×

Кассация или надзор?

Почему право кассационного пересмотра решения по уголовному делу не может быть заменено его рассмотрением в порядке надзора
Нянькин Алексей
Нянькин Алексей
Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры»

20 июля 2021 г. Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1378-О, в котором разъяснил порядок обжалования решения кассационного суда, вынесенного по первой инстанции.

Читайте также
КС выявил пробел в УПК, но посчитал, что это не нарушает конституционных прав заявителя
Отказав в принятии жалобы, Суд тем не менее указал, что это не мешает законодателю внести изменения и дополнения в УПК, уточняющие порядок обжалования в надзорном порядке решений, вынесенных Судебной коллегией по уголовным делам ВС в апелляционном порядке
30 Июля 2021 Новости

Некоторые выводы, изложенные в определении, на мой взгляд, довольно спорны по той только причине, что исключают для определенного круга лиц право на кассационное обжалование судебных актов в уголовном судопроизводстве.

КС отметил, в частности, что кассация и надзор – это дополнительные способы проверки судебных актов на предмет судебной ошибки, то есть отнес эти стадии к экстраординарным процедурам судопроизводства. В то же время ЕСПЧ в Постановлении от 13 апреля 2021 г. по делу «Аникеев и Ермакова против России» (жалобы № 1311/21 и 10219/21) отнес кассацию (с учетом установления поправками в УПК РФ (в редакции Федерального закона от 24 февраля 2021 г. № 15-ФЗ) полугодового срока на подачу жалобы) к ординарным процедурам, а значит – к эффективным средствам правовой защиты. Признавая наличие пробела в процессуальном праве, Конституционный Суд констатировал тем самым допустимость ограничения права лица на кассацию, сославшись на то, что надзорная инстанция наряду с кассационной позволяет оспорить возможную судебную ошибку. 

Между тем, устанавливая ограничения сроков для подачи кассационной жалобы на вступивший в законную силу судебный акт, Верховный Суд РФ (инициатор указанных поправок в УПК) обосновывал это необходимостью упорядочивания процедуры кассационного обжалования, чтобы соблюсти разумные сроки судопроизводства. ВС, чей отзыв приведен в Определении № 1378-О, с одной стороны, возвращая кассационную инстанцию в разряд ординарных (обеспечивающих стабильность судебных актов), отмечает соблюдение требований правовой определенности, а с другой – указывает на то, что созданные институциональные правила в достаточной мере обеспечивают право каждого на доступ к правосудию и на исправление судебной ошибки.

Читайте также
Владимир Путин подписал закон об ограничении срока обжалования в «сплошной» кассации
Теперь срок на обжалование приговоров в «сплошной» кассации составляет шесть месяцев
25 Февраля 2021 Новости

Конституционный Суд, соглашаясь с приведенной позицией, предложил подход, при котором созданная федеральным законодателем инстанционная система пересмотра судебных актов в уголовном судопроизводстве может действовать с учетом правил по аналогии закона. Между тем УПК прямо не предусматривает возможность применения аналогии права или закона, но и прямого запрета на это (хотя примеры аналогии закона в судебной практике существовали – например, в части регламентации вопросов о возмещении судебных издержек, связанных с производством по уголовному делу).

Полагаю, что применение аналогии закона именно таким образом, как предложено в определении, не отвечает фундаментальным принципам, основанным на положениях ст. 46 Конституции РФ.

Уклонение от стандартного подхода к решению проблемы путем предъявления к федеральному законодателю требований о принятии соответствующих норм, устраняющих пробел, ограничивающий права участника процесса, вероятно, связано с нежеланием на данном этапе вносить изменения в положения УПК о кассационном производстве. При этом качество норм, закрепленных в гл. 47.1 и 48.1 Кодекса, часто подвергается критике и корректировкам (менее чем за 10 лет в первоначальную редакцию внесено более 30 поправок).

Если вспомнить период 90-х гг. ХХ в., то в похожей ситуации, рассматривая жалобы на невозможность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся (или новым) обстоятельствам, КС отмечал, что при отсутствии других механизмов установление в законе фактического запрета обращаться к органам судебной власти за защитой от ошибочных решений означает для человека обязанность подчиниться незаконному, необоснованному осуждению. Лишение права оспаривать такое осуждение явно умаляет достоинство личности. Между тем в соответствии со ст. 21 Конституции «ничто не может быть основанием для его умаления» (Постановление от 2 февраля 1996 г. № 4-П).

Неотъемлемой составляющей права на судебную защиту, включающего право на законный суд, является предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных судом ошибок посредством созданных для этого процедур, включая проверку судами вышестоящих инстанций законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими инстанциями.

В Определении № 1378-О КС констатировал, что отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с универсальным требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего критериям справедливости, умаляет и ограничивает данное право. Институциональные и процедурные условия такого пересмотра должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия. Однако выводы, изложенные в мотивировочной части определения, не вытекают из деклараций, приведенных в описательной части.

В связи с этим представляется целесообразным установить в УПК запрет на применение аналогии права или аналогии закона, если выявленный пробел ограничивает право лица на справедливое судебное разбирательство либо иным образом ограничивает право на защиту от судебной ошибки.

Считаю, что подход, согласно которому право на кассационный пересмотр судебного акта по уголовному делу может быть заменено его рассмотрением надзорной инстанцией, ни при каких обстоятельствах не может быть признан справедливым по следующим основаниям.

Несмотря на принципиальную схожесть «второй» кассации и надзора, участник уголовного судопроизводства утрачивает право на «первую» (сплошную) кассацию. Лишение права на личное участие в рассмотрении кассационной жалобы (представления) на условиях принципов непосредственности, устности и гласности, безусловно, ставит сторону уголовного судопроизводства в крайне неравное положение по сравнению с другими участниками, чье дело слушалось в порядке первой и апелляционной инстанций. Такое лишение не может рассматриваться как допустимое под предлогом сохранения установленных федеральным законодателем правил инстанционности.

Довод КС о том, что решение Судебной коллегии по уголовным делам ВС может быть обжаловано и проверено в надзорном порядке, процедурные особенности которого не могут рассматриваться как умаление права на судебную защиту или отступление от принципов равенства, справедливости и правовой определенности, также представляется спорным.

Действительно, положения ч. 1 ст. 401.15 (кассационный пересмотр) и ч. 1 ст. 412.9 (надзорная инстанция) УПК содержат идентичные основания для отмены или изменения приговора, определения или постановления суда – существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Однако практика показывает, что если постановление кассационного суда общей юрисдикции по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления) содержит практически исчерпывающий анализ доводов кассатора даже при отказе в удовлетворении жалобы, то постановление судьи ВС об отказе в передаче надзорной жалобы нередко ограничивается тривиальной констатацией отсутствия оснований для передачи дела на рассмотрение Президиума ВС.

В таком случае, исходя из приведенного в Постановлении ЕСПЧ по делу «Аникеев и Ермакова против России» подхода, для лиц, оказавшихся в ситуации, аналогичной той, в которой оказался заявитель жалобы, по которой вынесено Определение КС № 1378-О, исчерпание внутригосударственных способов защиты права происходит после вынесения судебного акта в апелляционной инстанции. Полагаю, с позиции ЕСПЧ и вопреки доводам КС, подача надзорной жалобы не обеспечивает тем самым эффективность института устранения судебной ошибки и не рассматривается в качестве действенного средства правовой защиты.

Рассказать:
Другие мнения
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнеры»
Интересы и мнение ребенка – разные категории
Семейное право
Всегда ли мнение психолога в споре о месте проживания детей является решающим?
20 Октября 2021
Косян Артем
Косян Артем
Адвокат АП Краснодарского края
Когда «неравноценность» – не порок
Арбитражное право и процесс
Развитие института оспаривания сделок по «банкротным» основаниям: опасные тенденции
19 Октября 2021
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов
Проблемы пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам
Уголовное право и процесс
Что поможет искоренить негативные тенденции практики
18 Октября 2021
Трезубов Егор
Трезубов Егор
Доцент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Кемеровского государственного университета, заместитель директора юридического института Кемеровского государственного университета по научной работе, к.ю.н.
Суд не должен восполнять пробелы административной процедуры
Административное судопроизводство
ВС заключил, что апелляционная комиссия вуза может быть административным ответчиком
14 Октября 2021
Багрян Арсен
Багрян Арсен
Адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверенный»
Неуведомление о смене выгодоприобретателя не влечет прекращение договора
Арбитражное право и процесс
Суд признал незаконным отказ страховщика выплатить сумму возмещения
12 Октября 2021
Луцкий Никита
Луцкий Никита
Младший юрист Адвокатского бюро КИАП
Влиятельные решения по корпоративным спорам
Арбитражное право и процесс
Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за III квартал 2021 г.
12 Октября 2021
Яндекс.Метрика