адвокат был предупрежден о недопустимости разглашения без разрешения следователя ставших ему известными данных предварительного расследования, о чем дал подписку.

По просьбе своего подзащитного Владимир Дворяк снял копии с протоколов показаний, представленных в суд следователем в обоснование ходатайства о заключении под стражу, и затем ознакомил с ними трех сослуживцев Титова. Несмотря на то что эти материалы ранее исследовались в открытом судебном заседании, где следователь не возражал против их оглашения, анализа и оценки защитником, мировой судья г. Абакана признал адвоката виновным по ст. 310 «Разглашение данных предварительного расследования» УК РФ. Абаканский городской суд Республики Хакасия оставил его апелляционную жалобу без удовлетворения. Верховный суд Республики Хакасия отказал в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения судом кассационной инстанции.

Позиция ФПА РФ
Федеральная палата адвокатов РФ неоднократно обращала внимание на проблемы, связанные с привлечением адвокатов к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования. Эти вопросы, в частности, выносились на обсуждение на двух специальных заседаниях Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека – 31 марта 2015 г. и 10 марта 2016 г. Отмечалось, что привлечение к ответственности по ст. 310 УК РФ может быть использовано правоохранительными органами как способ вывести из дела «неугодного» защитника.

По мнению ФПА РФ, привлечение Владимира Дворяка и других адвокатов к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования, которые ранее уже стали достоянием гласности благодаря другим источникам, становится возможным из-за несовершенства конструкции ст. 161 «Недопустимость разглашения данных предварительного расследования» УПК РФ. Она устанавливает в качестве общего правила, что данные предварительного расследования не подлежат разглашению, и предусматривает, что они могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Согласно ст. 161 УПК РФ следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ.

Предложения о внесении изменений и дополнений в ст. 161 УПК РФ содержатся в Рекомендациях по обеспечению дополнительных гарантий независимости адвокатов при осуществлении профессиональной деятельности, которые Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовил в сотрудничестве с Федеральной палатой адвокатов РФ. Предлагается изложить указанную статью в новой редакции, согласно которой следователь или дознаватель должен выносить мотивированное постановление о недопустимости разглашения участниками производства по делу без предварительного разрешения ставших им известными от следователя или дознавателя данных предварительного расследования, при этом в постановлении должны быть указаны срок его действия и исчерпывающий перечень не подлежащих разглашению данных.

Обжалование в ВС РФ
9 октября 2015 г. Генри Резник подал в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ кассационную жалобу в защиту Владимира Дворяка, где указал, что приговор и постановления Абаканского городского суда и Верховного суда Республики Хакасия подлежат отмене как вынесенные с существенным нарушением уголовного закона, а производство по делу должно быть прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

«Объектом преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, – отметил он в жалобе, – является нормальная деятельность органов следствия или дознания, обеспечиваемая в ряде дел, по усмотрению следователя, дознавателя, запретом без их согласия разглашать данные предварительного расследования. В соответствии с ч. 3 ст. 161 УПК РФ эти данные могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым.

Казалось бы, предельно ясно, что в тех случаях, когда следователь сам предает гласности данные предварительного расследования, исчезает сам объект преступного посягательства, ибо участник уголовного судопроизводства не раскрывает оберегаемую законом следственную тайну, а лишь повторяет информацию, разглашенную самим лицом, проводящим расследование. В данном случае следователь представил для исследования в открытом судебном заседании материалы уголовного дела, не ходатайствовал о закрытии судебного разбирательства, не возражал против оглашения, анализа и оценки защитником показаний подозреваемого и свидетеля; обладателями сведений, в них содержащихся, стали многочисленные посетители процесса, а также широкий круг лиц, с которыми они впоследствии общались, включая пользователей Интернета…

Такая очевидность всеми тремя инстанциями попросту проигнорирована».

Несмотря на то что в кассационной жалобе полностью обосновывалось отсутствие объекта и субъективной стороны преступления, судья ВС РФ А.В. Шамов отказал в ее передаче для рассмотрения в суде кассационной инстанции. «Вопреки доводам жалобы, – указал он, – проведение открытого судебного заседания в Абаканском городском суде при рассмотрении материала об избрании Титову меры пресечения в виде заключения под стражу не свидетельствует о том, что защитник Дворяк, давший подписку о неразглашении данных предварительного следствия, был вправе разглашать ставшие ему известными сведения из материалов уголовного дела. <…> Наказание Дворяку назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом всех обстоятельств, влияющих на его вид и размер».

Генри Резник обратился к заместителю председателя Верховного Суда РФ Владимиру Давыдову с жалобой, в которой просил отменить постановление судьи ВС РФ А.В. Шамова и передать кассационную жалобу с уголовным делом для рассмотрения в Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ на предмет отмены приговора и всех последующих судебных решений по данному делу в связи с существенными нарушениями уголовного закона, за отсутствием в деянии состава преступления.

Владимир Давыдов счел доводы кассационной жалобы адвоката Г.М. Резника о необоснованности осуждения В.Г. Дворяка заслуживающими внимания, отменил постановление судьи ВС РФ и передал кассационную жалобу на приговор мирового судьи г. Абакана и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия вместе с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного суда Республики Хакасия.

«…По смыслу уголовного закона, – отметил он в своем постановлении, – при решении вопроса о наличии либо отсутствии в содеянном состава преступления, предусмотренного ст. 310 УПК РФ, следует не только принимать во внимание сам факт разглашения данных предварительного расследования, но и учитывать существо разглашения данных, конкретные условия времени, места и обстановки совершения деяния, характер и степень его общественной опасности, а в случаях, когда данные предварительного расследования стали достоянием гласности до их разглашения лицом, привлеченным к уголовной ответственности, еще и обстоятельства, при которых данные предварительного расследования были преданы гласности».

Публикуем кассационную жалобу, которую Генри Резник направил заместителю председателя Верховного Суда РФ Владимиру Давыдову.

Адвокаты, которые ведут аналогичные дела, могут использовать приведенную в ней аргументацию. Генри Маркович обращает внимание коллег на то, что при составлении жалобы форма не менее важна, чем содержание. Изложенные в ней доводы должны быть продуманными, убедительными и лаконичными. Нельзя выходить за пределы предмета доказывания, допускать многословие и повторы. Документ должен быть четким и логичным по содержанию, ясным по стилю, небольшим по объему.


Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. руководителя Департамента информационного обеспечения ФПА РФ



Заместителю Председателя
Верховного Суда РФ
Давыдову В.А.


От адвоката Резника Г.М.
/Адвокатское бюро «Резник,
Гагарин и партнеры»
Шмитовский проезд, д. 3, 123100, Москва/

В защиту адвоката Дворяка В.Г.,
осужденного по ст. 310 УК РФ,
на отказное постановление
судьи Верховного Суда РФ Шамова А.В.
от 23 ноября 2015 г.




ЖАЛОБА

Уважаемый Владимир Александрович!

9 октября 2015 г. мною была подана кассационная жалоба на обвинительный приговор мирового судьи судебного участка № 7 г. Абакана Республики Хакасия от 4 февраля 2015 г., которым адвокат Дворяк Владимир Геннадьевич был осужден по ст. 310 УК РФ к 400 часам обязательных работ, и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия, оставившее приговор без изменений.

23 ноября 2015 г. судья ВС РФ Шамов А.В. вынес постановление об отказе в передаче моей кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Обстоятельства уголовного дела, завершившегося осуждением Дворяка В.Г., таковы:
– 30 октября 2013 г. адвокат Дворяк В.Г. вступил в уголовное дело № 616116 в качестве защитника подозреваемого Титова В.Ю. и в соответствии с требованиями ст. 161 УПК РФ дал подписку о том, что предупрежден о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения следователя ставших ему известными данных предварительного расследования и об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ в случае нарушения подписки;

– 31 октября 2013 г. Дворяк принял участие в судебном заседании Абаканского городского суда, рассмотревшего ходатайство следователя об избрании Титову в качестве меры пресечения заключения под стражу. Защитник совместно с обвиняемым ознакомились с ходатайством и подтверждающими его материалами, среди которых находились копии допросов подозреваемой Фитисенко Е.А. и свидетеля Петрова И.М. По просьбе подзащитного Дворяк снял с некоторых материалов копии и затем привез их Титову в СИЗО;

– заседание суда было открытым. Следователь Сусин В.Н., участвовавший в судебном заседании, ходатайства о его закрытии не заявлял. Адвокат Дворяк в своем выступлении зачитывал вслух показания Фитисенко и Петрова, анализировал и оценивал их;

– в зале присутствовало значительное (не менее 15) число лиц. В том числе представитель СМИ – известный в регионе журналист Романенко М.С. С разрешения судьи и при отсутствии возражений со стороны следователя и прокурора он вел аудиозапись процесса и выложил ее в интернет-журналах «Феникс» и «Новый фокус»;

– спустя неделю, 6 ноября 2013 г., Дворяк ознакомил с содержанием допросов Фитисенко и Петрова  трех сослуживцев своего подзащитного.

В кассационной жалобе я расценил осуждение адвоката по ст. 310 УК РФ при таких фактических обстоятельствах как очевидное недоразумение. Но поскольку судья Шамов А.В. с такой оценкой не согласился, выскажусь резче – нонсенс.

Нельзя разгласить то, что уже предано гласности самим следователем. В таких случаях исчезает сам объект преступления, предусмотренный ст. 310 УК РФ, – нормальная деятельность органов предварительного расследования, обеспечиваемая в ряде дел, по усмотрению следователя, дознавателя, запретом без их согласия разглашать данные предварительного расследования. Что и произошло в данном деле, когда представленные следователем для исследования в открытом судебном заседании материалы уголовного дела стали достоянием широкого круга лиц – многочисленных посетителей судебного процесса, людей, с которыми они общались, а также пользователей Интернета – читателей журналов «Феникс» и «Новый фокус». Иное порождает абсурдный вывод, что Дворяк совершил преступление, оглашая показания Фитисенко и Петрова в судебном заседании.

Такая очевидность всеми судебными инстанциями по настоящему делу попросту проигнорирована.

В своей жалобе я также указал на неправосудность осуждения Дворяка даже при искаженном толковании хакасскими судами уголовного и уголовно-процессуального закона, предлагающем защитнику испрашивать согласие на сообщение кому-либо ставшей уже широко известной информации.  Ни в ст. 310 УК, ни в ст. 161 УПК не установлены форма и порядок дачи согласия следователя, дознавателя на разглашение данных предварительного расследования. К данному обстоятельству привлекалось внимание еще в Комментарии УК РФ Верховного Суда Российской Федерации, где предлагалось восполнить этот пробел в новом УПК РФ (М.: Юридическая литература, 1998. С. 662–663). Но данное предложение до сего времени не реализовано. При таком состоянии законодательства судьи, даже превратно представляющие смысл норм, ограждающих следственную тайну, были обязаны постановить оправдательный приговор в силу отсутствия вины (ч. 1 ст. 28 УК РФ).

С сожалением вынужден констатировать, что в постановлении судьи ВС РФ Шамова А.В. не содержится ни одного конкретного ответа на доводы кассационной жалобы. Акт составлен в худших традициях формальной отписки, да еще с подменой предмета жалобы: «приговор отвечает требованиям уголовно-процессуального закона»; «судом исследованы все представленные сторонами доказательства»; «принцип состязательности и равноправия сторон судом соблюден».

Но в жалобе ставится вопрос о пересмотре приговора в связи с существенными нарушениями уголовного, а не уголовно-процессуального закона. Право суда кассационной инстанции проверить производство по уголовному делу в полном объеме не должно использоваться для того, чтобы уйти от конкретного рассмотрения позиции кассатора.

В действительности уголовно-правовая оценка действий осужденного в приговоре никак не мотивирована, а в апелляционном постановлении отстаивается право суда вообще не учитывать обстоятельства судебного рассмотрения ходатайства об избрании подзащитному адвоката Дворяка меры пресечения.

Если же сопоставить ничем не подкрепленное утверждение судьи Шамова А.В. – «действия осужденного юридически квалифицированы правильно» – с постановлением судьи Верховного Суда Республики Хакасия об отказе передать кассационную жалобу для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, то получается вовсе конфуз. Ибо там указывается, что право разглашать материалы дела адвокату Дворяку могло предоставить только согласие следователя, персонально адресованное ему, а не иным лицам, присутствовавшим в зале судебного заседания. Сама мысль о том, что, предоставив материалы уголовного дела для рассмотрения в открытом судебном заседании и не препятствуя аудиозаписи процесса журналистом, следователь тем самым дал согласие на разглашение данных предварительного расследования всем находившимся в зале суда лицам, кроме адвоката Дворяка, показалось мне столь абсурдной, что в жалобе я оставил ее из чувства неловкости без комментариев.

Нелепый приговор адвокату Дворяку обеспокоил все адвокатское сообщество страны, что и вызвало принятие мною защиты коллеги в кассационной инстанции Верховного Суда РФ как председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Федеральной палаты адвокатов РФ.

Но в Республике Хакасия хорошо известны причины неправосудного осуждения адвоката. Обвинительный приговор Дворяку – месть за честную и смелую защиту по другому делу местных сотрудников органов Федеральной службы безопасности, чьи нарушения закона были им выявлены и преданы гласности. Судебная система Республики Хакасия, по всей видимости, не смогла противостоять неправедным интересам по данному делу этого мощного ведомства. Поддержать авторитет отечественного правосудия, устранить судебную ошибку, как это не раз случалось, предстоит Верховному Суду Российской Федерации.

Более подробные доводы о необходимости отмены неправосудного приговора изложены в моей кассационной жалобе.

С учетом изложенного на основании ч. 3 ст. 401.8 УПК РФ

прошу:

Вынести постановление об отмене постановления судьи Верховного Суда РФ Шамова А.В. от 23 ноября 2015 г. и о передаче кассационной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ на предмет отмены приговора и всех последующих судебных решений и прекращения производства по данному уголовному делу в связи с существенными нарушениями уголовного закона за отсутствием в деянии состава преступления.



Постановление

Президиума Верховного Суда Республики Хакасия
от 23 июня 2016 г.:

(Извлечение)

Руководствуясь ст. 401.14, 401.16 УПК РФ Президиум постановил:
– кассационную жалобу адвоката Резника, поданную в защиту осужденного Дворяка, – удовлетворить;
– приговор мирового судьи судебного участка № 7 города Абакан Республики Хакасия от 4 февраля 2015 года и апелляционное постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 24 апреля 2015 года в отношении Дворяка – отменить;
– производство по уголовному делу в отношении Дворяка Владимира Геннадьевича – прекратить по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием вмененного состава преступления;
– признать за Дворяком право на реабилитацию».


С текстом комментария вице-президента ФПА РФ Светланы Володиной
можно ознакомиться в печатной версии «АГ» № 13 за 2016 г.